Ахундов Гусейн Мамедович
Ахундов Гусейн Мамедович
28.04.1921 — 06.02.2015

Ахундов Гусейн Мамедович — Биография

Гусе́йн Маме́дович Аху́ндов (28.04.1921, Балаханы, Азербайджанская ССР, СССР — 06.02.2015, Москва, Россия) — советский азербайджанский художник кино, член Союза художников СССР, киноактёр-эпизодник («Операция «Ы» и другие приключения Шурика», «Человек без паспорта», «Инспектор ГАИ»); участник Великой Отечественной войны.

Агагусейн Мамедович Ахундов родился 28 апреля 1921 года в апшеронском селе Балаханы в Азербайджане и вырос в солнечном Баку.

Художник кино, актёр. Член Союза художников СССР.

Участник Великой Отечественной Войны, дважды был тяжело ранен. Награждён медалью «За отвагу» (1944), орденом Отечественной войны II степени (1985), юбилейными медалями.

На фронт уходил студентом художественного факультета ВГИКа, и судьбе угодно было распорядиться так, что после ранения попал в Баку, где, едва поправившись, принял активное участие в работе над легендарным фильмом «Аршин мал алан».

Окончил художественный факультет ВГИКа в 1945 году и остался жить в Москве, став первым азербайджанцем, принятым в штат «Мосфильма», где работал с такими выдающимися мастерами советского кино, как Иван Пырьев, Григорий Александров, Александр Птушко, на фильмах «Идиот», «Белые ночи», «Весна», «Сампо», в двух десятках других картин.

Наибольшую известность как киноактёр-эпизодник получил в кинофильмах «Операция «Ы» и другие приключения Шурика» (1965), «Человек без паспорта» (1965), «Инспектор ГАИ» (1982).

«Операция "Ы" и другие приключения Шурика» (1965): «Славная роль в фильме "Операция "Ы" и другие приключения Шурика" — представительный высокий немолодой красавец cо скрипкой, пассажир автобуса, где хулиган Федя устроил побоище — помните, потом в отделении милиционер спрашивает свидетелей — "Подтверждаете?" — и герои Г.Ахундова и Р.Зелёной в один голос, с интонациями поборников справедливости и добропорядочных граждан, слаженно отвечают — "Подтверждаем!" И галстук-бабочка, и гордая осанка, и вообще — небольшая роль, но такая удачная!»

До середины семидесятых годов Гусейн Ахундов проработал в киностудии художником кино, разрабатывал эскизы декораций и киноплакаты, а потом… решил уйти. С одной стороны, полученное во время войны ранение часто давало о себе знать, с другой — он стремился вернуться в мир живописи, любимый им с самого детства. С тех пор художник неоднократно участвовал во Всесоюзных выставках, выставлялся и персонально, стал членом Союза художников СССР и секции живописи МОСХа.

Ушёл из жизни в возрасте 93 лет 6 февраля 2015 года в Москве.

________________________________________________________________________

Солдат рисует весну

Цепкий прищур, быстрые пасы руки с черным фломастером над белым листом. Через несколько минут готов портрет. Гусейн Ахундов провел сотни таких блиц-сеансов. Однажды на берлинской улице выстроилась длинная очередь желающих спортретироваться у него. Глаз художника устроен так, что схватывает не только явную выразительность, но часто и то неявное в характере, что модель предпочла бы оставить неявным. А иногда в его блиц-изображениях проступает лицо, какое у модели будет только через много лет; попозировал – и как будто у Ванги побывал…

– Лица с «ястребиным» профилем или с «сократовским» лбом рисовать легко, – говорит Гусейн Мамедович. – А вот когда острой выразительности в лице нет, сканируешь характер. Порой часами «разговариваешь» человека, чтобы тронуть в нем потаенные струны, пробудить эмоции, без которых портрет мертв как полароидный снимок…

Я сказал Гусейн муаллиму, что и у журналистов так бывает: диктофон крутится, вбирает и вбирает слова сидящего напротив, а ты понимаешь, что все они – мимо цели, беседа не получается, пока вдруг не вызреет и не зацепит интересная тема и не начнется настоящий разговор. «Значит, мы с вами почти коллеги», – лукаво засмеялся художник.

Минуло 87 лет с того дня, когда в апшеронском селе Балаханы он впервые увидел мир, в котором суждено ему было стать и храбрым солдатом, и замечательным художником. Гусейн муаллим вспоминает о теплом прибрежном песке, стелющейся лозе винограда, размашистой тени тутовых деревьев и вкусе янтарного инжира, с раннего детства определивших многие образные и смысловые ключи его творчества.

«А мы с тобой, брат, из пехоты…» – это и про него. Был солдатом той войны с первого дня; защищал Москву; под Курском получил тяжелое ранение – через два часа после того, как пуля нашла бежавшего рядом с ним в атаку земляка. Встретились в Москве случайно через 25 лет, Абдул Гусейнов, известный ныне исторический писатель и публицист, узнал в метро однополчанина. Но войну Гусейн Ахундов никогда не рисовал. Слишком, говорит, это кроваво и грязно, чтобы еще в искусство тащить. Есть стихи: «Сто раз я нажимал курок винтовки, и все же вылетали соловьи». У солдата ВОВ Гусейна Ахундова «соловьями» стали «вылетать» изумительные пейзажи и натюрморты, о чем еще будет сказано.

На фронт Гусейн уходил студентом художественного факультета ВГИКа, и судьбе угодно было распорядиться так, что после ранения в госпиталь он попал именно в родной Баку, где, едва оклемавшись, принял активное участие в работе над легендарным фильмом «Аршин мал алан». А уже после ВГИКа, который окончил в 1945-м и остался жить в Москве, работал с такими выдающимися мастерами советского кино, как Иван Пырьев, Григорий Александров, Александр Птушко, на фильмах «Идиот», «Белые ночи», «Весна», «Сампо», в двух десятках других картин. Он был первым азербайджанцем, принятым в штат «Мосфильма». Художник кино, он разрабатывал эскизы декораций и киноплакаты – и параллельно все больше отдавался живописи. Из-под кисти Гусейн муаллима выходили насыщенные чудесным светом и цветом пейзажи, изысканные натюрморты, сочетающие композиционную устойчивость «малых голландцев» и яркое колористическое буйство ранней «апшеронской школы». Участвовал в десятках московских выставок – в Манеже, в галерее на Кузнецком мосту, на Крымской набережной… Много работ в частных коллекциях в Польше. Член Союза художников СССР.

После знаменитого Игоря Грабаря азербайджанец Гусейн Ахундов – второй художник, кому были доверены реставрационные работы в московском дворце князя Юсупова. Отдельная тема – великолепные киноплакаты, которые он, бывало, делал по три в месяц, тогда как другие художники не всегда поспевали нарисовать один. По тем временам это был высокооплачиваемый художественный труд, каковое обстоятельство давало ему возможность не хвататься за любую «заказуху» и блюсти творческую независимость и свободу, без которых, убежден Гусейн муаллим, не может существовать настоящее искусство.

«Azeri» / «Азербайджанцы в России», «Алп Нур "АК"», 16.06.2008