Смысловский Евгений Константинович
Смысловский Евгений Константинович
23.11.1868 — 04.11.1933

Смысловский Евгений Константинович — Стена памяти

Это спам
Смысловский Владимир (12-03-2016) подарил(а):
Свеча

Это спам

Следующим, по дате рождения, представителем рода Смысловских был Смысловский Евгений Константинович родившийся 23 ноября 1868 года в г. Киеве. Воспитание он получает в 1-м Московском Кадетском корпусе. Вступает на службу юнкером рядового звания в Михайловское артиллерийское училище. Проходит путь унтер-офицера,портупей-юнкера и в августе 1888 года, по окончании курса наук в звании подпоручика назначается на службу в 3-ю гренадерскую артиллерийскую бригаду с прикомандированием к Л-гв. 1-й артиллерийской бригаде. 1-го октября 1890 года, по выдержанию приемного экзамена, зачислен в Михайловскую артиллерийскую академию. Заканчивает академию по 1-му разряду в 1893 году с присвоением звания – штабс-капитан и продолжает службу в своей бригаде. В октябре 1895 года назначается на должность старшего адъютанта управления артиллерии Гренадерского корпуса. Проходя службу на различных должностях в артиллерийских бригадах проходит путь до генерал майора (1910г) и командира 3-й гренадерской артиллерийской бригады. С 1912 по 1915 годы – старший офицер и начальник хозяйственного отдела Главного артиллерийского управления. С осени 1915 года – на фронте. С 1917 года занимал должность инспектора артиллерии Особой армии и в этом же году уже в звании генерал-лейтенанта выходит в отставку. За время службы в императорской армии удостоин следующих наград: Орден Св.Станислава 3-й ст.;Офицерский Крест румынского ордена Звезды; Орден Св.Анны 3-й ст.; Орден Св.Станислава 2-й ст.; Офицерский Крест итальянского ордена Короны; Кавалерийский крест французского ордена Почетного Легиона; Орден Св.Анны 2-й ст.; Орден Св.Владимира 3-й ст. с мечами. Свою службу в императорской армии Евгений Константинович совмещал и с педагогической деятельностью в качестве преподавателя физики в Технической Артиллерийской школе (1906-1908). Но самое главное – написал большое количество работ по артиллерии ( более 30 работ), которые издавались как в царское время, так и в Советское. Только перечисление этих работ, внедренных в службу артиллерии, заняло бы не одну страницу. По этим работам учились многие артиллеристы, как до революции, так и в Советское время. Так, очень лестно о нем отзывался Главный маршал артиллерии Воронов в своих мемуарах. Если бы я знал об этом при встрече с прославленным маршалом в 1965 году, когда я был приглашен с ним на беседу, посвященную 20-летию Победы в ВОВ!!! Может много бы я почерпнул из этой беседы и многое бы узнал из «первых уст» о моем двоюродном деде! Такие специалисты были нужны РККА и поэтому в ноябре 1918 года он добровольно, по приглашению Председателя Высшей Военной Инспекции, Председателя РВС Республики – Н.Подвойского, поступает на службу в РККА на должность Инспектора Артиллерии Высшей Военной Инспекции. В качестве начальника 11-того Отдела Артиллерийского Комитета ГАУ он занимается проектированием и усовершенствованием лафетов,повозок и принадлежностей разного рода связанных с оснащение артиллерии. Кроме этого он являлся с 1924 года в Военной Академии РККА - главным руководителем по артиллерии, по совместительству – преподаватель Военно-хозяственной академии по циклу артиллерийского снабжения и т.п. В 1927 году приказом по РВС СССР ему было присвоено звание преподавателя Высших Военных Учебных заведений РККА по тактике. Но не все так безоблачно было в жизни Евгения Константиновича. Уже 5 августа 1920 года он был впервые арестован органами ВЧК, но через две недели отпущен. Вот что пишет по поводу этих арестов украинский историк Я.Ю.Тинченко в книге «Галгофа русского офицерства в СССР 1930-1931г.г.»: «Несмотря на значительное усиление хорошо подготовленным кадровым составом, в августе 1920 года РККА потерпела тяжелое поражение под Варшавой. Вновь, как и год назад, начались массовые аресты военспецов, на сей раз – с польскими фамилиями. Самое интересное, что хватали всех без разбора, не особо считаясь с тем, поляк ли данный задержанный по происхождению, или нет. Еще более странно это выглядело, если учесть, что в русской армии поляки-католики не принимались в Академию Генерального штаба. Те же поляки, которые окончили академию, были либо православными, либо лютеранами, и уже поляками не считались. Но для большевиков такое понятие, как вероисповедание, не существовало. В результате в течении августа 1920 года были схвачены бывший генерал от инфантерии В.Н.Клембовский, помощники начальника Всероглавштаба бывшие генералы К.И.Рыльский и А.И.Мочульский, начальник оперативного управления генерал В.И.Левитский, сотрудник Артиллерийского управления генерал Е.К.Смысловский. Дошло до абсурда: был схвачен инспектор инженеров РККА прославленный генерал К.И.Величко, происходивший из старинного украинского рода. Всем им предъявляли традиционные обвинения: вредительство, предательство и шпионаж в пользу противника. Причем на плечи перечисленных генералов была переложена еще и неудача похода войск Тухачевского в Польшу». Но это были лишь цветочки, ягодки были впереди! Здесь я вновь обращусь к публикации Тимченко: «Осенью 1930 года часть преподавательского состава Военной академии перешла в академию ВВС, некоторые из профессоров разрывались между двумя вузами. И именно в этот момент ОГПУ начало повальные аресты военспецов по делу «Весна». Первыми были схвачены отставные военные А.Н.Галицинский, А.В.Новиков и Н.С.Беляев, поскольку санкцию на их арест в Наркомате обороны запрашивать было не нужно. Затем был арестован друг Владиславского Е.К.Смысловский и преподаватели Военной академии ВВС С.Г.Лукирский и Ф.Ф.Новицкий. Кроме того, вскоре попал в кутузку и В.Г.Сухов» Итак уже в ноябре 1930 года Евгений Константинович был арестован. Из материалов уголовного дела хранящегося в архиве СБ Украины видно как его ломали на допросах. Месяц он не давал никаких показаний, по крайней мере в документах это никак не отражено. Мало вероятно, что первый допрос с ним провели лишь 29 декабря и тут же он дает «признательные» показания. Скорей всего месяц допросы не документировались, т.к. ответы Евгения Константиновича не устраивали сотрудников JUGE// А вот уже в декабре он сознается, что занимая высокое положение в РККА являлся активным участником и даже одним из организаторов контрреволюционной организации, стоявшей на принципах восстановления монархического строя, восстановления капитализма и частной собственности. Суть этой деятельности сводилась к саботажу в военной промышленности /вплоть до организации взрывов на военных складах/, на педагогическом поприще – распространение упаднических настроений и подготовка Л\состава к вооруженному свержению советской власти при возникновении на границе военного конфликта. После свержения советской власти – установление военной диктатуры во главе с А.Е.Снесарева, который пользовался огромным уважением в военной среде. В допросах он упоминает фамилии Снесарева, Верховского,Лигнау, Зайончковского, Моторного, Новицкого, Сухова, Смысловского В.К. , Тихоцкого Н.Л. и др. Тайные собрания-совещания организации проводились на квартирах организаторов, где разрабатывались планы организации. Поддерживалась связь и с иностранным агентом /так и не установленным в ходе следствия, хотя Евгений Константинович постоянно обещал его назвать/. В ходе допросов ни на одном листе не называется ни одного конкретного факта контрреволюционной деятельности как самого Смысловского, так и лиц упомянутых им. Я бы сказал, на современном языке, «одна вода» написанная под диктовку. А вот как описывает эти собрания – совещания «заговорщиков» один из его участников – Владимир Николаевич Гатовский: «На встречах военспецы активно обсуждали создавшееся в СССР положение. Высказывали недовольство советской властью а именно – гонение на религию, коллективизацию и раскулачивание, изгнание из армии старых военспецов, девальвацию рубля и т.п. Кроме товарищеских вечеров были и чисто деловые встречи, проводимые одним из самых молодых русских кадровых генштабистов, прогрессивным преподавателем А.И.Верховским. Вот что они собой представляли. Вскоре после назначения Верховского Александра Ивановича главным руководителем тактики военной академии, начиная с 1924 по 1929 г. включительно в его квартире и по его инициативе проводились собрания старших руководителей кафедр Военной Академии. Эти собрания носили форму совещаний, на которых подводились итоги пройденного курса в Академии и определялись задания по кафедрам на последующий отрезок времени академического курса. Совещания устраивались раз в 3 месяца ежегодно и прекратились незадолго до ухода из академии Веховского…. Никаких протоколов совещаний не велось, но содержание их записывалось всегда Балтийским А.А….. После совещания устраивалось чаепитие.» Кто бы мог подумать, что совещания преподавателей, тративших собственное время на то, чтобы улучшить подготовку командных кадров для РККА, в ОГПУ были классифицированы как контрреволюционные собрания?! Допросы военспецов велись настолько «интенсивно», что уже к концу 1931 года обвиняемые «сознались в своей контрреволюционной деятельности». Об этой «интенсивности» говорит справка профессора Ив.Ю.Тарасевича выданная в феврале 1932 года: «Смысловский Е.К. страдает параличем правой половины тела с растройством речи на почве артериосклероза головного мозга. Больной вполне потерял трудоспособность, нуждается в постоянном врачебном наблюдении и лечении и не может находится без помощи» И хотя Евгений Константинович был приговорен к высшей мере наказания, но с заменой на 10 лет ИТЛ, отбывать наказание он не мог. Поэтому его в ноябре 1932 года его отдали на руки дочери, сказав «делайте с ним что хотите». Естественно от инсульта он не оправился и 4 ноября 1933 года Евгений Константинович умер в Москве. Место захоронения не известно И что с того, что со временем его реабелитировали?! Сломали ведь и его, и судьбу его детей. А Евгений Константинович был женат на Грановской Надежде Викторовне ( урожденной Демьяновой, дочери Статского Советника Виктора Демьянова). Для Надежды Викторовны это был второй брак. От первого брака за Грановским она имела дочь Екатерину, родившуюся 13 июля 1903 года. Брак Грановской с Евгением Константиновичем длился не долго, по неизвестной причине, в 1924 году он был расторгнут Хамовническим судом г.Москвы. От совместного же брака Евгений Константинович имел дочь – Смысловскую Наталью Евгеньевну ( по мужу Багрова) родившаяся 6.06.1909 г. К сожалению я немного не застал ее в живых. Она умерла в Москве в 1999 году. В Москве проживает ее внучка и следовательно правнучка Евгения Константиновича – Полунина Наталия Александровна 1966г.р. Мои неоднократные попытки встретится с ней не увенчались успехом. Слишком занятой она человек!!! Зато ее дети торговали семейными реликвиями его прадеда. Сама же Наталья Евгеньевна просила реабилитировать ее отца еще в 1962 году, но безрезультатно. Благодарю клейму «врага народа» она не смогла получить высшее образование. Соседи по дому, где она проживала, отзывались о ней как о высококультурной, интеллигентной женщине. Царство ей небесное! Так моя Родина отблагодарила Евгению Константиновичу за то, что он верно и честно служил ей!

Оставить слова памяти

Оставлять сообщения на стене памяти могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или выполните вход.
Владелец страницы: нет
Поделиться