Олсуфьев Адам Васильевич
Олсуфьев Адам Васильевич
27.01.1721 — 08.07.1784

Олсуфьев Адам Васильевич — Биография

Адам Васильевич Олсуфьев (1721—1784) — деятель Русского Просвещения, любитель литературы, покровитель оперы и театров, кабинет-министр и статс-секретарь императрицы Екатерины II. По чинам — действительный тайный советник, сенатор. Дед графа В. Д. Олсуфьева.

Происходил из рода Олсуфьевых. Сын обер-гофмейстера Василия Дмитриевича и жены его Евы Ивановны, урожденной Голендер, по происхождению шведки. При крещении получил имя Василий, но по воле императора Петра I, пожелавшего быть крестным, но опоздавшего к крестинам, был назван именем не употребительным у русских, Адамом. Поэтому у Адама Василия было два имени, но на всех актах и документах он подписывался Адамом.

Семи лет лишился отца и остался на руках матери, которая вскоре после смерти мужа вышла вторично замуж за полковника Венцеля. Венцель занялся его образованием и 17-го февраля 1732 г. определил его в только что тогда открытый Шляхетный Кадетский Корпус. Здесь Адам Васильевич пробыл семь лет, и успел обратить на себя внимание своими недюжинными дарованиями и способностью к языкам; поэтому, когда в 1735 году началась война с Турцией и фельдмаршал гр. Миних обратился в Корпус с просьбой дать ему молодого человека, знающего языки, выбор начальства сразу пал на молодого Олсуфьева. Он был выпущен из Корпуса с производством из капралов в поручики в армейский карабинерный полк и назначен состоять при Минихе для ведения его иностранной корреспонденции.

По окончании военных действий, во время которых он неотлучно находился при фельдмаршале, Олсуфьев перешел на дипломатическую службу и был назначен секретарем русского посольства в Копенгагене при посланнике бароне И. А. Корфе. Это заграничное пребывание Олсуфьева было очень продолжительно; он настолько обжился в Дании, что женился на датчанке, которая однако скоро умерла, не оставив ему потомства. Вернувшись в Россию и женившись вскоре на Марии Васильевне Салтыковой, Олсуфьев отчислился от копенгагенской миссии и поступил на службу в Коллегию иностранных дел к канцлеру Бестужеву.

Через родственников своей жены, в особенности через её брата — Сергея Васильевича Салтыкова, который пользовался большим расположением вел. кн. Екатерины Алексеевны, Адам Васильевич сделался известен молодой великой княгине и скоро встал в редкие ещё тогда ряды её приверженцев; он помогал великой княгине переписываться с её матерью, сношения с которой ей были строжайше запрещены, и снискал её расположение своим веселым уживчивым характером, остроумием и широкой образованностью. В ноябре 1756 г. Олсуфьев был произведен в действительные статские советники и сделан затем членом преобразованной им и Пуговишниковым в 1758 году, по поручению канцлера Воронцова, Иностранной Коллегии, а также личным секретарем императрицы Елизаветы Петровны.

С этого времени он стал быстро подвигаться по службе, и, по рекомендации кабинет-министра барона Черкасова, который по старости лет просил Императрицу об увольнении от дел, стал исполнять его обязанности, заведуя личными доходами Императрицы и Сибирскими золотыми и серебряными приисками, а после смерти барона занял его место, сделавшись кабинет-министром. Когда канцлер Бестужев подвергся опале, Адам Васильевич по должности кабинет-министра составил манифест об его увольнении. Положение Олсуфьева, как близкого к императрице лица, было в то время очень щекотливо среди трех враждовавших лагерей, то есть самой императрицы, наследника престола и молодой великой княгини. Надо было иметь много такта и ловкости, чтобы не раздражить той или другой стороны, и это ему удавалось вполне. Он не потерял доверия императрицы до последних дней её жизни и, находясь у постели умирающей государыни, имел случай ещё лишний раз убедиться в её большом к нему расположении; императрица одного его оставила у своей постели, делая предсмертные распоряжения наследнику и в его присутствии высказала великому князю свою последнюю волю. В то время Адам Васильевич был уже тайным советником и кавалером ордена Александра Невского.

У него веселый нрав, приятный и весьма тонкий ум, вид открытый, общительный; его легко можно принять за человека, любящего удовольствия, так как он действительно любит обеды, общество, музыку (которую он знает в совершенстве), театр и все, что к нему относится, но еще более он деловой человек... Он так искусен, так образован и даже столь необходим, кроме того, в нем так много очаровывающей любезности и качеств для общества и увеселений, что он, по всей вероятности, найдет способ нравиться их высочествам.

— французский дипломат Фавье

При новом царствовании он остался во всех своих должностях и званиях и неизменно сохранил милостивой отношение к себе императора Петра III. По воцарении же Екатерины II Олсуфьев получил в управление частную канцелярию императрицы. Назначенный 8 июля 1762 г. вместе с Тепловым и Елагиным статс-секретарем к императрице, он был введен в круг дел самого разнообразного характера. Денежные дела императрицы, секретные инструкции губернаторам и участие в ряде крупных государственных и частных дел императрицы — вот круг его деятельности. Весьма довольная его распорядительностью, императрица ценила труды Олсуфьева, и в январе 1763-го года назначила его сенатором в 1-й департамент Сената. В том же году он был привлечен к деятельному участию в переговорах по поводу торгового договора с Англией, и успел своим отношением к делу, знаниями и опытностью снискать весьма лестную характеристику английского посла, который в донесениях своему двору заявлял, что «считает Олсуфьева по способностям и образованию выше всех русских, с которыми он имел дело». 20 марта 1764 г. Олсуфьев уволился от обязанностей по принятию подаваемых на Высочайшее имя челобитных, но сохранил за собой все другие свои должности и продолжал находиться в числе самых близких лиц к императрице.

После обнародования знаменитого Наказа, Олсуфьева был избран депутатом в Комиссию о городах, выступил горячим защитником дворянских интересов, действуя в этом отношении заодно с историком князем М. М. Щербатовым. 8 января 1769 г. он был избран в числе девяти человек в Дирекционную комиссию. В звании сенатора Олсуфьев нередко принимал участие во многих крупных делах. Начав свою сенатскую практику в 1765 году первым докладом о необходимости отпуска ненужных при солеваренных заводах рабочих, Олсуфьев в 1766 году выступил с проектом о взимании с 1767 г. со всех живущих в Слободско-Украинской и других губерниях цыган подати в размере семи гривен. Отвлеченный другими занятиями от сенаторских обязанностей, Олсуфьев, назначенный 6 декабря 1767 г. присутствовать в 1-м департаменте, хотя и продолжал участвовать в заседаниях Сената, но не выступал с крупными докладами, и только в 1776 году, после продолжительного перерыва, в обстоятельном рапорте Сенату изложил противозаконные действия Тобольской Губернской канцелярии, которая размещала по Казенным заводам ясачных татар, остяков и других инородцев, не имея на то никакого права, и производила другие беззакония. Исследовав на месте этот вопрос, Олсуфьев 16 февраля 1782 г. в подробном докладе Сенату раскрыл злоупотребления по взиманию податей с приписанных к Колывано-Воскресенским солеваренным заводам и Барнаульским рудникам крестьян, указав при этом на отсутствие свободных паечных рабочих, благодаря чему многие рудники закрылись. Кроме того, Олсуфьев несколько раз выступал в Сенате с докладами о беспорядках и небрежном ведении дел в Юстиц-коллегии. Впрочем, несогласия и даже столкновения с некоторыми высшими административными лицами (между прочим, с генерал-прокурором кн. Вяземским) принудили неуступчивого Олсуфьева просить императрицу об увольнении его от присутствия в Сенате.

В 1782 году обнаружились беспорядки и злоупотребления в делах императорских театров; театры эти хронически стали давать дефицит правительству, которое и решило наконец учредить Комитет для урегулирования административной и финансовой стороны театрального управлении, обратив при этом внимание и на положение артистов. Во главе этого Комитета императрица поставила Адама Васильевича, назначив его 12 июля 1783 г. председателем. Его обязанности и компетенция были тщательно изложены в 44 пунктах, находящихся в рескрипте императрицы Олсуфьеву. Смерть, однако, помешала Олсуфьеву довести до конца порученное ему дело; он умер от водянки.

Современники сходятся в характеристике Адама Васильевича, изображая его человеком очень умным, общительным, не принимавшим активного участия в борьбе временщиков и не внушавшим потому к себе враждебного отношения. Иоганн Бернулли аттестует его как «человека выдающихся способностей, не только знающего различные языки, но даже и диалекты, и наречия оных в большом совершенстве». Несколько раз вспоминает про Олсуфьева на страницах своих записок Казанова:

Министр царского двора Олсуфьев пригласил меня отобедать в ресторане Локателли в Екатерингофе. Это было императорское предместье, которое царица пожаловала бывшему сценическому директору. Он был изумлён, увидев меня, а я был не менее того изумлён, узнав, что он заделался ресторатором. Ежедневно он давал отменные обеды всем, кто был в состоянии заплатить за них рубль, не считая вина. <...> Он усердный поклонник Венеры и Бахуса и единственный между русскими барами, который, чтобы сделаться писателем, не имел надобности читать Вольтера. Он учился в Упсальском университете и без малейших притязаний испытывал свои силы во всех родах литературы.
Владелец страницы: нет
Поделиться