Анджелис Элио де
Анджелис Элио де
26.03.1958 — 15.05.1986

Анджелис Элио де — Биография

Элио де Анджелис (итал. Elio de Angelis, 26 марта 1958, Рим — 15 мая 1986, Марсель) — итальянский пилот Формулы-1. За восемь лет в чемпионате дважды побеждал, неоднократно занимал место на подиуме. Был весьма популярен среди болельщиков в 80-е годы, за аккуратное поведение на трассе получил прозвище «Последний честный игрок» (англ. last gentleman player). Попав в аварию на тестах в Ле-Кастелле, не смог вовремя выбраться из загоревшейся машины без посторонней помощи и умер на следующий день от отравления продуктами горения.

Ранние годы

Де Анджелис родился в Риме в 1958 году в богатой семье. Его отец, Джулио де Анджелис, был поставщиком и гонщиком спортивных катеров, завоевавшим множество титулов в этом виде спорта в 60-70-е годы. Финансовые возможности семьи частично облегчили Элио начало гоночной карьеры. Как и многие пилоты, начал он с картинга, после чего в 1977 перешел в итальянскую Формулу-3. Третью же для себя гонку он выиграл, а в конце сезона смог победить и в борьбе за титул. В европейском чемпионате той же Формулы он стал седьмым. На следующий год он перешел в Формулу-2, где выступал за Минарди, провел одну гонку в Британской Формуле-1, а также выиграл престижный Гран-при Монако Формулы-3. Эти нешуточные успехи на трассе, а также спонсорская поддержка позволили ему получить место в Формуле-1 — в команде Шэдоу (англ.).

Формула-1

Место для дебюта было выбрано не очень удачное — лучшие дни команды прошли, а перед началом ей был нанесен и вовсе мощный удар — большая группа конструкторов во главе с Джеки Оливером покинула ее ряды, прихватив с собой чертежи болида. Тем не менее, в условиях ограниченного бюджета и при наличии не очень быстрой машины, Элио смог извлечь максимум из данного. Он регулярно финишировал в десятке сильнейших, а в последней гонке сезона и вовсе финишировал четвертым. Все это позволило ему в следующем, 1980 сезоне, перейти в легендарную команду Лотус.

Итальянец оправдал ожидания, заняв уже во второй гонке второе место, проиграв лидеру, Рене Арну, всего лишь 24 секунды. В дальнейшем, в сезоне он еще трижды финишировал в очках, набрал их 13, и совершенно затмил собственного партнера — титулованного Марио Андретти, который смог заработать лишь одно. Следующий сезон стал для де Анджелиса не менее успешным — он регулярно финишировал в очках и почти вдвое опередил по их числу партнера, Найджела Мэнселла. В Австрии он победил, опередив будущего чемпиона Кеке Росберга на считанные мгновения — всего на 0,05 секунды.

Третий сезон в команде Чепмена выдался для Элио трудным. Команда сменила проверенный годами Cosworth DFV на турбированный мотор Рено, и весь сезон промучилась с проблемами надежности. Начав сезон с дисквалификации за позднюю смену мотора, де Анджелис регулярно квалифицировался в первых рядах, на Гран-при Европы завоевал поул, но до финиша добрался всего дважды. Очки заработать удалось лишь на родном этапе в Италии, где он занял пятое место.

Следующий, 1984 сезон, стал более успешным - команда, наконец, справилась с проблемой надежности, и Элио стал регулярно набирать очки. Лучшим результатом для него стало второе место в Гран-при Детройта. Многое о стабильности пилота говорит тот факт, что, заняв третье место в чемпионате, он стал единственным не побеждавшим среди первых пяти пилотов. Одно время он и вовсе лидировал в чемпионате, а всего в сезоне заработал 34 очка.

Статус Элио, как первого пилота команды, до того незыблемый, пошатнулся после прихода в команду многообещающего молодого пилота Айртона Сенны. Вдохновленная талантами бразильца, команда уделяла почти все внимание ему и, как следствие, в чемпионате де Анджелис впервые за долгое время проиграл напарнику. Более того, Сенна выиграл дважды, в том числе, в Португалии, где он в дождевых условиях на круг опередил всех, кроме одного гонщика. По сравнению с этим единственная победа Элио, и то доставшаяся ему после дисквалификации Проста, выглядела неутешительно. Следует заметить, что после ухода итальянца, Сенна не дал команде взять на освободившееся место конкурентоспособного Дерека Уорика - вместо него взяли обладающего внушительным титулом, но не хватающего звезд с неба аристократа Джонни Дамфриза. Британец, в свою очередь, был изгнан из команды столь же легко, как и принят, когда Хонде, поставлявшей команде моторы, потребовалось посадить за руль своего протеже Сатору Накаджиму.

Уйдя из Лотуса, в котором он провел почти всю карьеру — шесть лет! — де Анджелис устроился в команду Брэбем, команду Формулы-1 не менее известную. В ней он заменил Нельсона Пике, к тому времени двукратного чемпиона мира.. Команда, работавшая над очередной революционной идеей конструктора Гордона Марри, как обычно бывает в таких случаях, страдала от всевозможных неполадок. Реализация идеи, автомобиль Btabham BT55, отличался сверхнизким профилем, что позволяло существенно уменьшить фронтальное сопротивление, вместе с тем увеличив прижимную силу. Автомобиль был надежен, а вот двигатель - нет. Для того, чтобы вместить его в машину, пришлось увеличить угол развала цилиндров до 72 градусов, что в свою очередь привело к проблемам с циркуляцией масла. Это еще более увеличивало "запаздывание турбо", которое у моторов BMW и так было относительно немаленьким. Команда пыталась бороться с проблемами, но на тестах в ле-Кастелле случилась трагедия.

Гибель

Тесты проходили на французском автодроме Поль Рикар всего через неделю после Гран-при Монако, где Элио в очередной раз сошел. После прохождения быстрой прямой под нагрузкой заднее антикрыло Brabham BT55 оторвалось, болид потерял прижимную силу, перелетел через отбойник и перевернулся. Сам по себе удар не причинил вреда де Анджелису, но выбраться самостоятельно он не мог. Ситуация усугублялась тем, что на трассе отсутствовали маршалы, как и вообще кто-либо, кто мог оказать помощь. Непосредственными свидетелями аварии были лишь двое механиков Бенеттона, устанавливавшие датчики в конце пит-лейн. Через минуту на место аварии подъехал Алан Джонс, который тем не менее не мог ничего сделать один и был вынужден просто стоять и смотреть.

Вскоре появились Прост и Мэнселл, но к этому моменту уже разгорелось пламя и стало невозможно не то что перевернуть, а даже подойти к машине. Наконец, явился маршал, экипированный лишь в футболку и шорты, зато вооруженный огнетушителем. Попытка потушить пламя сделала все только хуже: по воспоминаниям Джонса, большая часть струи отправилась не на огонь, а прямо в кокпит, что еще ухудшило и без того плохое состояние гонщика. Подъехавший пожарный автомобиль тоже не мог сразу приступить к тушению — не хватило длины шланга, чтобы дотянуться до машины. Наконец, после десяти минут задержки Элио был извлечен из машины. Еще полчаса потребовалось, чтобы прибыл медицинский вертолет, отвезший гонщика в госпиталь в Марселе.

Поначалу казалось, что итальянец легко отделался — из всех повреждений у него имелся лишь перелом ключицы и легкие ожоги на спине, но через 29 часов он умер от отравления продуктами горения, которые вдыхал, пока находился в машине. Элио стал последним гонщиком, погибшим в аварии Формулы-1 вплоть до гибели Ратценбергера в Гран-при Сан-Марино 1994 года. По иронии судьбы, его место в Брэбеме занял Дерек Уорик — тот самый, кто не смог занять его место в Лотусе. Ходили слухи, что приглашение британца было вызвано тем, что он оказался единственным нетрудоустроенным гонщиком, кто не предложил своих услуг шефу команды Берни Экклстоуну непосредственно после аварии.

Гибель гонщика имела непосредственный эффект на безопасность гонок. По инициативе президента ФИА Жана-Мари Балестра были введены ограничения на мощность двигателей, а автодром был урезан вдвое — в результате быстрая связка поворотов Verrerie, где случилась авария, был превращен в медленный поворот. Эти меры, несомненно снизившие вероятность тяжелой аварии, в действительности не принимали во внимание основную причину катастрофы: не выдерживавшее никакой критики обеспечение маршалами и медиками. Позднее во время Гран-при Франции на том же автодроме только проворство Филиппа Стрейффа уберегло его от травм — его автомобиль, загоревшийся из-за технических неполадок, сгорел почти полностью, а пожарный автомобиль сначала отправился в неверном направлении, а потом залил пеной полтрассы, а не автомобиль.

По иронии судьбы, Элио не любил тестов, считая, что пилоты и так имеют достаточно возможностей попрактиковаться во время официальных уикендов. За подобные взгляды однажды его даже отчитал Колин Чепмен. Гибель его на тестах привела впоследствии к кардинальному изменению порядка обеспечения гонок медиками. Возможно, за отсутствие последствий аварии Герхарда Бергера в Имоле в 1989 следует благодарить именно его — австрийца извлекли из машины буквально за секунды.

Интересные факты

Помимо высоких гоночных способностей, Элио был одаренным пианистом, способным выступать на концертном уровне, а также прекрасно импровизировать. Во время забастовки пилотов в 1982 он вместе с Жилем Вильнёвым целый вечер развлекал игрой на пианино запершихся в отеле гонщиков.

Владелец страницы: нет
Поделиться