Лиепа Марис-Рудольф Эдуардович
Лиепа Марис-Рудольф Эдуардович
27.07.1936 — 26.03.1989

Лиепа Марис-Рудольф Эдуардович — Биография

Ма́рис-Рудо́льф Эдуа́рдович Лие́па (латыш. Māris Rūdolfs Liepa; 27 июля 1936, Рига — 26 марта 1989) — советский латвийский солист балета, балетмейстер, балетный педагог, актёр кино. Народный артист СССР (1976). Лауреат Ленинской премии (1970).

«В семье Эдуарда и Лилии Лиепы я был вторым ребёнком», — написал он много лет спустя в книге «Вчера и сегодня в балете». Отец в молодости пел в либавском хоре, потеряв голос, работал мастером сцены в рижском театре оперы и балета. В доме бывал директор театра Рудольф Берзиньш; он предложил Марису петь в хоре мальчиков в постановке оперы «Кармен»; так состоялся сценический дебют. Однако по совету ещё одного друга отца, Болеслава Милевича, Мариса отдали в рижское хореографическое училище на улице Смилшу, где бывший танцовщик Милевич состоял завучем. И хотя мать мечтала, что сын станет преуспевающим врачом, отец настоял на своём, желая, чтобы хилый мальчик окреп и развился физически.

В училище преподавали артисты балета; солист Валентин Блинов первым обратил внимание на маленького Мариса как на будущего характерного танцовщика. В 13 лет Марис уже танцевал не только роли в детских балетах, но и выступал во взрослых партиях, исполняя краковяк и мазурку в «Бахчисарайском фонтане», сегидилью в «Дон Кихоте», китайского кули в «Красном маке», половецкого мальчика в опере «Князь Игорь», страшилище в «Аленьком цветочке». А в «Ромео и Джульетте» Марис исполнил роли Шута, друга Тибальда, слугу Монтекки и юношу из толпы. Всего таких ролей в биографии актёра было около сотни. Наряду с работой Лиепа занимался спортивной гимнастикой и плаванием, завоевав титул чемпиона Латвии по плаванию вольным стилем на средние дистанции.

Весной 1950 года несколько учеников и в их числе Марис Лиепа были направлены на Всесоюзный смотр хореографических училищ в Москве. Вместе с Галиной Ждановой и Интой Карулис он танцевал па-де-труа из «Щелкунчика» и «Мазурку» в постановке своего учителя Блинова. Рижское училище заняло на смотре первое место вместе с училищами Москвы, Ленинграда и Алма-Аты. Три года спустя, набирая мужской класс, Николай Тарасов пригласил в Москву Мариса Лиепу и 2 сентября 1953 года 17-летнего рижанина приняли в Московское хореографическое училище. Театр не дал ему стипендии, и родители продали дачу на Взморье, чтобы сын мог учиться. И за два года учёбы Марис Лиепа не пропустил ни одного урока, аккуратно приходя за 10 минут до начала. Первое время его прочили на амплуа характерного танцовщика, не ведая, что в своём дневнике он уже записал: «Я буду танцевать принца Зигфрида в „Лебедином озере“». И в конце первого полугодия заработал «пятёрку» по классическому танцу. Ему разрешили подготовить два па-де-де — из «Щелкунчика» и «Дон Кихота». 1 мая 1955 года на выпускном вечере Марис Лиепа станцевал спектакль «Щелкунчик» целиком. Спектакль прошёл на сцене филиала Большого театра (ныне Театр оперетты). В рецензии значилось: «из мужского состава выделяется Марис Лиепа, танцовщик с прекрасными внешними данными и отличной техникой, одинаково сильный и в сольном танце, и в дуэте». Однако отличника не приняли в Большой театр, разъяснив, что национальные кадры должны закрепляться на местах. И Лиепа вернулся в Ригу. В Москву он вновь приехал через полгода; в столице проходила декада латышского искусства. Марис Лиепа был занят в балете «Лайма», где танцевал русского воина Никиту, и в «Сакте свободы», где предстал в роли деревенского музыканта Тотса, в финале гибнувшего от ножа злодея. Юноша понравился Майе Михайловне Плисецкой; её отзыв в «Известиях» был весьма благосклонным, а вслед за отзывом последовало приглашение в партнеры для участия в Днях культуры СССР в Венгрии. В Будапеште Лиепа танцевал заветную партию Зигфрида в «Лебедином озере», хотя на генеральной репетиции получил серьёзную травму левой голени. Летом Марис Лиепа лечил ногу в Сочи, куда приехал на гастроли МАМТ имени К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Прямо в Сочи главный балетмейстер В. Бурмейстер принял Лиепу на работу с окладом премьера в 2000 рублей. С Ригой Марис Лиепа простился надолго. Под началом Бурмейстера он работал 4 года, станцевав Зигфрида, Конрада в «Корсаре», Лионеля в «Жанне д’Арк», Синдбада в «Шехеразаде». Московские балетоманы начали ходить «на Лиепу» и после спектакля дожидаться у подъезда, протягивая программки для автографа. А участие в конкурсе во время VI Всемирного фестиваля молодёжи и студентов принесло Лиепе золотую медаль. Председателем жюри была Г. С. Уланова.

Летом 1960 года Марис Лиепа вместе с коллективом Большого театра побывал на гастролях в Польской Народной Республике, где танцевал с Ольгой Лепешинской. После гастролей последовало приглашение в легендарную труппу. Позже Лиепа узнал, что решил свою судьбу, задав главному балетмейстеру Лавровскому вопрос: «Что я буду танцевать», не спросив ни о зарплате, ни о квартире. Официальный дебют состоялся в начале сезона 1960/1961 годов в партии Базиля в балете «Дон Кихот»; вскоре Лиепа перетанцевал почти весь тогдашний репертуар: «Тропою грома», «Жизель», «Раймонду», «Лебединое озеро», «Золушку», «Шопениану», «Ночной город», «Ромео и Джульетту» и «Спартака» в своеобразной постановке Леонида Якобсона. В роли Ромео Марис Лиепа впервые выступил в Лондоне на сцене Ковент-Гардена в 1963 году; в том же году его пригласили преподавателем в Московское хореографическое училище. «Уча других, я учился сам», — заявит артист позднее. Выпустив шесть учеников из взятого класса, Лиепа стал преподавать классический дуэт. В 1973 году его ученики приняли участие в творческих вечерах учителя на сцене Концертного зала «Россия».

В 1964 году в Большой театр пришёл новый главный балетмейстер Ю. Н. Григорович. Поначалу сотрудничество складывалось удачно; в балете «Легенда о любви» Марис Лиепа станцевал Ферхада. В «Спартаке» он получил партию заглавного героя, но вскоре Григорович перепоручил ему роль Красса и работал над ней, ориентируясь на индивидуальность актёра. Успех превзошёл все ожидания, в 1970 году творческая группа балета удостоилась Ленинской премии. В 1966 году Лиепа восстановил балет Фокина «Видение розы» на музыку Вебера и получил возможность показать его на сцене Большого театра. Триумфальные гастроли по всему миру, работа с зарубежными и советскими знаменитыми танцовщицами, масса поклонников, в семье подрастают дочь Илзе и сын Андрис; они тоже учатся в Московском хореографическом училище. Английская критика нарекает Мариса Лиепу «Лоуренсом Оливье» в балете. В 1971 году за исполнение роли Альберта в «Жизели» Серж Лифарь вручил Лиепе премию имени Вацлава Нижинского.

Но благополучная биография неожиданно обрывается. Нелицеприятные высказывания Лиепы об уровне хореографии в новых балетах не понравились Григоровичу, а статью, опубликованную в «Правде» в декабре 1978 года, балетмейстер не простил никогда. Он не находит Лиепе места в новых версиях «Лебединого озера», «Ромео и Джульетты», в «Иване Грозном», в «Ангаре». За 14 последних лет в Большом театре Лиепа танцует лишь четыре новые партии: Вронский и Каренин в «Анне Карениной», Принц Лимон в «Чиполлино» и Солист в балете «Эти чарующие звуки». В 1963-80 преподавал в Московском хореографическом училище.

Он пытается найти себя в новом деле, благо, опыт был. В кино Лиепа впервые снялся в 1969 году, станцевав Гамлета в одноименном фильме-балете. В 1972 году играет князя Всеслава в историческом фильме «Могила льва». в 1973 году — Джека Уиллера в фильме «Четвёртый». Для фильма «Четвёртый» ставит оригинальный хореографический номер, который сам называет «Икаром на три минуты». Далее следует бесцветный фильм-балет «Имя твое», сериал «В одном микрорайоне», несомненная удача — роль Хиггинса в фильме-балете «Галатея» по пьесе Шоу «Пигмалион» и целый букет забавных образов в «Бенефисе Людмилы Гурченко». После «Бенефиса» некоторые коллеги по театру заявляют: «Нам за тебя стыдно!» Свое 40-летие Марис Лиепа отмечает в Афинах, впервые исполняя партию Хозе в балете «Кармен-сюита» на сцене античного театра. В 1977 году в Дании Лиепа танцует Гирея в «Бахчисарайском фонтане», а в Исландии Клавдио в балете «Любовью за любовь». В Австралии Лиепа выходит на сцену Гансом в Жизели. Творческие вечера в Москве по-прежнему собирают огромную аудиторию. Год Лиепа работает с балетмейстером Борисом Эйфманом, танцуя Рогожина в балете «Идиот» и Солиста в «Автографах». Первое исполнение Рогожина состоялось на сцене Дворца Съездов в июне 1981 года; в этот же день Андрис Лиепа удостаивается золотой медали на IV Международном конкурсе артистов балета.

Заканчивая ГИТИС, Марис Лиепа ставит в Днепропетровске «Дон Кихота». Конечно, гастроли. В Ригу, куда Лиепа едет с молодой балериной Семизоровой, срочно звонят из Большого, запрещая ей танцевать Жизель. Спектакль заменяют «Лебединым озером», а на следующий день Жизелью становится Сармите Яксе. Вскоре Лиепа оставляет семью и переезжает в крохотную комнатушку Семизоровой в доме на Большой Спасской. Роскошная квартира на улице Неждановой остается предыдущей жене и детям. Новый брак оказывается крайне неудачным и недолговечным; он распадается по инициативе Семизоровой. 30-летие творческой деятельности Марис Лиепа празднует в Болгарии. В Софийской Народной Опере он ставит «Спящую красавицу» и танцует там злую фею Карабос и величественного короля Флорестана. Но перед отъездом в Софию Лиепа последний раз выходит на сцену Большого. 28 марта 1982 года он танцует Красса, его последний партнёр-Спартак — техничный, молодой и мощный Ирек Мухамедов. Последний триумф завершается решением художественного совета о профнепригодности танцора. Коллеги не желают или не могут противостоять всесильному Григоровичу.

Осенью 1986 года Марису Лиепе не доверяют вакантный пост балетмейстера в Рижском оперном театре и не позволяют создать в Риге новый театр балета на Тихой улице. Министр культуры Латвии Раймонд Паулс вмешаться не хочет, зато Моссовет принимает решение: создать Театр Мариса Лиепы в столице. В «Советской культуре» 4 марта 1989 года появляется объявление о конкурсе в театре «Балет Мариса Лиепы». Он должен состояться 15 марта. А 27 марта 1989 года газеты публикуют некролог о смерти накануне Мариса Лиепы. В Москве говорят: охранник не впустил его в Большой театр и отобрал пропуск; вот сердце и не выдержало.

Опубликованы фрагменты его дневника: «Бесперспективность… Для чего ждать, жить, быть?» Последняя московская квартира Мариса Лиепы находится на улице Матросская Тишина — «между тюрьмой и сумасшедшим домом», как горько шутил он сам. Почти неделю идет борьба за место прощания с Лиепой. Лишь после вмешательства Союза Театральных деятелей 31 марта 1989 года гроб устанавливают в фойе Большого театра неподалеку от сцены, на которую он выходил больше 20 лет.

Похоронен в Москве на Ваганьковском кладбище. На Большом кладбище в Риге, рядом с могилами родителей Лиепы, есть кенотаф с надписью «Марис Лиепа, который вдали».

Владелец страницы: нет
Поделиться