Зубков Анатолий Николаевич
Зубков Анатолий Николаевич
03.07.1924 — 30.12.1997

Зубков Анатолий Николаевич — Биография

Анато́лий Никола́евич Зубко́в (3 июля 1924, Киев — 30 декабря 1997, Москва) — лингвист, специалист по хинди, полиглот (12 языков), пропагандист эсперанто, первый дипломированный йог высшей квалификации в Советском союзе, популяризатор и пропагандист Хатха-Йоги, президент Всесоюзной Ассоциации Развития Человека (восточных оздоровительных систем) и почётный представитель от СССР в Международном Всемирном Союзе Йоги.

Детство

Семья Зубковых оказалась в Киеве проездом, когда родился Анатолий. Его отец — Зубков Николай Матвеевич, после гражданской войны, которую он закончил в армии Котовского, приехал в Ленинград, где поступил в институт Кинематографии. Мать Толи Мария Алексеевна работала чертёжницей в одном из учреждений города.

Для маленького Толи была нанята бонна (няня-гувернантка) — бывшая фрейлина Николая II, от которой он получил первоначальные знания немецкого языка. По достижении 7-летнего возраста Толю определили в знаменитую по тем временам гимназию «Петришуле», в которой он учился только до 4 класса в связи с тем, что его отца после окончания института направляют в Сталинабад (Душанбе) заведующим лабораторией звукозаписи.

Война

Сразу после окончания школы в грозном 1942 г. А. Н. Зубков добровольцем уходит на войну. Его направляют на Ленинградский фронт и, как одного из самых способных, отправляют на учёбу в Военно-медицинскую академию. Однако он подаёт рапорт за рапортом с просьбой, чтобы его оправили обратно на фронт, где, как он считает, могут оказаться полезными его знания языков.

Путь от простого переводчика до начальника штаба крупного подразделения переводчиков отнюдь не был простым. Помимо огромной нагрузки и бессонных ночей приходилось неоднократно бывать на фронте, сопровождать отдельные группы командования на фронт.

Учёба и работа

Но в 1946 году Анатолий Николаевич пишет рапорт за рапортом с просьбой о демобилизации и отправки его обратно в Сталинабад — его неудержимо влекут восточные языки. Не сразу, но его просьбу удовлетворили. Вернувшись в Сталинабад, Анатолий Николаевич поступает в Педагогический институт им. Т. Г. Шевченко на немецкое отделение кафедры иностранных языков и в течение года (экстерном) заканчивает два с половиной курса. Одновременно, под личным руководством проф. Андрея Николаевича Завадского-Краснопольского изучает санскрит. В 1947 году эти уроки заканчиваются — отца Анатолия переводят в Крым, директором кинофабрики в Ялте. А осенью того же года Анатолий Зубков уезжает в Москву поступать в Институт востоковедения. В том, что он поступит, его друзья не сомневались, они считали, что ему удавалось всё, за что бы он ни брался. Даже в вопросах любви.

Случайно увидев причёсывающуюся перед зеркалом девушку, он решает для себя, что именно она станет его спутницей жизни. И через полгода Роза Васильевна становится его женой. Это не удивительно: начитанный, с необыкновенно широким кругозором (студенты группы за глаза звали его «магом» за многочисленные необычные истории, которые он им рассказывал), несмотря на весьма бедный внешний вид, этот молодой человек, прошедший войну и награждённый орденами и медалями, отлично играл на аккордеоне и явно выделялся из окружающих его товарищей.

Учится он на отлично. Уже во время учёбы, как лучший из лучших, прекрасно владеющий языком хинди, он работает с первой в истории Советского государства официальной делегацией Индии, приехавшей в Москву, и даже путешествует с ней по Кавказу.

В 1952 году Анатолий Николаевич оканчивает институт с квалификацией индолога (страноведа по Индии и Пакистану) по специальности: индийский язык хинди со знанием английского языка. К этому времени он владеет несколькими наречиями индийских языков и идёт работать преподавателем в Военную Академию Советской Армии Министерства Обороны СССР — учреждение совершенно секретное. Кстати, именно поэтому многие его книги — учебники и вспомогательная литература по хинди — не издавались в «официальных» издательствах. Здесь он много работает. В это же время в семье Зубковых рождается сын Виталий. В 1956 году Анатолия Николаевича принимают в члены КПСС.

После 1959 года А. Н. Зубков вынужден уйти из Академии в силу прекращения в ней преподавания хинди и пойти работать в Министерство иностранных дел. Но уже в 1961, пройдя официальный конкурс, он занимает место старшего преподавателя на кафедре Восточных языков в Институте стран Азии и Африки — отдельном, тогда ещё достаточно самостоятельном факультете МГУ. Работает старшим преподавателем языка хинди, пишет диссертацию на тему «Общие вопросы индийской антропонимики хиндоязычного ареала».

Индия

В 1963 году от Министерства высшего и среднего образования его, фактически «невыездного», вместе с семьёй на 4 года по культурному обмену направляют работать в Индию. Его задача преподавать русский через хинди в Университете г. Лакхнау (столице штата Уттар-Прадеш, примерно в 200 км от Дели).

А спустя примерно месяц — полтора после приезда Зубковых в Индию один из преподавателей Лакхнаусского университета, биолог, кандидат наук Чананг Синх рассказывает Анатолию Николаевичу о том, что занимается йогой (причем, что удивило Анатолия Николаевича, не философией, а практикой). Он приглашает Анатолия с женой в ближайшие же дни посетить (с чисто ознакомительной целью) место, где проходили занятия. И эта простая экскурсия существенно скорректировала всю дальнейшую жизнь Зубковых.

Впечатление произвело не только, и даже не столько увиденное и услышанное, сколько личность самого их будущего Гуруджи — Шри Рам Кумар Шармы. Путь пользы для людей, который не приносит ни широкой известности, ни богатства, был ведущим в жизни Рам Кумара. «Блестящий педагог, великолепно знающий людей и свою профессию, он старался отдать своим ученикам максимум из того, что знал сам, а знал он немало» — по определению своего ученика А. Н. Зубкова. Этим же путём шёл и Анатолий Николаевич.

Вопрос преемственности этого знания теперь скрыт туманом времени. Сам Шарма-джи утверждал, что считает своим Учителем Свами Шивананду (на первой странице его книги, вышедшей в 70-х на хинди имеется только иконографическое изображение с короткой надписью «сампарна» — учитель). Но та тонкая уникальная система, соединяющая в себе интуитивно осознанную физиологию и индийскую философию, вырастающую из идеи ненасилия, и направленная не на «растяжку» или «расслабление», а на внутреннюю очистку тела и психики, которую он преподавал, сейчас фактически утрачена, заменена идеей повсеместного спорта и фитнеса. И это несмотря на то, что в конце 1960-х — начале 70-х на всеиндийских конгрессах йоги именно эта система дважды признавалась наиболее эффективной, более того, была рекомендована (и это затем было закреплено на уровне распоряжения индийского правительства) в качестве базовой системы физподготовки в армии, полиции и школе.

Семья Зубковых стала учиться йоге. И через 4 года, в 1967, после сдачи непростых и очень строгих экзаменов, они вернулись на Родину с сертификатами: Анатолий Николаевич с сертификатом йога, дающим право учить йоге и лечить с помощью йоги и Роза Васильевна — с правом преподавать. Теперь перед первым в нашей стране дипломированным йогом высшей квалификации встала непростая задача — передать (с разрешения своих учителей) полученные знания людям. Отныне значительная часть жизни Зубковых была неразрывно связана с йогой.

Становление йоги в России

В том же 1967 г. Анатолий Николаевич случайно встречается в Нальчике с корреспондентом журнала «Сельская молодёжь» г. Полковниковым. И вот, несмотря на то, что «Хрущёвская оттепель» уже фактически заканчивалась, журнал решился… Были напечатаны вводная статья и четыре «Урока» (из шести запланированных), пока журнал «Человек и закон» не начал вести борьбу с «вредоносным учением». Это разительно изменило жизнь А. Н. Зубкова.

Пошёл поток писем. Люди приезжали в Москву, звонили (зачастую в три часа ночи, изъявляя готовность приехать к ним домой прямо сейчас на такси), приходили по месту работы и ждали у аудитории окончания лекций. Кто для консультации, а кто и просто чтобы поблагодарить, сказать: «Вы спасли меня и мою семью».

Его приглашали вести лекции во многих городах страны, «и делал он это блестяще». Он читал их по 4 — 5 часов без перерыва (со своим знаменитым стаканом воды для питья «по йоговски»). И конечно вёл «группы». По той методике, с которой приехал из Индии, опираясь на три основных, «золотых» правила йоги: последовательность, постепенность, чувство меры во всём. Но, несмотря на такую постепенность, внешне чрезвычайную медлительность метода за счёт постепенной очистки и накопления изменений во всех системах организма, в конце курса каждый ученик к своему удивлению обнаруживал, что усвоена масса поз, упражнений, процедур, что самочувствие значительно улучшилось, или же недуги исчезли вовсе. У Анатолия Николаевича учились такие известные впоследствии преподаватели йоги, как С. В. Кукалев, А. П. Очаповский, В. А. Бабушкин.

Следует отметить, что это было непростое время. И пропаганда йоги (которая делалась отнюдь не для заработков или приобретения известности) в то время требовала определённого мужества и огромных затрат сил и нервов. Достаточно вспомнить о вызове Анатолия Николаевича на Петровку 38, где ему предъявили «на опознание» гору материалов «самиздата», якобы принадлежавших его перу.

И всё же Анатолий Николаевич работал, как делал это всю свою жизнь, постоянно и самоотверженно. При этом его интересы не ограничивались одной Хатха-йогой. Он писал книги и статьи (далеко не только по йоге — всего у него более 30 печатных работ), преподавал, выступал с лекциями, был автором сценария нашумевшего в своё время фильма «Индийские йоги — кто они?», занимался радиолюбительством (начинал ещё в 1937 г., а примерно с 1980 был председателем КДК секции наблюдателей, а одновременно и казначеем этой секции в Московском городском спортивно-техническом радиоклубе), много читал, пропагандировал эсперанто (был членом Комиссии по координации межкультурных связей советских эсперантистов при СОД’е, а находясь ещё в Индии, основал Всеиндийскую Ассоциацию Эсперанто), вёл большую общественную работу (по партийной и профсоюзной линиям, был лектором общества «Знание», руководил Советом Ветеранов института), принимал участие в международных программах (являлся членом Исполкома Общества Советско-индийских культурных связей при Союзе Советских обществ дружбы и культурной связи с зарубежными странами). И при этом оставался человеком, внимательным и заботливым по отношению к другим. Это был пик, взлёт, предельное напряжение всех сил.

Трагедия

Летом 1987 г., когда Анатолий Николаевич вместе с женой приехали в Ленинград, чтобы провести очередной подробный 30-дневный семинар по йоге, у него случился очень серьёзный инфаркт — сказалась многолетняя перегрузка, недосып, работа «на износ». Ситуация усугубилась тем, что от рождения очень здоровый, он вначале пытался не обращать на своё недомогание внимания, везде сам ходил, пока его не привезли в госпиталь и не сделали ЭКГ.

В 1989 г. им, при содействии Д. Д. Анисимова-Спиридонова, была создана Всесоюзная Ассоциация Развития Человека (восточных оздоровительных систем) — первый съезд этой ассоциации, собравший более 150 человек, проходил под Москвой в Болшево, и его до сих пор считают первым всероссийским съездом йогов. Анатолий Николаевич был избран президентом Ассоциации. На базе этой Ассоциации начала развёртываться подготовка преподавателей и методическое руководство их работой. Но с развалом Союза возникла необходимость перерегистрации Ассоциации как международной, и это столкновение с бюрократией Анатолий Николаевич уже не выдержал. Восстановившись (хотя и не полностью) после инфаркта, он всё же постепенно сдавал позиции.

Здоровье стало заметно портиться и теперь ему удавалось уже не всё. Но уважение к нему, «как к человеку, своим титаническим трудом вспахавшему и удобрившему почву, на которой в нашей стране затем стали прорастать все остальные направления йоги», не могло не остаться. По просьбе Международного Всемирного Союза Йоги он был избран почётным представителем от СССР.

Владелец страницы: нет
Поделиться