Елагин Иван Перфильевич
Елагин Иван Перфильевич
11.12.1725 — 03.10.1794

Елагин Иван Перфильевич — Биография

Ива́н Перфи́льевич Ела́гин (30 ноября 1725 — 22 сентября 1794, Санкт-Петербург) — русский государственный деятель, историк и поэт.

В 1743 г. выпущен из сухопутного кадетского корпуса, с чином прапорщика. Есть указание, что он служил в начале секретарем лейб-кампании и, имея мало дела, занялся изучением французского и немецкого языков и разных наук. К пятидесятым годам должны быть отнесены главные стихотворные опыты Елагина, весьма скабрезного характера, ходившие по рукам в многочисленных списках. Напечатана из его стихотворений сатира «На петиметра и кокеток» в «Библ. Зап.», 1859 г.(№ 15).

Когда в 1758 г. был арестован канцлер граф Бестужев-Рюмин, заподозренный в заговоре в пользу великой княгини Екатерины Алексеевны, Елагин, как сторонник будущей императрицы и доверенное лицо Понятовского (впоследствии короля польского), был тоже замешан в дело и сослан в Казанскую губернию.

С воцарением Екатерины, Елагин немедленно был возвращен из ссылки и, несмотря на недоброжелательство к нему Орловых, щедро награждён за преданность: он состоял в кабинете «при собственных Её Величества делах у принятия челобитен», членом дворцовой канцелярии и комиссии о вине и соли, потом директором по спектаклям и музыкой придворной, ещё позже — сенатором и обер-гофмейстером, чем и завершается его служебная деятельность. Человек умный и просвещенный, о котором императрица говорит, «что он хорош без пристрастия», Елагин делается также приближенным малолетнего наследника престола и, вместе с Сумароковым, его постоянным гостем.

Наиболее яркой плодотворной стороной его деятельности является управление театрами, был назначен высочайшим указом директором Императорских театров России (1766—1779). В это время учрежден русский публичный театр (1774), основано, по плану помощника его Бибикова, театральное училище (1779), командирован за границу набирать французскую труппу актёр Дмитревский, заложен Большой театр в Коломне; хозяйственная часть театра приведена в блестящее состояние, несмотря на необыкновенную роскошь постановки. Отставку Елагина до сих пор объясняли анекдотическими подробностями, почерпнутыми Бантыш-Каменским из голословного свидетельства князя Голицына; вновь открытые сведения дают ей другое освещение (см. ст. барона Дризена: «И. П. Елагин» в «Русской Старине», 1893 г., октябрь).

Играл значительную роль в русском масонстве, к которому принадлежал с юных лет; под конец его жизни это изменило к худшему отношения к нему Екатерины, когда-то шутя подписавшейся: «канцлер господина Елагина». В Петербургской провинциальной ложе английской системы, открытой в 1770 году, Елагин первый получил звание Великого Мастера. В 1777 году Елагин принимал участие в введении среди русского масонства шведской масонской системы «строгого наблюдения». Увлекаясь одно время тайными науками, он был горячим адептом Калиостро. После него осталась любопытная (неоконченная) записка о масонстве, преимущественно русском (напечатана в 1864 г.).

В 1777 г. Елагин стал владельцем острова в Петербурге, ставшего известным как Елагин остров.

Как и Храповицкий, Елагин, по-видимому, был сотрудником Екатерины по некоторым её литературным произведениям, слагал иногда стихи для её комедий и проч. Ему принадлежит перевод 1 и 4 глав Мармонтелева «Велизария», переводившегося Екатериной и её приближенными во время плавания по Волге в 1767 г. Есть указание, что Елагин когда-то перевёл все комедии Детуша (по мнению Лонгинова, это едва ли верно); ему же приписывается неизданный перевод французской комедии «Jean de France», игранной в 1765 г., и много других переводов (см. перевод Михаила Лонгинова, в «Русской Старине», 1870 г., т. II). Елагин считается одним из родоначальников первобытного славянофильства; он писал иногда почти по-славянски. Фонвизин, с 1763 по 1769 г. служивший при нём секретарем, в начале подражал Елагину, употребляя много славянских слов и «каданзированную прозу». Резче всего «славянское» направление Елагина сказалось в начатом на склоне лет (1790) «Опыте повествования о России», доведенном до 1389 года. Научные приёмы «Опыта» (вышла 1 часть, М., 1803) крайне наивны и не выдерживают самой снисходительной критики. Елагин был членом Российской академии с самого её основания и лейпцигского учёного общества.

О некоторых чертах его характера говорят Бантыш-Каменский («Словарь достопамятных русских людей», 1847), Жихарев («Отечественные Записки», 1856, № 9), Пекарский («Материалы для истории литературной и журнальной деятельности Екатерины II») и С. Порошин («Записки»). Ср. также Лонгинова, «Новиков и мартинисты», и его же ст. в «XVIII в.» Бартенева, т. II.

Владелец страницы: нет
Поделиться