Муравьёв-Амурский Николай Николаевич
Муравьёв-Амурский Николай Николаевич
23.08.1809 — 30.11.1881

Муравьёв-Амурский Николай Николаевич — Биография

Граф Никола́й Никола́евич Муравьёв-Аму́рский (1809—1881) — российский государственный деятель, с 1847 по 1861 год служил генерал-губернатором Восточной Сибири. В истории расширения российских владений в Сибири Муравьёв-Амурский сыграл видную роль: ему принадлежит почин в возвращении Амура, уступленного Китаю в 1689 году.

Детство и юность

Правнук Степана Воиновича Муравьёва, внук гражданского губернатора Архангельска Назария Степановича Муравьёва, сын статс-секретаря и управляющего Собственной Его Величества канцелярией Николая Назарьевича Муравьёва и Екатерины Николаевны Мордвиновой, дочери порховского помещика Н. М. Мордвинова.

Немалую часть детства он провел в имении отца под Петербургом, впоследствии Муравьёвский переулок (Улица Цимбалина) Санкт-Петербурга .

Вместе с братом Валерианом учился в Санкт-Петербурге в частном пансионе Годениуса в доме Резваго (Шпалерная улица, 25), что давало возможность в будущем поступить в университет.

Брат Валериан Николаевич стал губернатором Псковской, Олонецкой губернии и вице-губернатором Ярославской губернии.

Пажеский корпус

По распоряжению императора Александра I оба сына Николая Назарьевича Муравьёва были зачислены в Пажеский корпус.

В 1824 году, будучи уже в старших классах Пажеского корпуса, Николай Муравьёв был произведён в камер-пажи и назначен к великой княгине Елене Павловне, юной жене Михаила Павловича, младшего брата Александра I. Много позже она способствовала назначению Муравьёва генерал-губернатором Восточной Сибири.

В 1827 году он окончил Пажеский корпус с золотой медалью.

Военная служба

По окончании Пажеского корпуса, он поступил прапорщиком в лейб-гвардии Финляндский полк. Вместе с полком принимал участие в русско-турецкой войне 1828—1829 годов (19-летний Николай участвовал в осаде крепости Варны) и в подавлении польского восстания 1831 года.

В 1833 году Муравьёв в чине штабс-капитана оста­вил военную службу. Следующие пять лет он провел в Виленской губернии в име­нии Стоклишки (Stakliškės), пожалованном его отцу в пожизненное владение, где занимался хозяйством.

Кавказская армия (1838—1844)

Когда генерал Евгений Головин, при котором Муравьёв во время военных действий ранее состоял адъютантом, был назначен командующим отдельным кавказским корпусом и главноуправляющим гражданской частью и пограничными делами в Закавказье, Муравьёв был определён к нему для особых поручений (в 1838 году) и несколько раз принимал участие в походах против горцев.

С 1840 года по 1844 год Муравьёв был начальником одного из отделений Черноморской береговой линии и в этой должности участвовал в усмирении племени убыхов.

В 1841 году Муравьёв был произведен в генерал-майоры. Но из армии ему пришлось уйти в 1844 году — на этот раз окончательно. Обострившаяся болезнь потре­бовала серьезного лечения и Николай Николаевич уехал во Францию. Незадолго до возвращения в Россию, будучи в Париже, познакомился с Катрин де Ришемон.

По возвращении оттуда его причислили к министерству внут­ренних дел, откуда он вскоре был назначен тульским воен­ным и гражданским губернатором.

Административная служба

Тула (1846—1847)

В 1846 году Муравьёв был назначен исправляющим должность военного губернатора Тулы и тульского гражданского губернатора. Он обратил серьёзное внимание на нужды губернии и в отчете о первой своей ревизии указал на неудовлетворительное состояние тюремных помещений, на упадок сельского хозяйства, для помощи которому он планировал учреждение в Туле губернского общества сельского хозяйства. Он первый из губернаторов поднял вопрос об освобождении крестьян: девять помещиков подписали подготовленный с подачи Муравьёва адрес (обращение) государю. Дело осталось без движения, но царь, Николай I, обратил внимание на Муравьёва, как на «либерала и демократа». Посетив Тулу, император 5 сентября 1847 года на почтовой станции Сергиевской объявил Муравьеву о назначении его на должность исполняющего обязанности генерал-губернатора Восточной Сибири.

Сдав дела по Тульской губернии, в конце сентября 1847 года Муравьёв прибыл в Петербург. В течение четырёх месяцев он изучал литературу и документы по Восточной Сибири, знакомился с отчётами генерал-губернаторов, встречался с министрами, людьми, хорошо знающими проблемы Сибири.

Восточная Сибирь (1847—1861)

6 декабря 1849 года Муравьёв был утверждён в должности генерал-губернатора.

Ещё до отъезда в Сибирь, Муравьёв заручился помощью Г. И. Невельского, исследовавшего устья Амура и остров Сахалин. Эти исследования, подтвердившие выводы поручика Гаврилова (1846 г.) о доступности устья Амура для морских судов, поставили вопрос о желательности приобретения Амура на более твердую почву, удостоверив, что Амур представляет удобный путь для сообщения с Тихим океаном. Муравьёв энергично принялся за хлопоты по разрешению захвата Амура, но встретил противодействие в Петербурге: в тот момент Россия ещё была неготовой к войне с Китаем правительство предпочитало планомерный захват Приамурья, а Муравьёв настаивал на агрессивной политике. Тем не менее факт занятия Невельским устьев Амура был признан, и в течение 1851—1853 годов производились исследования лимана Амура, острова Сахалина; везде были основаны русские поселения.

Приближавшийся разрыв с западными державами заставил правительство обратить внимание на защиту Камчатки; единственный удобный путь, которым можно было туда отправить войска, был водный путь по Амуру.

11 января 1854 года императором Николаем I Муравьёву было предоставлено право вести все сношения с китайским правительством по разграничению восточной окраины и разрешено произвести по Амуру сплав войска.

В мае 1854 года произошёл первый сплав, год спустя — второй, с которым прибыли на устье Амура первые русские поселенцы.

Муравьев также продвигал идею строительства железной дороги в Сибири. Он три раза подавал проекты о строительстве Сибирской железной дороги. В 1856 году император Александр II на докладную записку адмирала Геннадия Невельского «О деятельности Амурской экспедиции», где он писал о необходимости строительства железной дороги, ответил: «С данной просьбой граф Н. Н. Муравьев-Амурский обращался к покойному батюшке Николаю Павловичу. Но Сенат отклонил данное предложение. И мы отклоняем этот дорогостоящий проект».

Долго длились переговоры Муравьёва с китайским правительством, и только 16 мая 1858 года Муравьёв заключил с Китаем Айгунский трактат, по которому Амур до самого устья стал границей России с Китаем. Муравьёв получил за заключение этого договора титул графа Амурского.

Приобретение Амура было предметом оживлённой полемики в журналах 1858—1864 гг. (см. ст. Д. И. Завалишина в «Русской Старине».

Само по себе, однако, обладание левым берегом Амура было недостаточно, пока флот не имел свободного выхода в море: левый берег у устья вскрывается гораздо позже, чем правый. Этот недостаток айгунского трактата был восполнен Пекинским договором (заключённым в 1860 году графом Игнатьевым), по которому Россия приобрела не только Уссурийский край, но и южные порты. Однако Муравьев-Амурский настаивал не ограничиваться данными приобретениями, а продолжить присоединять к России северные и западные территории Китайской империи, включая и соседние страны — Монголию и Корею.

Будучи генерал-губернатором Восточной Сибири, Муравьёв-Амурский делал попытки населить пустынные места по Амуру, но попытки эти не были удачны; дальнейшие поселения происходили по наряду из забайкальских казаков, а добровольные поселения на Амур приостановились. Столь же неудачны были поселения по реке Мае, в 1851 году. Не удались и попытки Муравьёва-Амурского устроить правильное пароходное сообщение по Амуру и почтовый тракт.

Имея в виду главное возражение противников занятия Амура — отсутствие постоянного войска для защиты области от вторжения китайцев — Муравьёв-Амурский в 1849 году подал Николаю I проект создания Амурского казачьего войска. Проект был одобрен, и в 1858 из переселенных казаков разных войск, в том числе забайкальцев, было создано Амурское казачье войско.

Еще в 1848 году Николай Николаевич Муравьёв, только что назначенный губернатором Восточной Сибири и Дальнего Востока, обратил внимание на растущую угрозу нападения иностранцев на Камчатку. Поэтому уже тогда он решил заняться строительством военных укреплений в Петропавловском порту.

25 июля 1849 года Н. Н. Муравьёв прибыл на транспорте «Иртыш» в Петропавловский порт. Осмотрев местность, он определил места строительства новых батарей. Среди них были батареи на Сигнальном мысе, на Петропавловской косе и у озера Култушного.

В письме министру внутренних дел Л. А. Перовскому Н. Н. Муравьёв заявлял:

«Авачинскую губу укрепить, а без того она будет игралищем самой незначительной враждебной эскадры; там ныне уже были два английских военных судна в одно время; на них было более 200 человек экипажа (шлюп и шхуна, путешествующие под видом отыскания Франклина). Я много видел портов в России и Европе, но ничего подобного Авачинской губе не встречал; Англии стоит сделать умышленно двухнедельный разрыв с Россиею, чтобы завладеть ею и потом заключить мир, но Авачинской губы она нам не отдаст.»

И именно тогда Н. Н. Муравьев назначил нового управителя Камчатки энергичного администратора генерал-майора по адмиралтейству Василия Степановича Завойко.

Будущее показало, что Н. Н. Муравьёв не напрасно тревожился за судьбу Камчатки. Когда началась Крымская война, враги России нашли возможным выделить значительные военно-морские силы для нанесения удара по русским тихоокеанским владениям.

31 августа — 7 сентября 1854 г. англо-французская эскадра из 6 кораблей с экипажем 2600 чел. и более чем 200 орудиями безуспешно пыталась взять штурмом Петропавловские укрепления, потеряв при осаде города свыше 300 чел. только убитыми, в том числе командующего Объединённой Тихоокеанской эскадрой контр-адмирала Дэвида Прайса.

Однако, несмотря на успешную оборону города, стали очевидными трудности со снабжением и удержанием столь удалённых территорий. Поэтому было принято решение об эвакуации порта и гарнизона с Камчатки. Согласно приказу портовые сооружения и дома были разобраны, наиболее ценные части в виде окон, дверей и т. д. были спрятаны, местному коренному населению было сказано уйти на север. Казаки перешли в поселок, расположенный в устье реки Авача, старшим среди оставшихся был назначен есаул Мартынов. Солдаты и матросы пропилили во льду проход и освободили корабли из ледового плена.

Корабли успели покинуть порт раньше повторного прибытия объединенной англо-французской эскадры и перешли в Де-Кастри, а затем в Николаевск-на-Амуре. Англо-французская экспедиция из пяти французских и девяти английских кораблей зашла в Авачинскую губу 8 (20) мая 1855 года, но нашла порт Петропавловск покинутым и непригодным для того, чтобы в нем можно было остаться и использовать по назначению.

В 1861 году Муравьёв-Амурский оставил должность генерал-губернатора, вследствие непринятия его проекта о разделении восточной Сибири на два генерал-губернаторства, и был назначен членом Государственного Совета.

После отставки

В течение двадцати лет, до своей смерти, Муравьёв-Амурский почти безвыездно проживал в Париже, и только изредка приезжал в Россию, чтобы принять участие в заседаниях Государственного Совета.

Умер Муравьёв-Амурский 18 ноября 1881 года в Париже, похоронен на Монмартрском кладбище. В 1990 году останки Муравьева-Амурского перевезли во Владивосток и перезахоронили в районе исторического центра города.

В 1891 г. вышла биография Муравьёва-Амурского: «Гр. Н. Н. Муравьёв-Амурский, по его письмам, официальным документам, рассказам современников и печатным источникам», сочинение И. Барсукова. Отзыв об этом труде написан профессором Буцинским («Гр. Н. Н. Муравьёв-Амурский. Отчёт о присуждении премий Макария, митрополита московского», СПб., 1895), неблагоприятно относящимся к Муравьёву-Амурскому. В защиту последнего В. П. Ефимов издал брошюру: «Гр. Н. Н. Муравьёв-Амурский перед судом проф. Буцинского» (СПб. 1896). Ср. ст. Шумахера «К истории приобретения Амура» (в «Русском Архиве», 1878, № 11); воспоминания Филипсона в «Русском Архиве» (1883, № 6); воспоминания Б. Милютина о генерал-губернаторе Муравьёве-Амурском в Сибири в «Историч. Вестнике» (1888, № 11 и 12); в «Русск. Старине» 1882, № 2 — биографический очерк М. Венюкова. Мамай А. С. Амурский вопрос в дальневосточной политике России в середине XIX в. : Н. Н. Муравьёв-Амурский. Дис. канд. ист. наук. М., 1997.

Владелец страницы: нет
Поделиться