Флоринский Тимофей Дмитриевич
Флоринский Тимофей Дмитриевич
28.10.1854 — 02.05.1919

Флоринский Тимофей Дмитриевич — Биография

Тимофе́й Дми́триевич Флори́нский (28 октября 1854, Санкт-Петербург — 2 мая 1919, Киев, расстрелян органами ВЧК) — русский филолог-славист, историк, византинист, политический деятель, член-корреспондент Императорской академии наук (1898) по Отделению русского языка и изящной словесности, заслуженный ординарный профессор Императорского университета св. Владимира, доктор славянской филологии, действительный статский советник.

Сын ключаря Петропавловского собора протоиерея Дмитрия Иродионовича Флоринского, магистра богословия и историка Церкви.

Образование получал в 3-й Санкт-Петербургской классической гимназии, потом поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, который окончил в 1876 году. Учился у профессоров В. И. Ламанского и В. Г. Васильевского, получил золотую медаль за работу «Критический разбор свидетельств Константина Порфирородного о южных славянах». По окончании курса был оставлен для подготовки к профессорскому званию.

В 1880—1881 годах преподавал на Высших женских курсах, а в 1881 году защитил магистерскую диссертацию «Южные славяне и Византия во второй четверти XIV века». В следующем году назначен доцентом в Университет святого Владимира в Киеве. В 1888-м защитил докторскую диссертацию «Памятники законодательной деятельности Душана, царя сербов и греков» и был назначен ординарным профессором и деканом историко-филологического факультета (1890—1905). В 1906—1907 — директор Киевского частного женского коммерческого училища. В 1909 — председательствующий в Киевском временном комитете по делам печати, киевский цензор по иностранной цензуре, в 1910—1917 — председатель профессорского дисциплинарного суда при Университете Св. Владимира. В 1916—1917 гг. — военный цензор.

Признан мировым научным сообществом за свои выдающиеся заслуги, состоял членом Киевского общества Нестора Летописца (с 1882), членом-корреспондентом Югославянской Академии наук в Загребе (с 1890), Королевского Чешского общества наук в Праге (с 1891), Сербской королевской Академии (с 1897), членом Чешской Академии императора Иосифа (1898), Русского Археологического института в Константинополе (с 1895), Московского Императорского археологического общества (с 1896), Славянского вспомогательного общества в Москве (1903), Церковно-исторического и археологического общества при Киевской духовной академии (1904), почетным членом Славянского благотворительного общества в Болгарии (1904), лауреатом премий митрополита Макария (1889) и имени М. В. Ломоносова ИАН (1897).

Флоринский активно участвовал в общественно-политической жизни — состоял товарищем председателя в Киевском славянском благотворительном обществе, редактировал журнал «Славянский ежегодник», выступал с докладами и речами по славянским вопросам. Т. Д. Флоринский был русским патриотом, участвовал в патриотическом и монархическом движении на Украине.

В честь Флоринского издан «Изборник Киевский: Тимофею Дмитриевичу Флоринскому посвящают друзья и ученики» (К., 1904).

Он являлся одним из инициаторов создания и почётным членом Киевского клуба русских националистов, выступал против раскола русского народа, боролся с украинским сепаратизмом. Особый интерес в этом отношении представляет его сочинение, вызвавшее большой общественный резонанс, «Малорусский язык и „украінсько-руський“ литературный сепаратизм» и до сих пор не утратившее научной актуальности. В своих мемуарах В. В. Зеньковский писал: «Припомним, однако, ту жестокую борьбу, которую вел покойный проф. Т. Д. Флоринский (мой коллега в Киевском университете) за то, чтобы признать украинский язык не особым языком, а особым „наречием“, что филологически, конечно, стоит рангом ниже. Надо признать, что с строго научной точки зрения вопрос, является ли „украинска мова“ языком или наречием, может быть решен и в одну, и в другую сторону: помимо самой условности терминологии и за одно, и за другое решение есть солидные объективные аргументы. Но из филологической сферы этот спор — ещё до революции — был перенесен в область политики: защитники учения о „наречии“ стояли за неотделимость Украины от России не только в политической, но и культурной сфере, отвергали самый термин „Украина“, „украинский“ — заменяя его „Малороссия“, „малорусский“. Официальная точка зрения на „малорусский“ вопрос опиралась на всю эту аргументацию Флоринского и его сподвижников, проводя, по существу, начала русификации. Только, если Флоринский и его группа оправдывали всю систему цензурных насилий, которыми пользовалась тогда власть в Юго-Западном крае, то были и такие „антиукраинцы“ (напр. П. Б. Струве, проф. Леон. Н. Яснопольский), которые не мирились с этой системой цензурных насилий как по общим основаниям либерализма, так особенно потому, что эти насилия лишь усиливали, как всегда, украинское движение, облекая его венцом мученичества. Общая позиция заключалась здесь в тайном или прикрытом отвержении самого понятия „украинской культуры“, дозволительными формами считалась лишь песня, художественный узор да ещё кулинария». С Флоринским полемизировали В. Б. Антонович, С. Томашевский, К. Михальчук, В. П. Науменко (напр.: Науменко В. Решен ли проф. Т. Д. Флоринским вопрос о книжной малорусской речи? // Киевская старина. 1900. Т. 68, кн.1).

Флоринский был другом Ю. А. Кулаковского (сохранилась обширная переписка), Н. П. Дашкевича, А. И. Соболевского. 1 марта 1914 г. - к 35-летию ученой деятельности Флоринского - Славянское Благотворительное общество С.-Петербурга организовало юбилейный вечер. Академик А. И. Соболевский на нем отмечал, что Флоринский «историк по призванию вначале, профессор в расцвете своей деятельности стал славяноведом по преимуществу. Чрезвычайно трудоспособный, Флоринский имел по 9 часов лекций, при этом неся обязанности декана факультета, а иногда исполняя еще и ректорские обязанности». В. Н. Кораблев так характеризовал Флоринского: «Никто из учеников проф. Ламанского и сам маститый учитель не написал столько ценных работ по славянству, сколько Тимофей Дмитриевич Флоринский. Современному ученому, изучающему славянство, нельзя обойтись без Флоринского».

В 1915 г. Флоринский стал товарищем председателя Благотворительного Комитета «Киев — галичанам».

Тимофей Дмитриевич пал жертвой «красного террора» 2 мая 1919 года. Когда Киев был взят красными, у кого-то при обыске был найден список членов Киевского клуба русских националистов. Чекисты расстреляли всех, кого смогли найти по этому списку. После ухода большевиков обезображенное тело Флоринского было торжественно предано земле «Аскольдовой могилы» — рядом со старшим сыном Сергеем Тимофеевичем, погибшим на фронте в 1916-м. Позднее прах обоих был перенесен вдовой — В. И. Флоринской — на Лукьяновское кладбище. До наших дней могила не сохранилась.

Владелец страницы: нет
Поделиться