Гольтгоер Михаил Фёдорович
Гольтгоер Михаил Фёдорович
21.10.1823 — 02.11.1899

Гольтгоер Михаил Фёдорович — Биография

Михаил Фёдорович Гольтгоер (1823—1899) — тайный советник, сенатор, юрист, российский государственный деятель, деятель судебной реформы 1864 года, первый старший председатель Петербургской судебной палаты.

Из дворян Санкт-Петербургской губернии, сын директора Императорского Царскосельского лицея, генерал-лейтенанта Фёдора Григоревича Гольтгоера (1771—1848). Окончив курс в Императорском Царскосельском лицее с малой золотой медалью, 18 июля 1841 года был определён на службу в департамент министерства юстиции.

  • 9 августа 1846 года пожалован в звание камер-юнкера.
  • 12 июня 1852 года назначен чиновником за обер-прокуроский стол в Сенат.
  • С 23 ноября 1853 года исполнял должность обер-прокурора 1 отделения 5 департамента, в которой был утверждён 1 января 1861 года.
  • 23 ноября 1861 года был назначен обер-прокурором 2 отделения 3 департамента.
  • С 26 ноября 1862 года состоял обер-прокурором 4 департамента.
  • 1 января 1865 года пожалован в тайные советники с назначением к присутствованию в Сенате во 2 отдел 5 департамента.
  • 4 февраля 1866 года назначен старшим председателем Санкт-Петербургской судебной палаты, а 7-го декабря назначен к присутствованию в общем собрании судебных и межевого департаментов.
  • 4 июля 1864 года назначен членом Особого временного присутствия при Государственном Совете для рассмотрения всеподданнейших жалоб, на определения департаментов Сената.
  • 1 января 1885 года назначен членом Государственного Совета по департаменту гражданских и духовных дел и председателем Особого временного присутствия при Государственном совете. В последней должности оставался до 26 января 1894 года.

Похоронен на Волковском лютеранском кладбище в Санкт-Петербурге.

А. Ф. Кони, начинавший свою службу под руководством Гольтгоера, писал о своей первой встрече с ним так:

Рыцарски благородный и изысканно вежливый, он принял меня не как подчиненного, а как младшего товарища по службе. В его словах звучало не только ободрение молодому человеку, вступающему в исполнение новых для него обязанностей, но и светлый, полный упований взгляд на будущее преобразованного суда как школы развития народного правосознания. Весеннее солнце, ярко освещавшее его кабинет на Надеждинской улице, полный ароматом гиацинтов, расставленных на окнах и во всех углах (он был любитель и знаток комнатного цветоводства), и сам Гольтгоер с милым приветливым лицом и мягкой откровенностью слова показались мне светлым символом предстоящей деятельности…
Владелец страницы: нет
Поделиться