Салей Руслан Альбертович
Салей Руслан Альбертович
02.11.1974 — 07.09.2011
Один из самых ярких белорусских хоккеистов, он никогда не задавался вопросом, что важнее – семья или карьера. Ответ был уже готов.

Салей Руслан Альбертович — Биография

Семья для Руслана Салея была всем. Его жизнь, его любовь, его такая необычная для хоккеистов нежность сосредотачивались на ней. Где бы он ни играл, что бы ни выигрывал, мысли его не уходили далеко от дома. Точнее, от двух домов. Одного, белорусского, где жили мама, сестра и брат. И другого, калифорнийского, где ждала жена Бет-Энн и трое малышей.

Старшая дочка – Алексис, сейчас ей всего шесть лет – стала для папы лучом света, отдушиной от всех игровых проблем. Какой тут хоккей, какая критика, какие споры с тренером, когда видишь её глаза, улыбку, маленькие ручки, ножки. "Я точно знаю, что когда она хочет поиграть, то идёт к папе, а когда спать — к маме. Потому что папа больше с ней играет", — рассказывал Руслан в одном из интервью.

Через два года появился сын – Александро. Как раз в этом сезоне Салей перешёл из "Анахайма" во "Флориду", а "утки" взяли да и выиграли Кубок Стэнли. Обиднейшая ситуация для любого игрока, но Руслан даже не расстроился. Шутил, что свой "кубок" уже завоевал.

Маленькая Эйва родилась всего полгода назад. О папе теперь она узнает только по рассказам. Безумно грустно. Сердце сжимается при взгляде на семейные фото…

Хочется задать вопрос, давно уже гложущий при работе над статьями "Мы помним". Что это за время такое и что это за страна, в которой так часто умирают сильные, здоровые, успешные люди? Цвет нации. И не одной, а полудюжины – русской, белорусской, шведской, чешской, словацкой…

Во время войны, на фронте такое происходит повсеместно. Ребят жалко и там, однако "алягер ком алягер". Но ведь мы не на войне… Кажется… Во всяком случае, нам об этой войне ничего не сообщают по главным телеканалам.

У погибших остаются семьи, дети, а некоторые из погибших – сами ещё дети. И все мы скорбим, и все мы пафосно "чувствуем вину" и не менее пафосно говорим "ох, не уберегли". А вся вина-то наша заключается в том, что мы молчим об истинных виновниках. Молчали после всех предыдущих катастроф и сейчас стараемся не думать.

Молчим о начальниках нашего транспорта, в хозяйстве которых всё рушится, падает, тонет, горит. Молчим о начальниках этих начальников, которые довольствуются таким положением дел, не принимая кадровых решений, не создавая систем контроля. Молчим о самих себе, которые выбирают этих "начальников всех начальников" и потом молча смотрят на их бездействие. Милиционеры всё рождаются и рождаются, а мы молчим…

Хотя сказанные нами вовремя слова могли бы спасти жизнь Салею. И многим другим.

Карьера Руслана получилась красивой, мощной, многие канадцы позавидовали бы. 979 матчей в НХЛ, 220 очков, финал Кубка Стэнли, повсеместное уважение и слава. Воспитанник школы "Юность", он начал свой путь в минских клубах "Динамо" и "Тивали", однако уже в 19 лет был вынужден покинуть родную страну из-за допингового скандала. Сейчас та история кажется пустышкой: простудился человек, пытался лечиться с помощью псевдоэфедрина, ничего криминального. Но тогда его обвинили бог знает в чём, запретили играть в Европе. Пришлось уехать.

Минорные лиги – АХЛ, ИХЛ… Первое попадание в основу "Анахайма"… Затем – закрепление в ней. Он шёл к своему статусу постепенно, не торопя события. Играл от души, в охотку, перемещаясь из одной пары в другую – всё более ценную для команды. Через несколько лет оказалось, что для "могучих уток" он один из символов, непререкаемых авторитетов. Почти такой же, как Селянне. С финном Руслан, кстати, очень дружил, часто вместе играли в карты. "Он был настоящей душой команды", — сказал Теему после трагедии.

В 2003-м Салей вместе с "утками" дошёл до финала Кубка Стэнли, где в семи матчах уступил "Нью-Джерси". Это достижение стало самым большим в его заокеанской карьере. После девяти сезонов в "Анахайме" и "локаутного" выезда в Казань (там он, к слову, стал одним из немногих энхаэловцев, выступивших на своём привычном уровне) Руслан начал путешествовать по городам и весям Америки. Флорида (его самая результативная остановка), Колорадо и, наконец, Детройт, где он познакомился с будущим наставником "Локомотива" Брэдом Маккриммоном.

В Городе моторов канадец работал с защитниками, в Ярославле должен был стать главным. Видимо, это стало одной из основных причин переезда Салея в Россию. Другой причиной стала семья. Век хоккеиста недолог, хороший контракт в Америке в 36 лет получить довольно проблематично, а в КХЛ ещё можно. С мечтами о 1000-м матче в Национальной лиге, о Кубке Стэнли пришлось распрощаться – ради жены, детей, их безбедного будущего. Это решение оказалось фатальным.

Он никогда не говорил плохо о партнёрах, был выше скандалов и дрязг. В сборной был лидером, и в раздевалке, и на хоккейной площадке. Его уважали, его слушали, с ним советовались. Все успехи белорусской дружины (в том числе и полуфинал Солт-Лейка) связаны с этим великим защитником…

До последнего теплилась надежда, что Руслан жив, что поехал в Минск раньше, что ещё час-другой, и он свяжется с родными, с прессой, позвонит. Все бы выдохнули с облегчением. Теперь же этот выдох придётся держать в себе до конца жизни.

Каждый сентябрь в Минске будет проходить турнир памяти Руслана Салея с участием команд из Белоруссии и России. Это способ сохранить о нём память. Хороший способ, верный.

Главное, что мы помним.

Владелец страницы: Иванов Алексей
Поделиться