Зигель Феликс Юрьевич
Зигель Феликс Юрьевич
20.03.1920 — 20.11.1988

Зигель Феликс Юрьевич — Биография

Феликс Юрьевич Зигель (20 марта 1920 — 20 ноября 1988) — советский математик и астроном, доцент МАИ, получивший известность как популяризатор космонавтики и считающийся основателем отечественной уфологии (полуофициально ввиду её неприветствования и засекреченности темы НЛО). Зигель, автор 43 научных и научно-популярных книг и более 300 статей об астрономии и космонавтике, первым в СССР начал серьёзное изучение неопознанных летающих объектов, прославился публичными лекциями на темы внеземной жизни в Московском планетарии, а также выступлением по центральному телевидению в ноябре 1967 года, положившим начало массовому сбору информации об НЛО в СССР, и сборником «Населённый космос», вышедшим под эгидой АН СССР.

Феликс Юрьевич Зигель родился 20 марта 1920 года в семье обрусевшего немца, юриста Юрия Константиновича Зигеля и его жены Надежды Платоновны. По воспоминаниям дочери, Зигель свою так и не написанную автобиографию намеревался начать словами: «Меня приговорили к расстрелу еще до рождения». Действительно, в начале марта 1920 года его мать находилась в тюремной камере по обвинению в контрреволюционной деятельности и ожидала казни, однако «её молодость и красота растопили сердце следователя»: она вышла на свободу, а неделю спустя родила сына. Назвали мальчика «в честь» не Дзержинского (как иронически предполагали некоторые), а — графа Ф. Ф. Юсупова, убийцы Распутина, которым родители восхищались за «патриотизм и отчаянную храбрость».

Феликс Зигель получил разностороннее и качественное образование, на которое отец не жалел затрат. Мальчик прекрасно играл на фортепиано, глубоко и основательно интересовался философией, историей, богословием, русской церковной архитектурой. Семья была религиозной: она соблюдала посты, отмечала религиозные праздники, регулярно ходила в церковь. Под влиянием духовного наставника, митрополита Александра Введенского Феликс некоторое время всерьёз рассматривал возможность стать священником. Но главным его увлечением к этому времени уже была астрономия: уже в шестилетнем возрасте он собрал свой первый телескоп и начал вести дневник астрономических наблюдений.

В шестнадцатилетнем возрасте Ф. Зигель отправился в составе астрономической экспедиции в Казахстан, чтобы пронаблюдать солнечное затмение. Неподалёку остановилась и американская экспедиция, одним из участников которой был Д. Мензел, автор ставшей знаменитой в СССР (и во многом предопределившей судьбу Зигеля) книги:8. В 1938 году Зигель, отказавшись от мысли стать священнослужителем, поступил на мехмат МГУ. Со второго курса он был отчислен в связи с арестом отца, обвинённого в подготовке взрыва авиационного завода в Тамбове. С началом войны семью (как этнических немцев) депортировали в Алма-Ату. Однако вскоре Ф. Зигелю удалось восстановиться в университете и в конце 1945 года его закончить. В том же году вышла в свет первая книга Ф. Зигеля, «Полные лунные затмения». В 1948 году, по окончании аспирантуры Академии наук по специальности «астрономия», он защитил кандидатскую диссертацию, после чего начал преподавательскую деятельность:9.

В эти годы Ф. Зигель обнаружил в себе дар прирождённого лектора: огромным успехом пользовались его вечера в Геодезическом институте и Московском планетарии («Есть ли жизнь на Марсе», «Тунгусский метеорит» — на основе фантастического рассказа А. Казанцева «Взрыв»). Постановка лекции о Тунгуске выглядела спектаклем, сюжет которого строился на основе случайного диалога со случайными зрителями (актёр играл военного, утверждавшего, что взрыв на Тунгуске похож на взрыв в Хиросиме); очереди за билетами на него протягивались на километр. Официальные научные ведомства, критикуя теории об искусственной природе Тунгусского взрыва, лишь подогревали интерес к теме, что в конечном смысле явилось поводом организовать ежегодные экспедиции в эту местность (так называемые «комплексные самодеятельные экспедиции», КСЭ). Считается, что во многом Ф. Зигель был их фактическим инициатором.

Отдельную страницу в деятельности Зигеля составило его обращение к научно-популярной литературе для детей: в книгах Зигеля для школьников по популярной астрономии, как отмечала критик Э. Кузьмина, содержится «призыв к подростку: смотри, наука делается вот сейчас, сегодня! В ней ещё множество белых пятен, множество загадок. Есть куда приложить энергию, силы, мысль».

В 1963 году Ф. Ю. Зигель стал доцентом МАИ. В соавторстве с В. П. Бурдаковым он написал первый советский учебник по физическим основам космонавтики. В том же году Зигель прочёл переведённую на русский язык книгу Дональда Мензела «О летающих тарелках», в которой автор отвергал существование феномена. Знакомство с этой работой придало новый стимул давнему интересу к проблеме поиска жизни в космосе, и начинающий учёный, в ущерб перспективам успешной академической карьеры, решил посвятить себя изучению феномена и «утверждению научного подхода к этой загадке века».

Ф. Ю. Зигель и уфология

17 мая 1967 года в Москве, в ЦДАиК им. Фрунзе состоялось собрание инициативной группы по изучению НЛО под руководством генерала-майора П. А. Столярова. Заместителем руководителя группы был избран Ф. Ю. Зигель. В октябре было создано Отделение по НЛО Всесоюзного комитета космонавтики ДОСААФ:15, и в ЦДАиК состоялось его первое заседание. В июльском номере журнала «Смена» (1967) появилась статья Ф. Зигеля о готовящейся публикации сборника «Населённый космос» под эгидой Академии Наук СССР и общей редакцией Б. П. Константинова, куда вошли многочисленные свидетельства очевидцев НЛО, в том числе и предоставленные по разрешению Министерства гражданской авиации СССР отчёты лётчиков, наблюдавших неопознанные летающие объекты. С целью организовать массовый сбор такого рода информации 10 ноября 1967 года Столяров и Зигель выступили по Центральному телевидению, обратившись к телезрителям с просьбой присылать свои сообщения. Как писал впоследствии сам учёный, «последствия этого выступления оказались неожиданными. Наблюдения были получены… Однако научную их обработку провести не удалось». В конце ноября 1967 года Отделение по НЛО, в котором работало более двухсот учёных и высококвалифицированных специалистов разного уровня, было распущено.

Ф. Зигель, как вспоминала его дочь, тяжело переживал это поражение. Ещё более болезненным ударом стала для него судьба его секции в сборнике «Hаселённый космос», работу над которым он (в качесте составителя) вёл десять лет. Обширный альманах (60 печатных листов) должен был вобрать в себя публикации наиболее интересных отечественных и зарубежных материалов по проблемам связи с внеземными цивилизациями; иметь и дискуссионный раздел, посвящённый HЛО:10. Сборник уже находился в наборе, когда по требованию академиков Арцимовича и Фесенкова его изъяли и направили на повторное рецензирование. В 1972 году «Hаселённый космос» наконец увидел свет, даже в «стерилизованном» виде (согласно «АиФ») «поразил воображение» массового читателя, но лишился в общей сложности 32 подготовленных для него Ф. Зигелем статей и не содержал в себе упоминаний об НЛО и Тунгусском феномене.

Весной 1973 года тогдашний ректор МАИ (позже — академик и министр высшего и среднего специального образования РСФСР) И. Ф. Образцов обратился к Ф. Зигелю с просьбой изложить положение дел о современном состоянии проблемы НЛО и способах её научного решения. Учёный писал позже, что встретил со стороны Образцова «интерес и самое доброжелательное отношение к проблеме». Однако, когда речь зашла об организации официального изучения проблемы НЛО в СССР, тот вынужден был ограничиться лишь моральной поддержкой.

В начале 1974 года Ф. Зигель обратился с докладной запиской «Об организации изучения НЛО в СССР» — сначала к Президенту АН СССР академику М. В. Келдышу, затем в Комитет по науке и технике Совета Министров СССР, но результата не добился. Тем не менее, 27 мая по его инициативе в Государственном астрономическом институте им. Штернберга состоялось заседание секции «Поиски космических сигналов искусственного происхождения» Научного Совета по радиоастрономии АН СССР. Доклад Зигеля был с интересом воспринят присутствовавшими (B. C. Троицкий, Н. С. Кардашев и другие). Согласно принятому решению был рекомендован обмен информацией между членами секции и советскими исследователями НЛО.

В 1974 году Ф. Ю. Зигель организовал при МАИ новую инициативную группу по изучению HЛО, занявшуюся обобщением и анализом накопленных наблюдений. В 1975—1976 годах он выполнил госбюджетную работу «Предварительные исследования аномальных явлений в земной атмосфере»; отчёт по теме был утвержден всеми инстанциями до проректора по науке включительно. Для продолжения работы на более широкой основе руководство МАИ обратилось в ряд организаций с просьбой присылать в интитут сообщения об НЛО. Зигель подготовил также семинар «HЛО- 77», куда должно было войти 20 докладов.

Затем, по его словам, «произошло непредвиденное». Прочитанный им (с санкции режимных органов) 1 июля 1976 года доклад на заводе «Кулон» был кем-то «законспектирован» и (с многочисленным ошибками, но при этом с указанием домашнего телефона автора) пущен в самиздат.

28 ноября 1976 года в «Комсомольской правде» была напечатана статья писателя-фантаста Е. Парнова «Технология мифа», требовавшая «подвести итоги» в вопросах, связанных с НЛО. Попытки Зигеля опубликовать ответную статью под заголовком «Технология лжи» не увенчалась успехом. Работу в инициативной группе приостановили, проведение семинара было запрещено.

Вскоре в прессе, по словам Зигеля, «началась кампания, всячески дискредитирующая проблему НЛО». После серии публикаций в центральной прессе отношение к Зигелю и его проекту в МАИ кардинально изменились: было создано две комиссии, которым было поручено расследовать всю его деятельность за предыдущие полтора десятилетия, и которые занялись даже (в числе прочего) выяснением вопроса, чем занимались родители учёного до революции. Последовали «собеседования», после которых сотрудники МАИ, заинтересовавшиеся проблемой НЛО и давшие согласие работать в Научно-техническом совете, один за другим заявляли, что никакого отношения к «летающим тарелкам» иметь не желают. В декабре обе комиссии вынесли свои решения. Одна — учебную, общественную и воспитательную работу Зигеля, вопреки заказу, оценила положительно. Комиссия «по науке», напротив, утверждалось, что автор отчёта по госбюджетной теме (за полгода до этого утвержденный всеми инстанциями), «анализа и критической оценки собранных сообщений» не проводил, «научные проблемы и задачи дальнейших исследований не ставил», а вместо этого занимался «саморекламой в заграничной прессе». Препроводительное письмо к заключениям двух комиссий объясняло все эти «неудачи» тем, что «…Ф. Ю. Зигель слабо разбирается в основных положениях марксистско-ленинской теории познания и взялся за выполнение работы, не соответствующей его научной квалификации и знаниям». Обращение Зигеля к руководству МАИ с просьбой обсудить его работу на парткоме и Ученом совете было оставлено без внимания…

Зато Ф. Зигеля исключили из состава Общества «Знание», где он проработал в качестве лектора более тридцати лет. Исследователь отмечал, что «кампания против НЛО велась не только в письменной, но и в устной форме», упоминая в числе самых своих ярых критиков физиков В. А. Лешковцева и Б. Н. Пановкина (своего бывшего ученика). «Не отставал от них и Е. И. Парнов. Как сообщил мне А. П. Казанцев, 23 февраля 1977 года на заседании Совета по научной фантастике и приключениям Союза Писателей СССР, Еремей Иудович заявил, что 'выступления Зигеля были идеологической диверсией, которая снизила на 40 процентов производительность труда'», — писал последний.

В 1979 году Зигель вновь возглавил группу энтузиастов, взявшихся за изучение HЛО; работа проводилась почти тайно, под «разными грифами и всевозможными оговорками». Группа подготовила 13 машинописных сборников, где были собраны и классифицированы данные о наблюдениях HЛО в СССР и за рубежом, предложены новые методики изучения феномена, не известные зарубежным исследователям. В обобщающем теоретическом труде «Введение в будущую теорию HЛО» группой Зигеля были высказаны некоторые оригинальные гипотезы объяснения феномена.

Болезнь и смерть

В 1985 году Ф. Ю. Зигель перенёс первый инсульт. Едва научившись ходить, он попытался «вернуться в строй», начал договариваться в институте о расписании лекций, делился с близкими планами написания новых книг, но этому не суждено было сбыться. 20 ноября 1988 года, после второго инсульта, Ф. Ю. Зигель скончался.

Дочь исследователя, Т. Ф. Константинова-Зигель, не сомневалась в том, что смерть её отца была предопредена тяжёлыми психологическими испытаниями, выпавшими на его долю. Она говорила:

Для папы сталинизм так никогда и не кончился. Сосланный в начале войны в Алма-Ату как этнический немец, после войны он испытывал притеснения из-за своей якобы еврейской фамилии. А в годы оттепели, когда страна сбрасывала с себя оцепенение страшных времён, в науке так и продолжалось доминирование единственно правильной точки зрения. Невежество и мракобесие, открытая неприязнь одних и тайная зависть других не позволили ему донести свои мысли до широких масс.

— Т. Ф. Константинова-Зигель, «АиФ»

В семейных архивах остались 17 машинописных томов с наблюдениями феномена НЛО над территорией СССР. В числе работ Зигеля, оставшихся неопубликованными, — «Введение в будущую теорию феномена НЛО», а также монография о Екатерине I «Мариенбургская пленница». .

Похоронен в Москве, на Ваганьковском кладбище (участок № 23).

Владелец страницы: нет
Поделиться