Раевский Николай Николаевич
Раевский Николай Николаевич
25.09.1771 — 28.09.1829

Раевский Николай Николаевич — Биография

Никола́й Никола́евич Рае́вский (1771—1829) — русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года, генерал от кавалерии (1813). За тридцать лет безупречной службы участвовал во многих крупнейших сражениях эпохи. После подвига под Салтановкой стал одним из популярнейших генералов русской армии. Борьба за батарею Раевского явилась одним из ключевых эпизодов Бородинского сражения. Участник «Битвы народов» и взятия Парижа. Член Государственного совета. Был близко знаком со многими декабристами. Дружбой с Раевским гордился А. С. Пушкин. Единоутробный брат Петра и Александра Давыдовых; двоюродный брат Дениса Давыдова.

Происхождение. Воспитание

Раевские — старинный дворянский род польского происхождения, представители которого служили русским государям со времён Василия III. Раевские были стольниками и воеводами. Прасковья Ивановна Раевская приходилась бабкой царице Наталье Кирилловне Нарышкиной — матери Петра I. Дед Николая Николаевича, Семён Артемьевич Раевский, в 19-летнем возрасте участвовал в Полтавской битве. Позднее служил в Святейшем Синоде прокурором, был воеводой в Курске. В отставку вышел в чине бригадира.

Отец, Николай Семёнович, служил в гвардейском Измайловском полку. В 1769 году он обвенчался с Екатериной Николаевной Самойловой, и вскоре у них родился первенец Александр. В 1770 году молодой полковник добровольно отправился в действующую армию на Русско-турецкую войну. При взятии Журжи он был ранен и в апреле 1771 года скончался в Яссах, несколько месяцев не дожив до рождения второго сына.

Николай Николаевич появился на свет 14 (25) сентября 1771 года в Санкт-Петербурге. Гибель мужа тяжело отразилась на состоянии Екатерины Николаевны, что в свою очередь сказалось и на здоровье ребёнка: маленький Николушка был болезненным мальчиком. Некоторое время спустя Екатерина Николаевна вышла замуж за генерала Льва Денисовича Давыдова. От этого брака у неё было ещё трое сыновей и дочь.

Николай рос преимущественно в семье деда по матери Николая Борисовича Самойлова, где получил домашнее воспитание и образование во французском духе (русским и французским языками он владел одинаково хорошо). Настоящим другом мальчика, фактически заменившим ему отца, стал брат матери граф Александр Николаевич Самойлов — видный екатерининский вельможа.

Начало службы

По обычаю того времени, Николая рано, в три года, зачислили на военную службу в лейб-гвардии Преображенский полк. А действительную службу он начал в 1786 году, в 14 лет. Юный гвардейский прапорщик был определён в армию генерал-фельдмаршала Григория Александровича Потёмкина — своего двоюродного деда по материнской линии. Светлейший князь так наставлял подопечного:

В 1787 году началась очередная Русско-турецкая война. Гвардии поручик Раевский волонтёром отправился в действующую армию, и был прикомандирован к казачьему отряду полковника В. П. Орлова с приказом от Потёмкина:

Казачьи отряды выполняли главным образом разведывательные и сторожевые задачи, участвуя лишь в небольших стычках. Потёмкин видел в казаках прирождённых воинов и считал, что «казачья наука» станет для племянника хорошей школой. И действительно, «служба в казацком полку оказалась полезной для молодого офицера, приучив его смолоду разделять с простыми солдатами все трудности походной жизни».

Раевский участвовал в переходе через Молдавию, в боях на реках Ларга и Кагул, в осадах Аккермана и Бендер. За проявленные в эту кампанию смелость, твёрдость и находчивость Потёмкин поручил племяннику командование полтавским казачьим полком Булавы великого гетмана. 24 декабря 1790 года во время штурма Измаила героически погиб старший брат Александр Николаевич. Теперь Николай должен был в одиночку отстаивать честь своих славных предков. С турецкой войны он вернулся 19-летним подполковником.

В 1792 году Раевский получил чин полковника и, участвуя в польской кампании, заслужил свои первые боевые награды — орден Св. Георгия 4-й степени и орден Св. Владимира 4-й степени.

Кавказ

В 1794 году Раевский вступил в командование Нижегородским драгунским полком, славные боевые традиции которого отмечал ещё А. В. Суворов. Полк дислоцировался в южной крепости Георгиевск. Это был период временного затишья на Кавказе, и вскоре Раевский, взяв отпуск, отбыл в Санкт-Петербург для предстоящей женитьбы на Софье Алексеевне Константиновой (см. Семья). Летом 1795 года молодожёны вернулись в Георгиевск, где у них родился первый сын.

К этому времени обстановка на Кавказе накалилась. Персидская армия вторглась на территорию Грузии, и, выполняя свои обязательства по Георгиевскому трактату, русское правительство объявило Персии войну. В марте 1796 года Нижегородский полк в составе корпуса В. А. Зубова отправился в 16-месячный поход к Дербенту. В мае, после десяти дней осады, Дербент был взят. Полк Раевского отвечал за охрану путей сообщения и движения провиантского магазина. Вместе с главными силами он дошёл до реки Куры. В тяжёлых горных условиях Раевский проявил свои лучшие качества: «23-летний командир сумел сохранить во время изнурительного похода полный боевой порядок и строгую воинскую дисциплину».

В конце года вступивший на престол Павел I отдал приказ о прекращении войны. Войска должны были вернуться в Россию. Одновременно с этим многие екатерининские военачальники были отстранены от командования. 10 мая 1797 года по высочайшему повелению без указания какой-либо причины был исключён из службы и Н. Н. Раевский. Столь блестяще начатая карьера неожиданно прервалась.

Всё время правления Павла отставной полковник жил в провинции. Он занимался обустройством обширных имений своей матери, читал военную литературу, разбирал прошлые войны. Только в 1801 году, с воцарением Александра I, Раевский вернулся в армию: новый император пожаловал ему чин генерал-майора. Однако всего через полгода Николай Николаевич снова оставил службу, на этот раз по собственному желанию, вернувшись к сельскому уединению и радостям семейной жизни. На рубеже веков супруга подарила ему второго сына и пять дочерей.

Войны начала века

В 1806 году сложилась очередная антифранцузская коалиция. Недовольная действиями Наполеона в Германии Пруссия начала войну с Францией. Вскоре пруссаки потерпели несколько сокрушительных поражений, и 27 октября 1806 года французы заняли Берлин. Выполняя союзнические обязательства, Россия послала свою армию в Восточную Пруссию. С декабря русская армия вела упорные оборонительные бои. Наполеон, имевший поначалу почти двукратное численное превосходство, реализовать его не сумел. Война затянулась.

В феврале 1807 года генерал Раевский подал прошение о зачислении в действующую армию. Он был назначен командиром егерской бригады, которой было поручено прикрывать авангард генерала П. И. Багратиона — близкого друга Раевского. Николай Николаевич успешно справился с поставленной задачей.

В июне Раевский участвовал во всех крупных сражениях этого периода, практически беспрерывно идущих один за другим: 5 июня — при Гуттштадте, 6 июня — при Анкендорфе, 7—8 июня при Деппене, 9 июня снова при Гуттштадте. Особенно важным для Раевского был первый бой под Гутштадтом. После десяти лет вне армии он вновь проявил себя храбрым и умелым военачальником. «Действуя с тремя егерскими полками на левом фланге неприятеля, где происходили основные события, Раевский сломил упорное сопротивление французов… и заставил их продолжить отступление». 10 июня в сражении при Гейльсберге он получил ранение пулей в колено, но остался в строю. 14 июня в битве под Фридландом командовал всеми егерскими полками, а при отступлении армии к Тильзиту руководил всем арьергардом. За участие в этих боевых операциях Раевский был награждён орденами Св. Владимира 3-й степени и Св. Анны 1-й степени.

Вскоре был заключён Тильзитский мир, положивший конец войне с Францией, но практически сразу же начались новые войны: со Швецией (1808—1809) и Турцией (1810—1812). Раевский принимал участие в обеих. За отличия в боях со шведами в Финляндии (сражение при Кумо, занятие Бьёрнеборга, Нормарка, Кристинестада, Ваасы) Раевский произведён в генерал-лейтенанты. Сражаясь на берегах Дуная против турок в составе армии Н. М. Каменского, Раевский особенно отличился при взятии крепости Силистрия. Осада её началась 23 мая 1810 года. Раевский со своим корпусом ночью, под прикрытием темноты, подтянул к крепостным стенам русские батареи. На другой день был предпринят энергичный обстрел города. 30 мая крепость сдалась. За участие в этой операции Раевский был награждён шпагой с бриллиантами.

Отечественная война 1812 года

В ночь на 24 июня 1812 года «Великая Армия» Наполеона вторглась на территорию России. Раевский на этот момент возглавлял 7-й пехотный корпус 2-й западной армии генерала П. И. Багратиона. Из-под Гродно 45-тысячная армия Багратиона начала отступление на восток для последующего соединения с армией М. Б. Барклая-де-Толли. С целью не допустить соединения двух русских армий, Наполеон послал наперерез Багратиону 50-тысячный корпус «железного маршала» Даву. 21 июля Даву занял город Могилёв на Днепре. Таким образом, неприятель опередил Багратиона и оказался к северо-востоку от 2-й русской армии. Обе стороны не имели точных сведений о силах противника, и Багратион, подойдя к Днепру 60 км южнее Могилёва, снарядил корпус Раевского, чтобы попытаться отбросить французов от города и выйти на прямую дорогу в Витебск, где по планам должны были соединиться русские армии.

Салтановка

Утром 23 июля у деревни Салтановка (11 км вниз по Днепру от Могилёва) начался ожесточённый бой. Корпус Раевского в течение десяти часов сражался с пятью дивизиями корпуса Даву. Бой шёл с переменным успехом. В критический момент Раевский лично повёл в атаку Смоленский полк со словами:

Сам Раевский был ранен картечью в грудь, но его героическое поведение вывело солдат из замешательства, и они, бросившись вперёд, обратили противника в бегство. По легенде, рядом с Николаем Николаевичем в этот момент шли сыновья: 17-летний Александр и 11-летний Николай.

В момент решительной атаки на французские батареи взял их с собою в главе колонны Смоленского полка, причем меньшого, Николая, он вел за руку, а Александр, схватив знамя, лежавшее подле убитого в одной из предыдущих атак нашего подпрапорщика, понес его перед войсками. Геройский пример командира и его детей до исступления одушевил войска.

— Н. М. Орлов.

Однако сам Раевский позднее возражал, что хотя сыновья и были с ним в то утро, но в атаку не ходили. Тем не менее, после сражения под Салтановкой имя Раевского стало известно всей армии. Он стал одним из самых любимых солдатами и всем народом генералов.

В этот день Раевский, выдержав жестокий бой, сумел вывести корпус из сражения вполне боеспособным. К вечеру Даву, полагая, что скоро должны подойти основные силы Багратиона, приказал отложить сражение до следующего дня. А Багратион, тем временем, со своей армией успешно переправился через Днепр южнее Могилёва у Нового Быхова и быстрым маршем двинулся к Смоленску на соединение с армией Барклая. Даву узнал об этом лишь спустя сутки. Наполеона весть о спасении армии Багратиона от, казалось бы, неминуемого разгрома привела в ярость.

Смоленск

Упорные арьергардные бои, которые русские армии вели весь первый месяц войны, позволили им соединиться под Смоленском. 6 августа на военном совете было решено перейти к наступательным действиям. 7 августа обе армии двинулись на Рудню, где располагалась кавалерия Мюрата.

Однако Наполеон, использовав медленное продвижение русской армии, решил зайти в тыл Барклаю, обойдя его левый фланг с юга, для чего форсировал Днепр западнее Смоленска. Здесь на пути авангарда французской армии оказалась 27-я пехотная дивизия генерала Д. П. Неверовского, прикрывающая левый фланг русской армии. Наполеон послал против 8-тысячной русской дивизии 20-тысячную кавалерию Мюрата. Упорное сопротивление, оказанное дивизией Неверовского под Красным, на целые сутки задержало наступление французов на Смоленск, и дало время перебросить к городу корпус генерала Раевского.

15 августа к Смоленску подошли 180 тысяч французов. В распоряжении Раевского было не более 15 тысяч, положение его было крайне тяжёлым. Ему предстояло удержать город хотя бы на один день до подхода основных сил. Ночью на военном совете было решено сосредоточить главные силы внутри старой смоленской крепости, но также организовать оборону и в предместьях. Николай Николаевич выехал за город, намечая расположения войск. Предполагалось, что основной удар неприятель нанесёт на Королевский бастион — центр всей оборонительной линии. Раевский поручил его защиту командиру 26-й пехотной дивизии генералу И. Ф. Паскевичу. Буквально за несколько часов Раевский сумел организовать оборону города. Здесь в полную силу проявились его организаторские способности и тактическая выучка.

Утром 16 августа под прикрытием артиллерии в атаку устремилась французская кавалерия. Она сумела потеснить русскую конницу, но удачно расположенная Раевским русская артиллерия, в свою очередь, остановила наступление французов. Тем временем в атаку пошла пехота корпуса маршала Нея. Тремя мощными колоннами во главе с самим маршалом она устремилась на Королевский бастион. Однако войска Паскевича сумели отбить нападение. К 9 утра к Смоленску прибыл Наполеон. Он приказал открыть мощный артиллерийский огонь по городу. Страшный шквал огня обрушился на защитников Смоленска. Позднее Ней предпринял ещё одну попытку штурма, но и она не удалась. К вечеру вражеский огонь стал стихать.

Если бы Наполеону удалось быстро овладеть городом, он мог бы, переправившись через Днепр, ударить в тыл разрозненным русским войскам и разгромить их. Эта угроза была предотвращена благодаря стойкости солдат Раевского. Ночью к Смоленску подошли обе русские армии. Изнурённый осадой корпус Раевского сменили свежие части корпуса Д. С. Дохтурова. На другой день сражение продолжилось, но Наполеон не сумел достичь поставленных целей: ни предотвратить соединение 1-й и 2-й армии, ни разбить их под Смоленском. 18 августа русские войска оставили город, предварительно взорвав пороховые склады и мосты.

Бородино

29 августа командование русской армией принял Михаил Илларионович Кутузов. 7 сентября в 120 км от Москвы на Бородинском поле под его руководством было дано сражение, ставшее центральным событием всей войны.

Бородинское поле находилось на стыке двух дорог — старой Смоленской и новой Смоленской. В центре расположения русской армии возвышалась Курганная высота, господствующая на местности. Защищать её было доверено 7-му корпусу генерала Раевского, и в историю она вошла как «батарея Раевского».

Весь день накануне битвы солдаты Раевского сооружали на Курганной высоте земляные укрепления. На рассвете здесь расположилась батарея из 18 орудий. В 5 часов утра 7 сентября французы начали обстрел левого, менее сильного, фланга русской армии, где располагались Багратионовы флеши. Одновременно с этим завязалась упорная борьба на Курганной высоте. Французы, сосредотачивая силы для штурма высоты, переправили через реку Колочу две пехотные дивизии. В 9 часов 30 минут, после артподготовки, неприятель устремился в атаку. И хотя к этому времени восемь батальонов 7-го корпуса уже сражались на флешах, Раевскому всё же удалось остановить наступление французов на батарею.

Через некоторое время на штурм пошли уже три французские дивизии. Положение на батарее стало критическим. К тому же начала ощущаться нехватка снарядов. Французы ворвались на высоту, завязался ожесточённый рукопашный бой. Положение спасли подоспевшие на помощь и отбросившие французов солдаты 3-го Уфимского полка во главе с генералом А. П. Ермоловым. Во время этих двух атак французы понесли значительные потери, три генерала были ранены, один взят в плен.

Тем временем по левому флангу французов ударили казачьи полки Платова и кавалерийский корпус Уварова. Это приостановило французские атаки, и дало возможность Кутузову подтянуть резервы на левый фланг и к батарее Раевского. Видя совершенное изнеможение корпуса Раевского, Кутузов отвёл его войска во вторую линию. Для обороны батареи была направлена 24-я пехотная дивизия П. Г. Лихачёва.

Всю вторую половину дня шла мощная артиллерийская перестрелка. На батарею обрушился огонь 150 французских орудий, на штурм высоты одновременно устремились кавалерия и пехота неприятеля. Обе стороны несли огромные потери. Израненный генерал Лихачёв попал в плен, французский генерал Огюст Коленкур погиб. Батарея Раевского получила от французов прозвище «могила французской кавалерии». И всё же численный перевес врага сказался: около 4 часов дня французы овладели батареей.

Бородино. Атака на батарею Раевского. Ф. А. Рубо, 1913 г.

Однако после падения батареи дальнейшего продвижение французов в центр русской армии не последовало. С наступлением темноты сражение прекратилось. Французы отошли на исходные рубежи, оставив все занятые ими ценой огромных потерь русские позиции, в том числе и батарею Раевского.

Потери десятитысячного корпуса Раевского, которому пришлось выдержать удар двух первых атак французов на батарею, были огромными. По признанию Раевского, после боя он мог собрать «едва 700 человек». Сам Раевский, по его словам, «едва только в день битвы мог быть верхом», потому как незадолго до того случайно поранил ногу. Однако поле сражения он не оставил и весь день был со своими солдатами. За героическую оборону Курганной высоты Раевский был представлен к награде орденом Александра Невского с следующей характеристикой:

Завершение войны

На военном совете в Филях, состоявшемся 1 сентября(13 сентября), Раевский высказался за оставление Москвы:

.

Подобного мнения придерживался и М. И. Кутузов. 2 сентября (14 сентября) русская армия покинула Москву, и в тот же день она была занята французами.

Однако уже через месяц Наполеон был вынужден оставить сожжённый город. 19 октября французская армия начала отступление в сторону Калуги. 24 октября состоялось крупное сражение под Малоярославцем. 6-й пехотный корпус генерала Д. С. Дохтурова оказал упорное сопротивление неприятелю, город несколько раз переходил из рук в руки. Наполеон вводил в бой всё новые и новые части, и Кутузов решил направить на помощь Дохтурову корпус Раевского. Подкрепление пришлось как нельзя кстати, и неприятель был отброшен от города. В итоге, Малоярославец остался за русской армией. Французы не сумели прорваться к Калуге, и были вынуждены продолжить отступление по уже разорённой ими Смоленской дороге. Раевский за действия под Малоярославцем был награждён орденом Св. Георгия 3-й степени.

Силы французов, стремительно отступавших к западным границам России, таяли с каждым днём. В ноябре, в ходе трёхдневного сражения под Красным, Наполеон потерял около трети своей армии. В этом столкновении корпус Раевского фактически добил остатки корпуса маршала Нея, с которым ему не раз приходилось сталкиваться по ходу кампании.

Вскоре после сражения под Красным Николай Николаевич был вынужден оставить армию. Сказалось постоянное перенапряжение сил, а также многочисленные контузии и ранения.

Заграничный поход

В строй Раевский вернулся через полгода, когда боевые действия уже шли за пределами России. Его командованию был вверен гренадерский корпус. В мае 1813 года гренадеры Раевского проявили себя в сражениях под Кёнигсвартой и Бауценом. В августе, после присоединения Австрии к антифранцузской коалиции, корпус Раевского был переведён в Богемскую армию фельдмаршала Шварценберга. В её составе корпус принял участие в сражении при Дрездене, неудачном для союзной армии, и в сражении под Кульмом, где французы потерпели полное поражение. За Кульм Раевский был награждён орденом Св. Владимира 1-й степени.

Но особенно отличился гренадерский корпус Раевского в крупнейшем сражении эпохи — «Битве народов» под Лейпцигом.

В сем ужасном сражении было одно роковое мгновение, в котором судьба Европы и всего мира зависела от твердости одного человека. Наполеон, собрав всю свою кавалерию, под прикрытием ужасной батареи, устремился на наш центр. Часть оного поколебалась и временно уступила отчаянному нападению; но корпус гренадер под командою Раевского, свернувшись в каре, стоял непоколебимо, и, окруженный со всех сторон неприятелем, везде отражал его усилия. Сия твердость дала нашим время выстроиться и вскоре опрокинуть французскую кавалерию, которая принуждена была ретироваться под огнем непоколебимых гренадер, расстроилась и обратилась в бегство.

— М. Ф. Орлов

Сам Раевский был тяжело ранен в грудь, но остался на лошади и командовал корпусом до конца сражения. За этот подвиг он был произведён в генералы от кавалерии.

Зимой 1814 года, едва залечив рану, Раевский вернулся в армию. Он участвовал в сражениях при Бриенне, Бар-сюр-Обе и Арси-сюр-Обе. Наконец, 30 марта 1814 года русские войска подступили к Парижу. Корпус Раевского атаковал Бельвиль и, несмотря на упорное сопротивление французов, сумел занять эти высоты, господствующие над всем городом. Это в немалой степени способствовало тому, что французы были принуждены сложить оружие и начать переговоры. За Париж Раевский был награждён орденом Св. Георгия 2-й степени.

Последние годы

После войны Раевский жил в Киеве, где был расквартирован вверенный ему 4-й пехотный корпус. Политика, придворные должности и официальные почести его не привлекали. По семейному преданию, он отказался от графского титула, пожалованного ему Александром I.

Почти ежегодно Раевский с семьёй путешествовал в Крым или на Кавказ. К этому времени относится знакомство семейства Раевских с А. С. Пушкиным. Молодой поэт стал близким другом генерала и его детей. С одной из дочерей Раевского — Марией Николаевной — поэта связывали романтические отношения. Ей он посвятил многие свои стихотворения.

Осенью 1824 года Раевский по собственному прошению был уволен в отпуск «до излечения болезни». 1825 год стал самым печальным в жизни генерала. Сначала умерла нежно любимая мать — Екатерина Николаевна, а в декабре, после восстания на Сенатской площади, были арестованы сразу трое близких ему людей: брат Василий Львович и мужья дочерей — М. Ф. Орлов и С. Г. Волконский. Все они были высланы из столицы. К следствию по делу декабристов были привлечены и сыновья Раевского — Александр и Николай. Однако с них подозрения были сняты. В конце следующего года Николай Николаевич навсегда простился с любимой дочерью Марией, уехавшей в Сибирь к своему сосланному мужу.

В январе 1826 года вступивший на престол император Николай I назначил Раевского членом Государственного совета.

Скончался Николай Николаевич Раевский 16 (28) сентября 1829 года в селе Болтышка Чигиринского уезда Киевской губернии в возрасте 58 лет. Похоронен он в фамильной усыпальнице в селе Разумовка. На его надгробной плите начертаны слова:

Владелец страницы: нет
Поделиться