Арсеньев Владимир Клавдиевич
Арсеньев Владимир Клавдиевич
10.09.1872 — 04.09.1930

Арсеньев Владимир Клавдиевич — Биография

Влади́мир Кла́вдиевич Арсе́ньев (10 сентября 1872, Санкт-Петербург, Российская империя — 4 сентября 1930, Владивосток, СССР) — русский и советский путешественник, географ, этнограф, писатель, исследователь Дальнего Востока.

Родился в Санкт-Петербурге в большой семье железнодорожного служащего (в семье Арсеньевых было девять своих детей и десятая приёмная сирота-родственница).

Дед Гоппмайер Фёдор (Теодор) Иванович (1826—1866) родился в Германии, умер и погребён в Твери. Был управляющим в имении генерала Н. И. Ладыгина селе Алексейково. Бабка Аграфёна Филипповна (ок. 1826—1910) — дворовая девка генерала Ладыгина, из крепостных крестьян селения Алексейково; с 1856 года стала тверской мещанкой. В их браке (бракосочетание в 1856 году) был внебрачный сын Клавдий. Клавдий Фёдорович (11.03.1848 — 25.11.1918) родился в Алексейкове, крещён в церкви села Н. Самороково Весьегонского уезда Тверской губернии; по беспечности кровного отца не был усыновлён, поэтому фамилия ему дана по имени крёстного отца Арсения Тимофеевича и до конца жизни он остался Арсеньевым. Убит вооружёнными грабителями (ими оказались жители села Батурина) в ночь с 24 на 25 ноября 1918 года на хуторе Дубовщина около села Батурина Черниговской губернии, где с 1913 года, вышедший в отставку, жил с семьёй.

В 1892 году В. К. Арсеньев поступил в Петербургское юнкерское пехотное училище. Одним из преподавателей училища был брат известного путешественника Г. Е. Грум-Гржимайло, который смог заинтересовать Володю Арсеньева географическими исследованиями, обратив его внимание на Дальний Восток.

После окончания учёбы в 1895 году Арсеньев получил назначение в Польшу. В 1900 году по личной просьбе он был переведён во Владивосток.

C 1900 года В. К. Арсеньев состоял членом Общества любителей охоты, с 1903 года — действительным членом Общества изучения Амурского края.

Первые свои экспедиции (1902—1907) Арсеньев совершил в качестве военного топографа. В его задачу входило проведение маршрутной съёмки, но он попутно собирал и научные материалы о рельефе, геологии, флоре и фауне Южного Приморья и Сихотэ-Алиня, о народах, населявших эти места. В 1906 году Арсеньев исследовал Зауссурийский край к северу от залива Святой Ольги в системе истоков реки Уссури, причём Сихотэ-Алинь был пройден 9 раз. В 1907 году работы 1906 года были продолжены (исследован бассейн реки Бикин и побережье, Сихотэ-Алинь был пройден 4 раза).

В 1908—1910 годах Арсеньев при поддержке Русского географического общества осуществил исследования Северного Приморья: северная часть Уссурийского края от побережья Татарского залива до Амура и низовья Уссури; Сихотэ-Алинь был пройден 7 раз. В экспедициях Арсеньева этих лет принимали участие ботаники Н. А. Десулави и Н. А. Пальчевский; ботанические сборы их и Арсеньева были переданы для обработки Д. И. Литвинову и И. В. Палибину. Обобщённый материал, полученный в ходе этих экспедиций Арсеньева, — «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края», был издан в двух томах в 1911—1912 годах.

Результатом этих экспедиций явились богатые содержанием труды, написанные литературным языком, а также художественные книги «По Уссурийскому краю» (1921), «Дерсу Узала» (1923). Впоследствии обе книги были выпущены в одном томе под названием «В дебрях Уссурийского края» (1926) и выдержали множество очень тиражных изданий. Эти книги были переведены и изданы на более чем тридцати языках, в том числе на национальных языках в республиках СССР.

В 1909 году В. К. Арсеньева избрали действительным членом Императорского Русского географического общества (ИРГО). Рекомендации ему дали секретарь ИРГО А. А. Достоевский и действительный член этого общества ротмистр А. Н. Гудзенко.

В феврале 1912 года посетил строящуюся станцию Бира Дальневосточного края где провёл ревизию каменноугольных копей. В газете «Приамурские ведомости» был опубликован доклад под общим заголовком «Река Бира, угольные копи Бирского каменноугольного товарищества и строящаяся Амурская железная дорога».

Двадцать отечественных научных обществ избрали Арсеньева своим членом. Его приняло в свои ряды Вашингтонское национальное географическое общество.

В. К. Арсеньев работал директором Хабаровского краеведческого музея с 1910 по 1918 и с 1924 по 1926 гг.

В 1917 году Арсеньев совершил экспедицию в хребты Быгин-Быгинен и Ян-де-Янге. С 1918 по 1926 год Арсеньев ездил на Камчатку (долина реки Камчатки, в 1923 году подымался на Авачинскую сопку) и в Гижигинской уезд (1922), а в 1927 году совершил большую экспедицию по маршруту Советская Гавань — Хабаровск, описанную в книге «Сквозь тайгу» (1930).

Октябрьскую революцию Арсеньев встретил словами: «Революция для всех, в том числе и для меня». Им был поднят вопрос о запрещении сдавать в аренду американским и японским промышленникам советских тихоокеанских островов. Был инициатором создания на Дальнем Востоке первых природных заповедников. Занимался восстановлением рыбных и звериных промыслов на Командорских островах, экономике которых был нанесён огромный ущерб за время иностранной интервенции. Отмечая современность звучания этнографических трудов Арсеньева, нельзя оставлять в стороне противоречивость и ошибочность некоторых его положений, о чём ему указывали в своё время ведущие специалисты-этнографы страны, профессора Л. Я. Штернберг и В. Г. Богораз..

Арсеньева неоднократно допрашивали чекисты. Его подозревали в шпионаже. Арсеньева оклеветал некий Липский, который для этого сначала втёрся к нему в доверие. В книге регистрации лиц, стоящих на учёте во Владивостокском ОГПУ за 1924 год, перед фамилией полковника В. К. Арсеньева появилась следующая запись: «30.03.1924 года комиссия постановила с особого учёта снять как лояльного по отношению к Советской власти».

7 января 1930 года он подписал договор с правлением Уссурийской железной дороги, принял на себя обязанности начальника бюро экономических изысканий новых железнодорожных магистралей и стал начальником одновременно четырёх экспедиций, направлявшихся в районы предполагаемых железнодорожных линий.

19 июля 1930 года он выехал из Владивостока в низовья Амура для инспектирования экспедиционных отрядов. В этой поездке Владимир Клавдиевич слегка простыл. 26 августа он вернулся домой. Его болезненное состояние не укрылось от близких, но он отказался сходить к врачу и принялся за отчёт о командировке. Ночь с 3 на 4 сентября была для него последней. Он не смог уснуть, метался в бреду, просил усадить в кресле. Врач, вызванный за два часа до смерти Владимира Клавдиевича, нашёл его состояние не внушающим опасения. 4 сентября Арсеньев умер от воспаления лёгких.

Похоронен на военном кладбище на полуострове Эгершельда (Владивосток). В связи с ликвидацией военного кладбища был перезахоронен на Морском кладбище Владивостока.

Вдова путешественника Маргарита Николаевна Арсеньева (его вторая жена, с первой — Анной Константиновной он развёлся) была репрессирована. Её под давлением заставили признаться в клевете. 11 февраля 1935 года открылось заседание Военного трибунала Особой Краснознамённой Дальневосточной армии, М. Н. Арсеньеву спросили о секретном докладе: «Да, мой муж действительно писал доклад о Японской агрессии на ДВК, — подтвердила она, — и передал его бывшему председателю крайисполкома Крутову. Кажется, он посылал его и в Москву. После смерти Владимира Клавдиевича уполномоченный НКИД Гейсман просил, чтобы я поискала в архивах мужа, нет ли там черновика или каких-нибудь экземпляров этого доклада. Его надо было сдать, так как он секретный». По иронии судьбы покойного В. К. Арсеньева посчитали главой японской разведки в России. Его подозревали в сговоре с китайцами и японцами, хотя он по заданию тех же чекистов написал книгу-исследование «Китайцы в Уссурийском крае». Маргарита Арсеньева была расстреляна 21 августа 1938 года.

Личный архив Арсеньева остался у его дочери, Натальи Владимировны Арсеньевой, у которой он был приобретён (по другой версии, конфискован) и передан Приморскому филиалу Географического общества СССР (ПФГО, бывшее Общество изучения Амурского края). После Великой Отечественной войны пропала его незаконченная рукопись «Страна Удеге», которую он писал 27 лет и редактировать которую согласился профессор Штернберг. Эта рукопись не обнаружена до сих пор.

Владелец страницы: нет
Поделиться