Стевен Христиан Христианович
Стевен Христиан Христианович
19.01.1781 — 18.04.1863

Стевен Христиан Христианович — Биография

Христиа́н Христиа́нович Сте́вен (нем. Christian von Steven, 19 января 1781, Фридрихсгам, Выборгская губерния (ныне Хамина, Финляндия) — 18 (30) апреля 1863, Симферополь) — русский ботаник шведского происхождения, доктор медицины, садовод и энтомолог, основатель и первый директор Никитского сада в Крыму, действительный статский советник.

C 1849 года почётный член Петербургской академии наук, с 1849 — член-корреспондент. Стевен описал множество растений юга России.

Христиан Стевен, сын таможенного инспектора, получил первоначальное образование в народном училище в родном городе Фридрихсгаме.

В 1792 году поступил в Академию Або, где изучал древние языки и медицину.

С 1795 года в течение двух лет Стевен занимался медициной и ботаникой в Петербургском лекарском училище, присоединённом позже к Медико-хирургической академии.

В 1797 году слушал лекции Гуфеланда и Людера на медицинском факультете в Йене.

В 1798 году был вынужден вернуться в Россию по повелению императора Павла I, отозвавшего русских студентов на родину. По возвращении в Россию поступил в Санкт-Петербургский сухопутный госпиталь, где до учреждения Медико-хирургической академии преподавались медицинские науки. В 1799 году закончил обучение в академии и был удостоен степени доктора медицины, представив сочинение «Specilegium plantarum cryptogamarum» (О тайнобрачных растениях). С 12 октября 1799 года Стевен был определён врачом в Санкт-Петербургский сухопутный госпиталь.

Весь период своего обучения Стевен увлечённо занимался естественными науками, ботаникой и энтомологией, уделяя много времени этим предметам в университете Або, находясь в Германии и в Петербурге.

Получив степень доктора, Стевен познакомился с главным инспектором шелководства на Кавказской линии Биберштейном, который сделал ему предложение занять место помощника инспектора шелководства. Приняв предложение Биберштейна, Стевен в марте 1800 года оставил службу в госпитале, а в апреле вместе с Биберштейном покинул Петербург.

Кавказ и Крым

Прибыв в Москву, Стевен провёл несколько недель у известного ботаника Стефана. Биберштейн и Стевен предприняли длительное путешествие вниз по Волге и Тереку, по окончании которого прибыли в Кизляр. За время путешествия ими были собраны значительные ботанические и энтомологические коллекции.

В августе 1800 года они продолжили путешествие по Кавказу. Прибыв в Георгиевск, они встретились с графом Мусиным-Пушкиным, который отправился на Кавказ для исследования минеральных источников. Они приняли участие в обследовании сернистых источников в Константиногорске и источника Нарзан. Путешествие проводилось при сильном конвое, эти места не посещались учёными с момента пребывания здесь Палласа в 1793 году.

Три года оставался Стевен на Кавказской линии, проводя зиму в Кизляре или Георгиевске, а лето — в непрерывных поездках по службе в различные места Ставропольской губернии и к Кавказским минеральным водам, которые начинали в то время приобретать известность. 15 июня 1803 года состоялось назначение Стевена на должность помощника инспектора шелководства в Грузию (незадолго перед тем присоединённую к России), куда он и отправился в апреле 1804 года. Здесь он очутился лицом к лицу перед богатейшей и разнообразнейшей растительностью, в научном отношении почти совершенно не исследованной, несмотря на труды Турнефора, Буксбаума, Гмелина и Гюльденштедта, скорее лишь указавших на богатства закавказской флоры, чем исследовавших её. И Стевен с несокрушимой энергией и пылом истинного учёного отдался изучению многообразной растительности Закавказья, предпринимая частые и сопряжённые с большими трудностями, даже опасностями, поездки во все уголки этого в то время малодоступного края. Богатством результатов своих исследований он оставил далеко позади своих упомянутых предшественников.

Косвенным доказательством плодотворности его работ могут служить многочисленные печатные труды его, помещённые главным образом в изданиях Московского общества испытателей природы. Этим же исследованиям в значительной степени обязана своими достоинствами известная Flora Taurico-Caucasica Биберштейна. В конце 1805 года Стевен отправился в Петербург, 8 мая 1806 года был утверждён в своей должности и вскоре выехал обратно на Кавказ, а оттуда в Крым. Здесь он провёл некоторое время у Палласа, жившего в Судаке и работавшего тогда над составлением своей Zoographia rosso-asiatica, а затем поселился вблизи Симферополя, совершая оттуда ежегодно поездки для обозрения то юго-западных, то юго-восточных губерний. В 1807 году ему было поручено устройство в Кизляре училища виноделия, а в 1810 году «для ознакомления с хозяйственными заведениями жителей» он объехал прибрежные каспийские области, посетил Тифлис и на зиму приехал в Петербург. Здесь он представил министру внутренних дел свои путевые записки, извлечения из которых, содержащие преимущественно сельскохозяйственные сведения, были напечатаны потом в Северной Почте за 1811 год (№ 59—62, 64—66) под заглавием «Краткая выписка из путешествия коллежского советника Стевена по Кавказскому краю в 1810 году».

В марте 1812 года Стевен, оставаясь в прежней должности, вместе с тем был назначен директором Никитского ботанического сада, устроенного по инициативе герцога Ришельё на Южном берегу Крыма, близ деревни Никиты, для акклиматизации южных растений. «Тут к наблюдениям и теоретическим занятиям Стевена,— писал академик П. И. Кеппен,— присоединилась и практика, которой вся южная Россия обязана разведением и распространением большого числа новых более или менее акклиматизированных деревьев и растений, как с опадающей листвой, так и вечнозелёных, а также лучших сортов фруктовых деревьев». Благодаря Стевену Никитский сад вскоре превратился в прекраснейший питомник и ботанический акклиматизационный пункт, служивший как бы этапом при переходе растений с востока на запад и обратно из Европы в Азию.

Эти заслуги Стевена по устройству сада, выясненные академиком Кеппеном в его труде Ueber Pflanzen-Acclimatisirung in Russland, побудили герцога Ришельё исходатайствовать в 1818 году у Императора Александра I для трудолюбивого учёного 2 000 червонцев, которые дали Стевену возможность предпринять двухлетнее заграничное путешествие с целью изучить и подобрать плодовые и другие деревья, наиболее пригодные для снабжения ими Никитского сада. В начале 1820 года Стевен отправился в Вену, а оттуда в Берлин, где много работал в местном ботаническом саду, пользуясь, с разрешения профессора Линка, гербарием Вильденова. Затем он посетил Вильгельма фон Гумбольдта, побывал в Лейпциге, Дрездене, Фрайберге, Нюрнберге и Мюнхене, а оттуда через Инсбрук и Бернские Альпы отправился в Италию. Посетив и там наиболее важные пункты, он возвратился в Швейцарию и на некоторое время остановился в Женеве, где сблизился с Декандолем, занимавшимся тогда систематизацией семейства Капустные. Зиму 1820 года Стевен провёл в Париже, где, между прочим, познакомился с Кювье и Дефонтеном, а в начале следующего года через Марсель отправился в Грецию, которой, однако, из-за восстания греков, не достиг и, пробыв недолго в Константинополе, возвратился в Крым. Поселившись вблизи Симферополя в купленном им домике с большим садом, Стевен в свободное от своих служебных занятий время занялся приведением в порядок своего гербария и коллекции насекомых, достигших к этому времени, благодаря его трудолюбию и помощи со стороны многих известных учёных, весьма значительных размеров. Одна из его коллекций насекомых была им уступлена в 1825 года Московскому университету, причем следовавшие ему 12 000 рублей ассигнациями он пожертвовал тому же университету с тем, чтобы на проценты с этого капитала были учреждены две стипендии для недостаточных студентов, посвятивших себя изучению естественных наук. Другая, ещё более значительная коллекция насекомых была приобретена у Стевена в 1841 году министерством государственных имуществ для Горы-Горецкого земледельческого училища. Незадолго до своей смерти в 1860 году Стевен подарил Александровскому университету в Гельсингфорсе свой богатейший гербарий, заключавший в себе до 2 500 видов. Для принятия этого гербария нарочно прибыл осенью 1860 года в Крым профессор Нордман.

Деятельность Стевена за всё время пребывания в Крыму обильна результатами. Научные познания Стевена и обширное знакомство его с флорой южной России нашли здесь себе широкое практическое применение, которому вся южная Россия обязана разведением и распространением громадного числа новых и в большей или меньшей степени акклиматизированных растений — лучших сортов плодовых и других деревьев, как лиственных, так и хвойных. Достаточно заметить, что на Южном берегу Крыма нет сада, где не произрастали бы хоть некоторые из введенных Стевеном растений.

В 1815 году X. X. Стевен ходатайствовал о создании в Симферополе сада, «из которого распространялись бы в стране плодовые деревья всевозможных сортов, как это уже имеется в Никитском саду», однако проект не был поддержан.

После смерти Биберштейна в 1826 году Стевен был назначен на его место главным инспектором шелководства и за неимением времени сложил с себя звание директора Никитского ботанического сада, сохранив, однако, за собой главный надзор за этим учреждением. Почти всё время уходило у него теперь на служебные разъезды, так как подведомственный ему район простирался от Дуная до Волги и Каспийского моря. С учреждением министерства государственных имуществ занимаемая Стевеном должность была переименована в должность инспектора сельского хозяйства южной России, каковая и была поручена Стевену в 1841 году, занимавшему её в течение 10 лет. По случаю исполнившегося в октябре 1849 года пятидесятилетия его деятельности Императорская академия наук, членом-корреспондентом которой Стевен состоял с 1815 года, избрала его своим почётным членом. То же сделали Киевский, Дерптский, Казанский и Гельсингфорсский университеты, Московское общество испытателей природы, Финляндское общество наук и Штетинское энтомологическое общество. Учёный комитет министерства государственных имуществ назначил ему большую золотую медаль. Ещё раньше, в 1840 году, по случаю двухсотлетнего юбилея Финляндского университета он был удостоен звания доктора философии, а в 1839 году был избран почётным членом Кавказского общества сельского хозяйства. Вскоре после юбилея Стевен вышел в отставку по расстроенному здоровью и, продолжая жить на своей даче вблизи Симферополя, посвятил себя исключительно научной деятельности.

В 1846 году X. X. Стевен выдвинул идею использовать Днепр для орошения крымских земель. «Высокозамечательно не только в экономическом, но и в общественном отношении»,— писал Стевену его современник академик Кеппен. Однако и этот проект не был оценён по достоинству.

Все известные учёные России и Западной Европы, путешествовавшие по Крыму, всегда находили у Стевена самый радушный прием и всяческое содействие. Среди них французский геолог и путешественник Фредерик Дюбуа де Монперё (фр. Frédéric Dubois de Montpéreux), ботаник Ледебур, доктор Видеман, лингвист Шёгрен (в 1836 году), которому Стевен подарил свои весьма ценные заметки по истории, этнографии и географии Кавказа, собранные им во время его постоянных поездок. Ещё раньше он передал академику Лербергу свои заметки о кавказских народах, а в 1815 году представил в академию наук статью Idées sur la population du Caucase et sur l’origine des Géorgiens, которая, однако, не была напечатана. Свою огромную библиотеку он подарил Александровскому университету в Гельсингфорсе и Ришельевскому лицею в Одессе.

Умер Стевен в Симферополе в ночь с 17 на 18 апреля 1863 года.

До недавнего времени сохранялся в Симферополе одноэтажный дом X. X. Стевена, в котором учёный жил и работал в 1820—1863 годах. Здание состояло на государственном учёте, его арендатором была школа УВД. Здание разрушено в 1977 году. На месте дома в 1997 году установлен памятник Стевенам.

В 1977 году в Никитском ботаническом саду установлен мраморный бюст его основателю, для которого он собрал более 450 видов экзотических растений. Сын Стевен, Александр Христианович.

Владелец страницы: нет
Поделиться