Кобрин Михаил Петрович
Кобрин Михаил Петрович
02.11.1871 — 17.04.1956

Кобрин Михаил Петрович — Биография

Михаи́л Петро́вич Ко́брин (21 октября (2 ноября) 1871 Красноставский уезд Люблинское воеводство, Российская империя — 17 апреля 1956, Львов, УССР) — русский и украинский православный богослов, церковный и общественный деятель, расколовед, знаток древних языков, переводчик Священного Писания и богослужебных текстов на украинский язык.

Детство и образование

Родился 21 октября (2 ноября по новому стилю) 1871 года в семье малоземельного крестьянина Красноставского уезда Люблинского воеводства.

После окончания начальной школы среднее образование получил в Холмской духовной семинарии, а в 1893 году поступил в Московскую духовную академию (МДА), которую окончил в 1897 году со степенью магистранта. За работу под названием «День очищения в Ветхом Завете» Ученый совет академии присвоил М. П. Кобрину ученую степень магистра богословия. В журналах заседаний Совета МДА за 1900 год было отмечено, что работа Михаила Петровича была единственной в русской библейской литературе монографией на данную тему, которая представляла собой глубокое библейско-археологическое исследование по истории еврейского народа.

Начало преподавательской работы

Вернувшись на родину, Кобрин в 1897 году женился на Александре Герштанской, происходившей из известного на Холмщине священнического рода. В семье Михаила и Александры Кобриных родилось семь детей. После двухлетнего ожидания Михаил Кобрин получил должность преподавателя Холмской духовной семинарии «по кафедре истории и обличения раскола и обличительного богословия». На этой должности Кобрин работал до эвакуации семинарии в Москву в 1915 году в связи с началом Первой мировой войны. Основным направлением его деятельности в этот довоенный период стало обличение «так называемого униатского упорства, вследствие огромного числа униатов, не желающих принять православия». Михаил Кобрин разработал особенную программу преподавания по истории католичества и унии в Западной Руси, написав при этом несколько статей богословско-исторического содержания, в частности статьи «Неправда католического учения о непорочном зачатии Пресвятой Богородицы» и «Жизнь крестьян в неволе и на воле».

В первые годы преподавательской деятельности Кобрин издал следующие работы: «Краткий исторический очерк колонизации Западнорусского края и её следствий для Холмской Руси» (Варшава, 1902) и «Православно-русская миссия в Холмской Руси» (1904).

Общественная деятельность

При создании в 1907 году «Народно-просветительского общества Холмской Руси» председателем общества был избран Михаил Кобрин. Целью общества было просвещение сельского населения на русском, украинском и польском языках. Общество издавало еженедельник «Братская беседа». В этом русско-украинском издании печатались произведения украинских писателей (Пантелеймона Кулиша, Тараса Шевченко, Владимира Островского и др.).

В 1909 году за счёт общества опубликована «Карта русского и православного населения Холмской Руси» профессора Францева и «Очерки Холмщины и Подлесья» Васька Ткача (народного учителя Василия Остапчука). В этом же году начата публикация серия брошюр «Народные песни Холмской Руси».

Михаил Петрович Кобрин был членом делегации в Государственную Думу от украинского населения Холмщины. Делегация сделала предложение об отделении от Польши этнических западнорусских земель и создания на их основе Холмской губернии в составе Российской империи. Два года спустя, 23 июня 1912 года, при активной поддержке епископа Холмского и Люблинского Евлогия (Георгиевского), члена III Государственной думы, был утвержден закон об образовании Холмской губернии с изъятием её из управления варшавского генерал-губернатора.

При энергичном содействии епископа Евлогия и щедрых пожертвований из его личных средств было основано «Холмское сельскохозяйственное общество взаимного кредита», первым и единственным президентом которого стал Михаил Кобрин. Целью общества было сохранение и укрепление обнищавших хозяйств украинских крестьян путём предоставления им кредита для покупки земель на льготных условиях.

В начале Первой мировой войны «Общество взаимного кредита» приостановило свою деятельность в связи с эвакуацией гражданского населения и организаций вглубь Российской империи. Под присмотром Кобрина имущество и документация общества были вывезены в Москву и хранились в «Сибирском банке».

После подписания Рижского договора 1921 года имущество общества было передано российско-польской комиссии по реэвакуации. Польское правительство долгое время задерживало возвращение имущества и сделало это только в 1927 году, когда срок возобновления работы общества уже закончился. Манипулируя законодательством, польская власть ликвидировала общество. При этом ликвидационная комиссия вынесла благодарность Михаилу Кобрину за сохранение имущества.

После 1921 года

В соответствии с Рижским мирным договором 1921 г. западная часть белорусских и украинских земель была исключена из Холмщины и присоединена к возрожденному Польскому государству. Польская власть очень скоро начала проводить политику национального угнетения, начала закрывать украинские школы, превращать православные храмы в католические, закрывать «Просвиты», библиотеки, чинила различные препятствия для экономического и культурного развития непольского населения.

Польское правительство перевело Холмскую духовную семинарию в город Кременец. В 1922 году Кобрин с супругой и младшими детьми возвращается из Москвы в город Холм и в этом же году переезжает в Кременец для продолжения преподавательской деятельности в Кременецкой духовной семинарии, где он трудится до выхода на пенсию в 1931 году. Здесь он преподает Священное Писание Нового Завета, сравнительное и догматическое богословие, философию. Михаил Петрович сочетает преподавание с работой переводчика церковно-богословских книг на украинский язык, так как со времени объявления Константинопольским патриархатом в 1925 году автокефалии Польской Православной Церкви существовала острая необходимость в украинских богослужебных изданиях.

Кобрин становится одним из видных деятелей украинизации Польской Православной Церкви, что в конце концов привело к противостоянию с польским правительством.

Переводческая деятельность

Прекрасно владея тремя древними языками — еврейским, греческим и латынью, Михаил Петрович начал осуществлять перевод книг Священного Писания и богослужебных книг на украинский язык. За годы проживания в Кременце ему удалось перевести и издать следующие богослужебные книги:

1. Апостол. Богословская секция Общества им. митр. П. Могилы, Луцк, 1941.

2. Малый Октоих. На средства архиепископа Волынского и Кременецкого Алексия, Луцк, 1938.

3. Часослов. Богословская секция Общества им. митр. П. Могилы, Луцк, 1941.

4. Литургия свт. Василия Великого. Украинский научный институт, Варшава, серия переводов Священного Писания и богослужебных книг, том LII, книга 3, 1939.

5. Литургия Преждеосвященных Даров свт. Григория Двоеслова. Там же.

6. Псалтирь (перевод с Септуагинты). Украинский научный институт, Варшава, серия переводов Священного Писания и богослужебных книг, том XXXVIII, книга 2, Луцк, 1941.

Однако внедрение украинского языка в церковное богослужение было воспринято неоднозначно как частью православного духовенства, так в особенности русской эмиграцией. Впрочем, «согласно переписи 1931 года более 1 миллиона православных считали родным языком украинский, почти 1 миллион — белорусский, полмиллиона — польский, сто тысяч — русский, почти 22 тысячи — чешский. Таким образом, по национальному составу православные делились на несколько далеко не равных по числу групп, среди которых доминировало украинское и белорусское коренное население, преимущественно крестьянское; русские были представлены не столько старожильческим населением городов, сколько эмигрантами, покинувшими Россию в результате революции и гражданской войны. Нередко русскими называли себя и представители местной православной интеллигенции, в том числе и священники».

Для обсуждения вопроса украинизации богослужения в 1927 году почти одновременно в Луцке и Почаеве состоялись собрания священства и мирян. На Луцкий съезд прибыли только миряне, так как предстоятель Польской Православной Церкви митрополит Дионисий (Валединский) запретил духовенству принимать в нём участие. В Почаеве собрались как священнослужители, так и миряне. Луцкий съезд поддержал украинизацию Церкви, а епархиальное собрание в Почаеве приняло решение о том, что богослужебным языком в православных церквях Польши может быть только церковнославянский язык, и требовало от Синода запретить украинизацию Церкви. Митрополит Дионисий осудил решение епархиального собрания в Почаеве как противоречащее решению Синода от 16 июля 1922 года и от 3 сентября 1924 года об использовании украинского языка в богослужении и церковной жизни. Синод не утвердил решения епархиального собрания в Почаеве.

Этот вопрос окончательно был решен в 1930 году на предсоборном собрании Польской Православной Церкви в Варшаве. Кобрин, будучи секретарем президиума этого собрания, выступил с докладом «О языке богослужения», в котором заметил: «Все возражения против надуманной вульгарности украинского богослужения высказываются или в связи с незнанием или непривычкой к украинскому богослужению, или из-за ненависти к украинскому языку. Последнее возражение имеет политический характер…».

Пятая комиссия предсоборного собрания предложила проект, в котором определялись условия для введения украинского языка в богослужение по переводам, утвержденным Синодом. В 1931 году при Синоде Православной Церкви в Польше была образована постоянно действующая комиссия, которая редактировала переводы богослужебных книг, а также книг религиозно-философского и церковно-исторического содержания. В 1931 году в Кременце была образована подкомиссия Варшавской комиссии, председателем которой был назначен Михаил Петрович Кобрин. Аналогичная подкомиссия была образована в 1933 году в Луцке при научном обществе имени митрополита Петра Могилы. Подкомиссии вычитывали и исправляли переведенные тексты, а Варшавская комиссия редактировала, утверждала и передавала эти тексты в печать.

В эти годы были опубликованы следующие работы Михаила Петровича:

1. «О языке богослужения». Издательство «Украинская нива», Луцк, 1935.

2. «Существование Бога в мире». Волынский епархиальный миссионерский комитет, Кременец, 1938.

3. «О Священном Предании». Там же.

4. «О Священном Писании или Библии». Там же.

Перед Второй мировой войной

В 1934 году, будучи на пенсии, Кобрин по просьбе украинской общественности снова (в третий раз) возвращается к преподавательской деятельности, теперь уже в качестве директора украинской гимназии Кременца. В эти годы гимназия находилась в тяжелом финансовом положении. Она существовала как частная организация за счёт платы за обучение, пожертвований отдельных граждан и организаций. Гимназия продержалась только до 1938 года, когда была закрыта польской властью.

Михаил Петрович Кобрин боролся против нарушения польским правительством им же установленных правовых положений Православной Церкви в Польше. Он протестовал против разрушения православных церквей на Холмщине, захвата православных храмов католиками, посягательств на церковное имущество православных, насильственный перевод православных верующих в католицизм. В предвоенные годы Православная Церковь в Польше потеряла больше сотни храмов, которые были либо отобраны католиками, либо разрушены польским правительством.

В 1939 году в начале Второй мировой войны Михаил Петрович Кобрин в 68-летнем возрасте как нелояльный гражданин Польского государства был интернирован в польский концлагерь Берёза-Картузская вместе с большой группой духовенства, где подвергался издевательствам со стороны надзирателей лагеря.

Протоиерей С. Гаюк в своей работе «От церковного престола за решетку в Берёзу» вспоминает: «Уже в первый день, хорошо помню, после часовой „муштры“ упал без сознания старенький профессор Кобрин (известный учёный, православный богослов, переводчик посланий св. апостола Павла и Псалтири на украинский язык). Он долго лежал без сознания около решетки. Мы с грустью наблюдали за ним, но ничем не могли помочь».

Советский период жизни

Мгновенный разгром польской армии войсками Третьего рейха, побег польского правительства за границу, заставили надзирателей Берёзы-Картузской бежать. Арестанты были оставлены на произвол судьбы и разбежались по домам. Михаил Кобрин был переправлен местным священником в Кременец.

В 1943 году Кобрин переехал во Львов к своим детям, где, несмотря на пожилой возраст, продолжал заниматься научной работой. В это время он составил и подготовил к печати учебники по курсам нравственного и догматического богословия, предназначенные для духовных школ и организаций, а также для богословского самообразования.

В 1947-55 годах Михаил Кобрин сотрудничал со Львовским епархиальным журналом «Епархиальный вестник» (позже «Православный вестник»). За этот период в журналах было напечатано 24 его статьи исторического и богословско-философского содержания.

Михаил Петрович Кобрин умер на 84 году жизни 17 апреля 1956 году. Похоронен на Лычаковском кладбище во Львове.

Владелец страницы: нет
Поделиться