Самойлов Василий Васильевич
Самойлов Василий Васильевич
25.01.1813 — 08.04.1887

Самойлов Василий Васильевич — Биография

Василий Васильевич Самойлов (1813—1887) — русский актёр и художник.

Принадлежал к знаменитой актерской семье Самойловых. Вырос в семье оперных певцов В. М. Самойлова и С. В. Черниковой-Самойловой. Сестры — известные актрисы Александринского театра: Надежда Самойлова и Вера Самойлова. Отец артиста Павла Васильевича Самойлова.

Воспитывался в Горном корпусе (1829) и Лесном институте (1832) и был уже офицером, когда по желанию отца, заметившего в нем артистическое дарование и хороший голос, дебютировал в Александринском театре в заглавной партии оперы Э. Н. Мегюля «Иосиф прекрасный» (1834). Три года он исполнял оперные партии и водевильные роли, после чего окончательно перешел в драматическую труппу. Первые годы он оставался в тени, играя большей частью вторые роли молодых людей. Только в 1839 г. его выдвинуло исполнение заглавной роли в водевиле «Макар Алексеевич Губкин» Ф. А. Кони, где он мастерски передразнивал современных ему знаменитых артистов. С тех пор деятельность его расширяется, он создает с успехом целый ряд типичных лиц самого разнообразного свойства: юркий аферист Присыпочка («Петербуржские квартиры» Ф. А. Кони), Альмавива («Свадьба Фигаро» Бомарше), юродивый Митя («Смерть Ляпунова» С. А. Гедеонова), иезуит Роден («Парижские тайны» по Э. Сю), Швохнев («Игроки» Н. В. Гоголя), старуха в водевиле «Нашествие иноплеменных», скряга Чужбинин в «Талисмане» Г. В. Кугушева, беспамятливый старик из пьесы А. А. Тальцевой «И дружба, и любовь» (Библиографический словарь русских писательниц, 1889, стр. 120 об этом спектакле: «играно на александринской сцене в первый раз в бенефис В. В. Самойлова»), роль старого скрипача, Стружкин («Актер» Н. А. Некрасова), Крупа («Машенька» по поэме А. А. Майкова; 1850). Тем не менее еще в 1844 г., прослужив 10 лет на сцене и уже имея бенефис, Самойлов должен был появляться и в таких выходных ролях, как Гильденстерн в «Гамлете» У. Шекспира.

Окончательно завоевал Самойлов публику в 1846 году исполнением роли Пузыречкина, поставив в свой бенефис пьесу К. Д. Ефимовича «Отставной театральный музыкант и княгиня». Ещё более широкое применение его талант получил с появлением оригинальных пьес русских авторов — А. Н. Островского, И. С. Тургенева, А. А. Потехина, А. Ф. Писемского, А. В. Сухово-Кобылина, П. Д. Боборыкина, В. А. Дьяченко, Н. А. Чаева, В. А. Крылова, А. И. Пальма, Д. В. Аверкиева и др.

Диапазон его ролей поражает своим разнообразием. Никто, как он, не умел представить настоящего барина с утонченными манерами и речью. Роли Кречинского, графа в тургеневской «Провинциалке», старого барина в пьесе Пальма и т. п. после Самойлова не находили исполнителя, который хотя бы несколько был на уровне его творчества. И в то же время ему удавались роли простых крестьян: полесовщика («Окно во 2-м этаже» Крашевского), Михеича («Ночное» А. А. Стаховича), Агафона («Не так живи, как хочется» А. Н. Островского), старика крестьянина («Против течения» В. А. Крылова) и др. Дарование Самойлова сказывалось весьма ярко и в таких ролях, как еврей в «Скупом рыцаре» А. С. Пушкина, француз в «Гувернере» В. А. Дьяченко, англичанин в «Купленом выстреле», немец («Мужья одолели»), чухонец (в известной песенке, которая во время Крымской кампании имела огромный успех). Целый ряд типичных добродушных старичков был превосходно воспроизведен Самойловым («Шутники», «Трудовой хлеб», «Станционный смотритель», «Старички», «Женихи», «Воробушки»). Ему много обязаны своим успехом пьесы В. А. Дьяченко, «Чиновник» В. А. Соллогуба, «Гражданский брак» Н. И. Чернявского, «Слово и дело» Ф. Н. Устрялова. Из костюмных (бытовых и исторических) ролей Самойлова выдаются «Дмитрий Самозванец» Н. А. Чаева, «Ришелье» Э. Булвера-Литтона, Волынский («Ледяной дом»), «Фрол Скобеев» (Д. А. Аверкиева). Роль царя в «Смерти Ивана Грозного» А. Толстого не принадлежит к особенно удачным созданиям Самойлова. Среди других ролей: француз-гувернер Дорси в пьесе А. И. Пальма «Старый барин», Кромвель в мелодрамах «Жорж Тревор» П. Мериса и «Смерть Кромвеля» Э. Раупаха, кардинал Ришелье в пьесах «Серафина Лафайль» Буржуа и Лескуана и «Ришелье» Э. Бульвер-Литтона.

Василий Васильевич настолько широко властвовал на сцене, что туда не могли пробиться другие таланты.

В последний десяток лет своей карьеры, когда Самойлов был бесспорно первым артистом Императорского петербургского театра, он сыграл несколько иностранных классических драм, большей частью ставя их в свои бенефисы («Короля Лира», «Шейлока» и «Гамлета» — Шекспира, Франца Мора в драме Ф. Шиллера «Разбойники»). В 1874 г. состоялся сорокалетний юбилей артиста, после которого он, не сойдясь с дирекцией в условиях, покинул императорскую сцену еще в полной силе таланта. От времени до времени он участвовал в частных спектаклях. В 1881 г. новая дирекция предложила ему снова вступить на императорскую сцену на каких ему будет угодно условиях, но в это время с ним случился удар, и ему поневоле пришлось отказаться от возвращения на сцену. В 1884 г. Петербург торжественно отпраздновал 50-летний юбилей его деятельности; в этот день Самойлов в последний раз появился на сцене, исполнив отрывок из третьего акта драмы «Ришелье».

Погребен В. В. Самойлов в петербургском Новодевичьем монастыре.

Владелец страницы: нет
Поделиться