Смысловский Павел Константинович
Смысловский Павел Константинович
09.01.1867 — 04.04.1919

Смысловский Павел Константинович — Биография

Старший из сыновей Константина Павловича был Павел Константинович. Родился он 9 января 1867 года в г. Полоцке. Как я писал ранее, Смысловские, еще в 1874 году переезжают в г. Москву. Через два года, а именно в августе 1876 года, Павел Константинович поступает в 1-ю Московскую военную гимназию, где преподает Константин Павлович. В мае 1883 года (через год после переименования военных гимназий в кадетские корпуса) он заканчивает кадетский корпус и уже в сентябре поступает в Михайловское артиллерийское училище и зачислен на действительную службу. В 1886 году, по окончанию училища, он получает звание подпоручика и назначается на службу во вторую резервную артиллерийскую бригаду (г.Серпухов Московской губ.). Прибыв к месту службы, он зачисляется в 4-ю батарею. Но служба продолжалась не долго и в сентябре 1888 года Павел Константинович поступает в Михайловскую Артиллерийскую Академию. Уже в ноябре этого же года он получает очередное звание – поручика. В феврале 1891 года он переводится в 1-ю Гренадерскую генерал-фельдмаршала графа Брюса артиллерийскую бригаду (г.Москва), продолжая учебу в Академии. В мае 1891 года он заканчивает Академию, в июне получает очередное звание штабс-капитана и возвращается в свою Гренадерскую бригаду с зачислением в 3-ю батарею. В октябре 1891 года назначается помощником делопроизводителя Артиллерийского Комитета Главного Артиллерийского Управления с зачислением по полевой пешей артиллерии. 6 декабря 1895 года произведен в капитаны. В мае 1896 года переведен в гвардейскую пешую артиллерию с зачислением по роду оружия и с оставлением в занимаемой должности. В августе 1898 года Павел Константинович прикомандировывается к Александровскому Военному Училищу для исполнения должности преподавателя артиллерии с оставлением по гвардейской пешей артиллерии. : декабря этого же года произведен в капитаны гвардии. Считаю необходимым немного посвятить этому училищу: Сегодняшние москвичи, проходя по улице Знаменка и Малому Знаменскому переулку от Арбатской площади до метро "Кропоткинская", большей частью даже и не подозревают, что находятся рядом со зданием прославленного Александровского училища, о котором в начале ХХ века А. И. Куприн писал: "Москва в число своих фаворитов неизменно включала и училище в белом доме на Знаменке, с его молодцеватостью и вежливостью, с его оркестром Крейнбринга и с превосходным строевым порядком на больших парадах и маневрах"1. Кроме Куприна, в списках юнкеров-александровцев мы находим имена таких известных людей, как актер Б. В. Щукин, композитор А. Н. Скрябин, генералы Н. Н. Юденич и Н. Н. Духонин, советские военачальники С. С. Каменев и М. Н. Тухачевский, а также (с 1908 года) наследник цесаревич Алексей Николаевич. Московское Александровское военное училище было основано в 1863 году императором Александром II. Первым шефом училища стал сам государь. В царствование Александра III оно получило название Третьего Московского военного Александровского. Шефство над ним взял опять же император. После восшествия на престол Николая II - нового шефа училища - последнему возвратили прежнее название. Улица, на которой находилось Александровское военное училище, в XVIII веке называлась Смоленской. Здесь после упразднения церкви Обретения Честнаго и Животворящего Креста Господня на ее месте по проекту архитектора Ф. И. Кампорези был построен дом графа С. С. Апраксина. В начале XIX века во владение Апраксина перешел и дом графа М. А. Толстого на углу улицы Знаменка и Пречистенского (Гоголевского) бульвара. Сначала оба дома разделял Арбатский переулок, но вскоре их соединили в один. После смерти графа его вдова продала здание Опекунскому совету под сиротский приют. В 1831 году приют переименовали в Александринский Сиротский институт для осиротевших офицерских и солдатских детей, супруга императора Николая I Павловича Александра Федоровна приняла его под свое покровительство. 27 января 1850 года институт был преобразован в Александринский Сиротский кадетский корпус. В ходе военной реформы 1863 года выявилась невозможность воспитывать по одним и тем же правилам мальчиков 10-11 лет и молодых людей 17-19 лет: потребовалось отделение младших классов от старших. Первые составили военные гимназии, вторые - военные училища, воспитанники которых - юнкера - считались на действительной военной службе и жили по законам воинской дисциплины. Вновь сформированное Александровское училище разместилось в здании упраздненного Александринского Сиротского кадетского корпуса. В училище принимались главным образом воспитанники военных гимназий. На вакантные места дозволялось поступать молодым людям всех сословий с законченным средним образованием; не имевшим такового предоставлялось право поступления на младший курс по итогам вступительных экзаменов. Осенью 1863 года в Александровское военное училище были переведены учащиеся старших классов трех московских (в том числе Александринского Сиротского), Орловского, Воронежского и Полтавского кадетских корпусов2. В первый год кандидатов со стороны почти не принимали. В последующем число их постепенно увеличилось и через десять лет достигло 54 процентов от общей численности юнкеров. Далее этот процент стал постепенно снижаться и к 1890 году вновь сошел на нет3. Положением 1894 года устанавливался новый порядок поступления в училище. Отныне, сюда принимались выпускники кадетских корпусов и молодые люди, имеющие право в этих кадетских корпусах обучаться, достигшие 17-летнего возраста и получившие аттестат за полный курс кадетского корпуса или соответствующего среднего учебного заведения. Прием со стороны для лиц недворянского происхождения ограничивался. В строевом отношении училище представляло собой батальон, состоящий из четырех рот. Каждая рота до 1871 года делилась на два взвода (впоследствии - на четыре). Приказом военного министра за N 243 от 24 июня 1867 года численность личного состава определялась в 300 юнкеров. Со временем штат изменялся: в 1880 году он был увеличен до 350, в 1882-м - до 4004, а к 1917 году, когда началась практика ускоренных 4-месячных выпусков, так как фронт остро нуждался в пехотных офицерах младшего звена, - до 2000 юнкеров. Руководство строевой подготовкой возлагалось на командира батальона, являвшегося помощником начальника училища. Двухгодичный курс обучения распределялся по двум классам - младшему и старшему. Программа строевого образования в младших классах включала в себя правила внутреннего распорядка, дисциплинарный устав, наставление по обучению стрельбе, гарнизонную и сторожевую службу, устав строевой пехотной службы, фехтование на рапирах, гимнастику, практическую стрельбу, глазомерное определение расстояний. Строевые занятия юнкеров старших классов имели целью подготовку будущих офицеров к их деятельности в войсках в качестве учителей- инструкторов. Один раз в неделю они упражнялись в верховой езде в манеже и приемами при орудиях. Летом начинался период стрельб, ротных и батальонных учений, проводившихся на Ходынском поле совместно с другими подразделениями Московского военного округа и заканчивавшиеся смотром командующего войсками округа и тактическими учениями. В основу учебного курса училища были положены тактика, фортификация, военная топография, артиллерийское и военно-административное дело, военное законоведение, а также общеобразовательные предметы - Закон Божий, русский и иностранные языки, математика, химия, физика, черчение, история, статистика; позже прибавились логика и психология. Юнкера, успешно окончившие училище, получали премии в размере от 100 до 200 рублей. Первым начальником Александровского военного училища (по 1874 год) был полковник, впоследствии генерал Б. А. Шванебах. Он "жил с юнкерами одной жизнью, в его больших выразительных глазах как бы отражались и радости и горести юнкеров. В награду за прочно и хорошо поставленное дело генерал был навечно зачислен в списки училища"5. Среди преподавателей можно назвать известных историков В. О. Ключевского, С. М. Соловьева, литературоведа академика Н. А. Котляревского, ученого-химика В. И. Мошнина, доктора богословия протоирея А. И. Иванцова-Платонова, действительного статского советника В. П. Шереметьевского, капельмейстера Ф. Ф. Крейнбринга - бессменного руководителя знаменитого в свое время училищного оркестра, учителя фехтования Т. П. Тарасова. В 1874 году на смену Шванебаху назначается полковник М. П. Самохвалов, бывший командир Самогитского гренадерского полка. Между собой воспитанники называли его "Епишка". "Юнкерам был забавен Самохвалов своей закидливостью и своим фейрверочным темпераментом; ценили его преданность училищу и его гордость своими александровцами. Но в глубине души не любили и не уважали его одну несправедливую черту. Ублажая и распуская юнкеров, он с беспощадной, бурбонской жестокой грубостью обращался с подчиненными ему офицерами"7. Во второй половине 1880-х годов начальником Александровского становится генерал-майор П. Н. Анчутин - герой русско-турецкой войны 1877-1878 годов, до того возглавлявший Константиновское военное училище. "Он необыкновенно высок, на целую голову выше правофлангового юнкера первой роты, и веско внушителен, пожалуй, даже величествен. Юнкера его зовут "статуей Командора". И правда, он похож на Каменного гостя, когда изредка, не более пяти-шести раз в год, проходит медленно и тяжело по училищному квадратному коридору, прямой, как башня, похожий на Николая I (...) с таким же высоким куполообразным лбом, с таким же суровым и властным выражением лица. С юнкерами он никогда не здоровается вслух. Да у него и нет вовсе голоса, а какое-то слабое сипение. Под Рущуком, командуя Ростовским гренадерским полком, он был ранен пулей в горло навылет и с тех пор дышит через серебряную трубку. За военные подвиги в Турецкую войну он был пожалован пожизненным ношением мундира Ростовского полка и почетным местом начальника Александровского училища"8. После смерти Анчутина в 1891 году его сменил генерал-лейтенант И. М. Левачев, а Левачева, в свою очередь, - генерал-майор П. А. Лайминг (1901). Последними начальниками Александровского военного училища были его бывшие выпускники - генерал-майоры П. П. Яковлев и Н. И. Геништа. О том, что собой представляло училище более ста лет назад, мы можем судить по сохранившимся фотографиям и описаниям современников. "Помещение было, пожалуй, тесновато для четырехсот юнкеров в возрасте от восемнадцати до двадцати лет и для всех их потребностей. В середине полутораэтажного здания училища находился большой, крепко утрамбованный четырехугольный учебный плац. Со всех сторон на него выходили высокие крылья четырех ротных помещений. Между третьей и четвертой ротами вмещался обширный сборный зал, легко принимавший в себя весь наличный состав училища, между первой и второй ротами - восемь аудиторий, где читались лекции, и четыре больших комнаты для репетиций. В верхнем этаже были еще: домашняя церковь, больница, химическая лаборатория, баня, гимнастический и фехтовальный залы. В нижнем полуэтаже жил офицерский состав". Среди юнкеров у начальства "любимчиков не было, да их и не потерпели бы. Случались офицеры слишком строгие, придирчивые трынчики, слишком скорые на большие взыскания. Их терпели как Божью кару и травили в ядовитых песнях. Но никогда ни один начальник не решался закричать на юнкера или оскорбить его словом. Тут щетинилось все училище". А вот описание александровцев-отпускников: "Мундиры с золотыми галунами, заботливо стянутые в талии, с красным вензелем на белом поле, туго опоясанные широким кушаком, на котором перекрещивались две гренадерские гранаты. На левом боку кушака прикреплялся штык в кожаном футляре. Этот выходной костюм довершался летом - бескозыркой с красным околышем и кокардой, зимою - каракулевой низкой шапкой с золотым (медным) начищенным орлом. И тот, и другой головной убор бывал лихо и вызывающе сдвинут на правый бок. Широкие черные штаны, по моде, заимствованные у императорских стрелков, надевались с широким напуском и низко заправлялись в собственные шикарные сапоги французского или русского лака, стоившие не дешево. Зато белые замшевые перчатки были обязательны и недороги". В училище выпускался даже свой журнал "Александровец", "объявленный по войскам гвардии, Виленскому, Петербургскому, Московскому, Одесскому, Казанскому, Киевскому, Варшавскому, Симбирскому и Кавказскому военным округам". Приводим стихотворение, помещенное в его литературном отделе (N 6 за 1907 год) за подписью "Бывший александровец 3 роты": Друзья! Железною стеной Во имя правды и закона Для блага родины святой Сомкнемся у подножья трона. Пускай мятежная волна Сметет ряды родного строя, Но разобьется и она О грудь погибшего героя... Утихнет буря, и тотчас Замолкнут брань и укоризны, И все поймут, что только в нас Залог спокойствия отчизны... Участие в боевых действиях для александровцев началось в период русско-турецкой войны 1877-1878 годов. 33 выпускника Александринского Сиротского кадетского корпуса и Александровского военного училища отличились на этой войне, 27 офицеров погибли12. В историю училища навсегда вписаны такие названия, как Плевна, Шипка, Карс, Ардаган, Хива, Мукден, Ляоян, Порт-Артур... Конец октября 1917 года ознаменовался противостоянием Московского Военно-революционного комитета (ВРК), организовавшего вооруженное выступление в Москве, и Комитета общественной безопасности (КОБ), возглавляемого председателем московской городской думы эсером В. В. Рудневым и полковником Генерального штаба, командующим Московским военным округом К. И. Рябцевым. Последний по должности должен был руководить силами, верными Временному правительству, однако он с самого начала занял двусмысленную позицию, ища компромисса с ВРК, а затем, став членом ВРК, подчинил последнему вверенные ему войска девяти губерний округа. В этих условиях центром вооруженного сопротивления ревкому стало Александровское училище, где начальник штаба МВО полковник К. К. Дорофеев формировал отряды добровольцев из офицеров, юнкеров, студентов, гимназистов и реалистов старших классов. Именно в те дни родилось название "Белая гвардия" (так именовался один из студенческих вооруженных отрядов). Юнкера вели бои на Арбате, на подступах к училищу, у Никитских ворот, в районе улицы Волхонки и Бульварного кольца. В числе добровольцев-офицеров был александровец, выпускник 1908 года, участник первой мировой войны полковник Л. Н. Трескин. 3 октября 1917 года, находясь на лечении в Москве, он явился в родное училище и возглавил одно из подразделений юнкеров. После захвата Москвы большевиками Трескин со своими юнкерами отправился на Дон и вступил в Добровольческую армию. Участвовал в 1-м Кубанском походе, служил в вооруженных силах Юга России. Эмигрировал в Сербию. Состоял в Русском общевоинском союзе (РОВС). В 1941-1945 годах вместе с югославскими партизанами воевал против немцев в рядах Русского корпуса, сформированного в Белграде. По окончании войны некоторое время жил в Западной Европе, затем перебрался в США, где и скончался в 1957 году. После заключения перемирия между ВРК и КОБ власть в Москве перешла к Советам. Комитет общественной безопасности упразднялся, юнкера сдавали занятые здания, оружие. Не пожелавшие разоружиться после прекращения уличных боев ушли из училища по отдаленным переулкам Новинского бульвара. Многие из оставшихся были арестованы и погибли. Александровское военное училище прекратило свое существование. В его здании разместился Реввоенсовет, а затем Наркомат обороны. Училище было воссоздано 31 января 1919 года в Добровольческой армии в Екатеринодаре, где белое командование сформировало военно-училищные курсы. В июле 1919-го курсы развернулись в городе Ейске; их преобразовали в училище военного времени генерала Алексеева (с 1 марта 1921 года - Александровское генерала Алексеева военное училище). После эвакуации из Крыма училище перевели в Галлиполи. В июле 1921 года оно сделало первый выпуск - 107 человек. С 1922 года вплоть до своего роспуска (1932) Александровское военное училище находилось в городе Варна (Болгария). В этом училище он прослужил вплоть до революции, а точнее до закрытия Советской властью Александровского училища. Распоряжением Московского Военно-революционного штаба от 9 мая 1918 г. за № 712254 полковник Смысловский Павел Константинович был уволен с военной службы по возрасту. После увольнения он оставался на пенсии до самой смерти и, в отличии от братьев, в РККА не служил ни одного дня. За период службы в царской армии Павел Константинович был награжден следующими орденами: Св.Станислава 3ст.; Св.Анны 3ст.; Св.Станислава 2ст.; Св.Анны 2ст.; Св.Владимира 4ст.; Св.Владимира 3ст.; Св.Георгия 4ст. Женат Павел Константинович не был. Умер он в Москве 4.04.1919 года. Место захоронения не установлено.