Соколова Наталия Петровна
Соколова Наталия Петровна
01.01.1914 — 01.01.1988

Соколова Наталия Петровна — Биография

Наталия Петровна Соколова (1914 — 1988) — оперная певица (лирико-драматическое сопрано), заслуженная артистка РСФСР (1955), награждена орденом «Знак почёта» (1951), солистка Большого театра в 1944 — 1968 гг.

Точные дни и месяцы рождения и смерти не известны, только годы.

Росла в детском доме, там же окончила школу-семилетку. После этого работала на трикотажной фабрике и жила в общежитии. В феврале 1936 года Аля Никишина была принята в Центральный дом художественной самодеятельности и начала заниматься с К. А. Кандауровой.

В 1939 году молодая певица вышла замуж за рабочего-слесаря (М. Соколова) и с тех пор носила фамилию мужа. В том же году, все еще продолжая заниматься у К. А. Кандауровой, она поступила в Ансамбль ВЦСПС, сначала в качестве хористки, потом солистки. Во время войны, находясь в Москве, Н. Соколова работала в Гастрольбюро, принимая участие в различных концертах по Московской области. 21 мая 1944 года молодая певица, тщательно подготовив со своим педагогом серьезную программу,— главным образом из оперных отрывков,— пришла на вступительный конкурс в Большой театр. В 1944 году стала солисткой Большого театра, в котором прослужила до 1968 года.

Оперные партии:

* Ольга, Наташа («Русалка» А. Даргомыжского, 1944) — дебют

* Паж Стефано («Ромео и Джульетта» Ш. Гуно)

* Фраскита («Кармен» Ж. Бизе)

* Даша («Вражья сила» А. Серова)

* Лиза («Пиковая дама» П. Чайковского)

* Галька («Галька» С. Монюшко, 1949)

* Елена («Декабристы» Ю. Шапорина, 1952)

* Аида («Аида» Дж. Верди, 1951)

* Купава («Снегурочка» Н. Римского-Корсакова)

* Мария («Мазепа» П. Чайковского)

* Керубино («Свадьба Фигаро» Моцарта, 1956)

* Настасья-Кума («Чародейка» П. Чайковского) (выпущено на CD-дисках)

* Сабурова («Царская невеста» Римского-Корсакова)

___________________________________________________________________________________________

Наталья Соколова, я Вас слушал по радио 3/XII-49 года. Есть много артистов с замечательными голосами. Обыкновенно о них говорят: «прекрасный голос», «красивый голос», «сильный голос»... Все это у вас есть: и красота, и сила, и правильное понимание ролей. Но у Вас еще имеется более ценное, и это ценное отражается в голосе: прекрасный и благородный внутренний мир, т. е. душевная красота. В Вашем исполнении невольно отражается простор и здоровый свежий воздух советских полей, широкая и глубокая натура советского человека».

Эти восторженные строки, написанные далеким радиослушателем из Ташкента, адресованы Наталии Петровне Соколовой — певице, сумевшей завоевать признание своим великолепным, широким и ясным голосом, необыкновенной теплотой и задушевностью исполнения. Ей принадлежат глубоко содержательные, по-настоящему одухотворенные образы Даши («Вражья сила» Серова), Лизы («Пиковая дама» Чайковского), Гальки («Галька» Монюшко)...

Эта талантливая певица с большим, светлым голосом (лирико-драматическое сопрано) и выдающимся артистическим дарованием — воспитанница детского дома. Своих родителей маленькая Аля Никишина потеряла настолько рано, что совершенно не помнит их. Она росла в детском доме, там же окончила школу-семилетку. После этого работала на трикотажной фабрике и жила в общежитии. На фабрике были самодеятельные ансамбли, хоровые кружки; товарищи, слышавшие, как она поет, уговаривали ее принять участие в хоре. Но будущая артистка почему-то упрямо отказывалась, уверяла, что не любит хорового пения.

Тем не менее, однажды ее удалось привести в клуб к пианисту, аккомпанировавшему кружку. Тот заявил, что Але нужно непременно подготовить репертуар для сольного выступления, и, быстро разучив с ней... ариозо Кумы из оперы «Чародейка» Чайковского и «За добрый совет» Грига (!), привел ее на прослушивание в Центральный дом художественной самодеятельности. Как вспоминает теперь с значительной долей юмора сама артистка, исполнение ее, разумеется, было настолько далеким от профессионального пения, что члены комиссии с улыбками переглядывались. Когда она кончила, председатель сказал, что она совсем не умеет петь и не отвечает требованиям приема. Но в это время обескураженная Аля услышала голос молодой женщины, сидевшей среди других членов комиссии: «Возьмите эту девочку. Я буду с ней заниматься». Это была преподавательница пения К. А. Кандаурова — выдающийся педагог и чуткий, проницательный советский человек; она угадала в неловкой, необученной и растерявшейся девушке большое артистическое дарование.

Так в феврале 1936 года Аля Никишина была принята в Центральный дом художественной самодеятельности и начала заниматься с К. А. Кандауровой; в ее лице она нашла не только учительницу, сумевшую раскрыть и заставить звучать богатейший голос будущей артистки, но и настоящую руководительницу и близкого друга. Принципиальная, строгая воспитательница и вместе с тем человек большой души, К. А. Кандаурова руководила начинающей певицей на протяжении многих лег, оказав благотворное влияние на ее общий культурный рост, на формирование ее характера, склонностей и артистического дарования.

В 1939 году молодая певица вышла замуж за рабочего-слесаря (М. Соколова) и с тех пор носит фамилию мужа. В том же году, все еще продолжая заниматься у К. А. Кандауровой, она поступила в Ансамбль ВЦСПС, сначала в качестве хористки, потом солистки. Во время войны, находясь в Москве, Н. Соколова работала в Гастрольбюро, принимая участие в различных концертах по Московской области. 21 мая 1944 года молодая певица, тщательно подготовив со своим педагогом серьезную программу,— главным образом из оперных отрывков,— пришла на вступительный конкурс в Большой театр. Теперь уже она блестяще владела всеми выразительными средствами своего сочного, яркого голоса, и на пробе в Бетховенском зале ошеломила всех присутствовавших безукоризненным и глубоко прочувствованным исполнением таких исключительно сложных вещей, как ария Лизы из оперы «Пиковая дама» Чайковского, ария Аиды из третьего действия оперы Верди «Аида» и романс Сантуцци из оперы Масканьи «Сельская честь».

Н. Соколова стала солисткой Большого театра. Первым ее дебютом в конце 1944 года была небольшая жанровая роль — Ольга в опере Даргомыжского «Русалка», с которой певица легко справилась, показав не только свой великолепный, ясный голос, но и умение свободно, естественно держаться на сцене. Живо и непосредственно исполнила она изящную песенку Ольги:

Как у нас на улице

Муж жену молил...

Не менее успешным оказалось выступление Н. Соколовой в роли пажа Стефано в опере Гуно «Ромео и Джульетта». Артистке удалось понять сущность образа. Огромный диапазон голоса позволил ей без всякого труда исполнить эту партию, рассчитанную на меццо-сопрано, но в то же время отличающуюся значительными виртуозными трудностями, особенно в песенке из третьего действия «Птичку берегите». Удался ей и внешний образ пажа Стефано — ловкого, веселого и задорного юноши. Н. Соколова исполнила также партию Фраскиты в опере «Кармен» Визе и подготовила Веру Шелогу в одноименной опере Римского-Корсакова. Но выступить в этой последней роли не пришлось. Н. Соколова была целиком поглощена новой работой, на этот раз — одной из центральных в опере: ей поручили партию Даши в опере Серова «Вражья сила».

Даша — настоящий лирический образ искренне преданной женщины, самоотверженно любящей своего непостоянного, увлекающегося мужа Петра. С исключительной мягкостью и теплотой исполняла Соколова эту партию. Непосредственная, глубоко чувствующая музыкальный образ, она покоряет содержательностью своего творчества, способностью быть на сцене живым человеком, полным естественного чувства. Особенно захватывало ее исполнение в последнем действии оперы «Вражья сила», когда Даша соглашается на смерть, чтобы развязать руки Петру, полюбившему Груню. С какой подкупающей искренностью Даша — Н. Соколова обращалась к Петру, как нежно и трогательно звучал ее свежий, ясный голос, и слушатель понимал невольно, что Петр не мог не раскаяться, что он неизбежно должен был новыми глазами взглянуть на свою Дашу, понять и оценить всю красоту ее души... Даша была первой значительной художественной победой Н. Соколовой, первым созданным ею прекрасным и цельным образом русской женщины.

Следующей крупной партией, которую получила Н. Соколова в театре, была партия Лизы в «Пиковой даме» Чайковского. И здесь, так же как и при исполнении партии Даши, Н. Соколова сумела глубоко вжиться в образ русской девушки, горячо любящей и трогательной в своих незаслуженных страданиях. С огромным увлечением, с истинным проникновением в образ Лизы Н. Соколова передает и моменты огромного, страстного подъема (монолог «О, слушай, ночь!» во второй картине), и полную сдержанного страдания арию из шестой картины («Ах, истомилась, устала я»), напоминающую тоскливые девичьи народные русские песни о горькой судьбе, о разлуке с любимым... Именно такова Лиза у Н. Соколовой — прежде всего, это настоящая русская девушка с правдивым и чистым сердцем, не способная перенести гибели своих надежд.

Самой яркой творческой удачей Н. Соколовой оказалась партия Гальки в одноименной опере С. Монюшко. Готовя эту партию, молодая певица долго и упорно занималась, много думала, искала в образе Гальки те близкие черты, которые могли сделать ее совершенно родной, помочь сжиться с ней, как со своим двойником. Результат ее серьезной и скромной, но очень вдумчивой и упорной работы превзошел даже самые смелые ожидания окружающих. Н. Соколова настолько сжилась со своей Галькой и так тепло, просто и задушевно передает ее драму, что поражает и захватывает слушателей с первого же своего выхода и до последней фразы... В ней нет ни тени сентиментальности, надрыва или нарочитого сгущения красок в трагических сценах. В моментах нежных и драматически напряженных она одинаково естественна и трогательна, и тем сильнее впечатляет образ несчастной Гальки, тем более глубокое чувство возмущения и протеста вызывает жестокость пана Януша. Партия Гальки привлекла к талантливой певице широкое общественное внимание. Критика единодушно отмечала блестящие успехи молодой певицы, ее неуклонный рост, предсказывала ей блестящее будущее. Товарищи — артисты театра, близко знающие и любящие Н. Соколову, поздравляли ее.

Сильный, драматически насыщенный образ Аиды создает артистка в одноименной опере Верди (постановка 1951 года). Очень выразительно звучит ее гибкий, богатый психологическими нюансами голос — и в сольных ариях и особенно в больших диалогических сценах с Амнерис и с Радамесом. Страстная, порывистая, глубоко любящая и страдающая Аида — большое художественное достижение талантливой артистки. Удается Соколовой и партия Елены в «Декабристах» Шапорина (постановка 1952 года). Артистка подкупает здесь естественностью и теплотой, позволяющими ей создать правдивый образ этой скромной и верной русской героини.

Среди последних работ артистки отметим Купаву в «Снегурочке», Марию в «Мазепе» и, в особенности, Керубино в «Свадьбе Фигаро» Моцарта (постановка 1956 года). Соколова с увлечением и живостью играет юного влюбленного пажа, голос ее звучит красиво, хотя и не всегда достигая моцартовского пленительного изящества. Но в целом эта роль обогащает галерею образов, созданных артисткой. В дни юбилея Большого театра Н. Соколова была награждена орденом «Знак Почета», а в 1955 году ей присвоено звание заслуженной артистки РСФСР.

Достаточно свободно владеющая своим свежим и сильным голосом, Н. Соколова должна еще серьезно поработать над чистотой и точностью интонации. Если она сумеет достигнуть в этом решительного успеха, то сможет стать со временем настоящим мастером советского оперного искусства.