Шкуратов Николай Евлампиевич
Шкуратов Николай Евлампиевич
22.05.1903 — 13.01.1984

Шкуратов Николай Евлампиевич — Биография

Воспоминания участника Великой Отечественной войны Шкуратова Николая Евлампиевича, 1-ый Украинский фронт, 13 стрелковая «Павлоградская» дивизия,134 артиллерийский «Кельцинский» полк, парторг полка, майор.

В августе 1941 г. был призван в ряды Красной Армии и направлен секретарем парторганизации и начальником клуба в эвакогоспиталь в г. Джамбуле. В марте 1942 г. как старший политрук был отправлен на учебу в Самарканд на артиллерийские курсы старшего политсостава. По окончании курсов попал в резерв Политуправления Красной армии. В сентябре 1942 г. ПурКА отправило меня на подмосковную станцию Кубинка для участия в формировании воинской части в 134 артполк 172 стрелковой дивизии. При формировании части мне было присвоено звание старшего лейтенанта. В начале ноября 1942 г. 172 стрелковая дивизия отправилась на Воронежский фронт в Верхне-Мамоновский район. Со станции Калач (находится под Воронежем), ночами шли к фронту, который был в 300 километрах. Дорога была тяжелой из-за глубокого снега и крепких морозов до 30 градусов. Артдивизион должен был состоять из трех батарей -две батареи 76 мл орудий на конной тяге и одна - 122 мл на мехтяге. Но так как не было бензина, одна батарея осталась на станции. В бой артдивизион вступил в составе двух батарей. 134 артполком командовал подполковник Приходько, командиром артдивизиона был Котляров, а я его заместителем по политчасти. Фронтом командовал генерал-лейтенант Ватутин. Ночью 18 ноября 1942 г. 134 полк выдвинулся на передовую позицию в излучину Дона. В четыре часа утра началась артподготовка к наступлению. На каждое орудие было выделено по одному боекомплекту - 120 снарядов. Перед нами находилась двухсотметровая высота - Меловые горы, на которой засели немцы и итальянцы. Командование поставило задачу - занять эту высоту. После артподготовки в бой пошла пехота. На высоте кое-где ожили огневые точки противника, которые подавлял наш артдивизион. На следующий день наша пехота заняла траншеи противника. Немцы пустили против наших солдат три танка. Два танка мы подбили, а третий удалось уйти. В этот день меня контузило. Над моим ровиком разорвалось четыре 105 мл снаряда противника, но я успел прыгнуть в ровик. Землей меня не придавило, контузия оказалась легкой, поэтому из строя я не выбыл. После взятия высоты орудия пришлось перетаскивать через нее, т. к. местность вокруг была заминирована. Чтобы закрыть прорыв, немцы бросили против нас полк СС. Но наша пехота и артиллерия с одной стороны, танки - с другой, взяли немцев в кольцо и уничтожили врагов. В результате боев от немцев и итальянцев были освобождены Старая Калитва и Новая Калитва, город Росошь, села - Митрофановка, Ивановка, Самодуровка, Кантимировка. В Кантимировке захватили два немецких склада с боеприпасами (500 метров длины, 10 метров ширины, 2 метра высоты). Были также освобождены села Ольховатка, Белый Камень, Ровеньки, Троицкое, Куземовка, Белокуракино, Шевченково, города Валуйки и Балаклея, станция Купенск. К городу Балаклея пехота прошла по снежному полю, а артиллерии пришлось двигаться по дороге. Немцы, выбитые с разных населенных пунктов, собрались в районе Балаклеи и вклинились между пехотой и артиллерией. Немцев собралось около батальона, бой был тяжелым. В нем погиб заместитель командира 134 полка Блохин. Многие бойцы были ранены. Подоспевшая из Балаклеи пехота помогла уничтожить немцев. В этом городе взяли много трофеев - склад с французским вином, голландским сыром и турецким табаком. На вокзале захватили вагон немецких зажигалок. Противник отступал с боями. За 60 км до города Краснограда Харьковской области, недалеко от села Староверовка, против нашего соединения были брошены танки. К этому времени мы прошли с боями около 600 км. Наши тылы отстали, нам не успевали подвозить снаряды. Под натиском немецких танков мы отступили на 100 км, в боях потеряли половину орудий. Тем не менее в этих боях 172 стрелковая дивизия уничтожила до двух дивизий итальянцев («Туз бубей» и «Туз червей»), дивизию немцев и дивизию испанцев. Было взято много трофейного оружия и орудий. В середине марта 1943 г. командование фронта отвело нас на переформировку в село Белокуракино. Здесь мы находились два с половиной месяца, с марта по май 1943 г. После пополнения 172 дивизия была отправлена на Юго-Западный фронт, который в это время вел бои за освобождение Донбасса. Дивизия заняла позиции за Северским Донцом, правее памятника Артему. 134 артполком командовал теперь подполковник Богданов, командиром 172 стрелковой дивизии был генерал-майор Тимофеев. Дивизия вступила в бой в составе 13 стрелковой армии, командарм - генерал-лейтенант Пухов. Наша артиллерия поддерживала пехотный полк, который должен был форсировать Северский Донец и наступать в направлении города Славинска. Местность в этом районе представляла из себя ровную долину. Противник вел непрерывный артобстрел и два - три раза в день бомбил нас с воздуха. 23 дня продолжались бои в этом районе, были освобождены села Кременное, Голая долина и другие. В этих боях было убито много лошадей и, солдаты перетаскивали орудия на позиции вручную. Здесь был применена тактика плотного огня - на один километр было сосредоточено по 220 орудий. Слева от нас сражалась танковая армия Лелюшенко. Немцы были окружены, в течении двух суток, в проливной дождь наша дивизия с тяжелыми боями заняла город Павлоград, за что ей было присвоено название Павлоградская. Затем с боями продвинулись до железнодорожной станции Лихая, здесь за 17 - 20 км от Днепра дивизия была остановлена. После боев мы осматривали немецкий укрепрайон «Голая долина». Здесь были сделаны в два ряда минные поля, за ними в два ряда волчьи ямы с противотанковой проволокой Бруно, а затем в четыре ряда заграждения из колючей проволоки. Поэтому здесь шли такие тяжелые бои. После остановки перед Днепром дивизия была отведена в тыл на 50 - 60 км. Все мы думали, что после таких тяжелых боев нам дадут немного передохнуть. Но дивизию перевели на Первый Белорусский фронт под командованием маршала Рокоссовского К. К. На этом фронте дивизия сражалась с конца августа 1943 г. - по март 1944 г. Местность в которой мы оказались - полесье - состояла сплошь из лесов и болот. Ровик выроешь по колено, он наполовину заполняется водой. Чтобы укрыться от обстрела немцев в этих ровиках, на дно их бросали чурки, которые делали из спиленных деревьев. 172 дивизия вступила в бои левее села Речицы Гомельской области. Вели упорные бои за освобождение городов Василевичи, Кирпичный завод, села Холодники, станцию Калинковичи, оказывали артиллерийскую поддержку партизанам при танковых атаках. Последние бои на этом фронте вели за город Мозер. В марте 1944 наша дивизия была переведена на Первый Украинский фронт под командованием маршала Конева. Здесь мы участвовали в освобождении Житомирской области, сел Гадяч, Пирятин, Фастов и др. На западной Украине освободили населенные пункты Здолбуново, Новоград, Волынск, Вербы, Ровно, Дубно. Город Дубно стоит на горе, перед ним течет река, берега которой заболочены, а все проходы были заминированы немцами. На взятие города понадобилось полмесяца. За эти бои меня наградили орденом Красной Звезды. Так с боями мы подошли к старой границе с Польшей в районе города Броды. В это время командовал 172 стрелковой дивизией Герой Советского Союза генерал - майор Краснов. Под Бродами дивизия вела оборонительные бои в течении трех месяцев. Армия растянулась, тылы отстали, продовольствие и боеприпасы подвозить не успевали. Немцы обстреливали наши позиции круглые сутки, в общей сложности по нашему переднему краю было выпущено около 10 тысяч снарядов. Чтобы сэкономить снаряды мы поступали следующим образом: наш бронепоезд два - три раза в неделю подходил близко к позициям немцев, обстреливал их 30 - 40 минут и быстро отходил в наш тыл. Мне как члену парткомиссии дивизии приходилось часто ездить в этот период по нашим растянутым позициям на заседания парткомиссий в пехотных полках, где на передовых позициях принимали в партию солдат и офицеров. В августе 1944 года началось наступление под Бродами. Командованием была поставлена задача - окружить Бродскую группировку противника. С этой целью были сняты с соседних с нами позиций две дивизии и передвинуты на другой участок фронта. Нашу дивизию растянули на 30 километров. При помощи танковых частей мы завершили окружение немцев. Половина противника была уничтожена, другая половина - взята в плен. Нам достались многочисленные трофеи. За участие в этой операции меня наградили вторым орденом Отечественной войны второй степени. После Бродской операции наступление наших войск продолжалось, было освобождено много польских населенных пунктов. На нашем пути стоял студенческий городок Ярослав с многочисленными мемориальными зданиями. Наше командование приказало обойти его с двух сторон, чтобы избежать разрушений. Очень тяжелые бои вели за окрестности и сам город Тарнобжег. Здесь погибла целая артиллерийская батарея. После Тарнобжега перед нами стояла задача взять город Сандомир. Он стоит на горе, а пред ним течет Висла, самая крупная река в Польше. Из города местность просматривалась на 15 - 20 км. Форсировать Вислу на глазах противника поэтому было невозможно. Оставив здесь заслоны, 172 дивизия отошла вверх по реке на 18 - 20 км. Ночью здесь навели понтонный мост, по которому Вислу с боем форсировали. После этого стали продвигаться вниз по реке по левой стороне, где рос лес. Вели наступление днем и ночью в направлении помещичьего замка, стоявшего в долине Вислы. Т. к. мы были укрыты лесом, дивизия несла относительно немногочисленные потери. Окруженные в Сандомире немцы вели упорные бои. Чтобы пробиться из окружения, они провели массированный артобстрел в течении суток на площади 2 х 2 км. Была подбита наша батарея, погибло много солдат пехоты. Таким образом немцы создали коридор, в который вывели половину окруженных войск. Пехотному полку, с которым мы воевали, за эти бои присвоили название Сандомирский. В декабре 1944 г. 172 дивизию отправили в тыл на вторую линию для отдыха. Здесь в течении двух недель шло пополнение людьми и боеприпасами. 5 января 1945 г. меня назначили парторгом 134 артполка. За бои на Сандомирском плацдарме я был награжден орденом Отечественной войны первой степени с присвоением мне воинского звания майора. 12 января в 4 часа утра дивизия начала двухчасовую артподготовку к наступлению на город Апатув. За вторым валом огня в наступление пошла пехота. В передовых траншеях немцев в живых осталось мало, наши солдаты заняли их, за ними в атаку пошли танки. За этот день мы продвинулись на 20 - 30 километров, освободив много польских сел. За второй день наступления подошли к городу Кельцы. Здесь наши войска поддерживали «катюши» и танки армии Рыбалко. Город окружили и взяли. На железнодорожном вокзале мы обнаружили до 200 немецких танков, но они были без горючего. За взятие этого города 134 артполку было присвоено название Кельцинский с награждением его Красным знаменем, а всему личному составу Верховное Главнокомандование объявило благодарность. 11 февраля 1945 г. мы форсировали реку Одер, мост через которую захватили танкисты армии Рыбалко. Здесь, на западном берегу, мы встретили ожесточенное сопротивление немцев. Наше наступление было остановлено еще и потому, что на восточном берегу Одера, в лесу немцы оставили две дивизии, которые начали бить по нашим тылам. Часть войск была развернута против этих дивизий. Немцев окружили и уничтожили. После этого наступление наших войск началось по всему фронту. Дивизия заняла город Петркау, перед которым немцы начали строить укрепрайон. Успели создать около 25 дотов, которые нам пришлось подавить. В лесу под городом выловили части СС, оставленные для действий в нашем тылу. 13 февраля дивизия форсировала реку Бобер. Перед переправой попали под очень сильную бомбежку немецких самолетов. Пострадали наши тылы, было много убитых и раненных. 14 февраля перед наступлением я проводил заседание парткомиссии в пехотном полку. Здесь солдаты вручили мне офицерскую саблю в никелированных ножнах. Позже я подарил ее командиру дивизии генерал -майору Краснову, встретив его на передовой позиции. 14 февраля вместе с танкистами армии Рыбалко взяли город Шпротау. 15 февраля заняли город Зиммерфельд, в котором я случайно встретился со своим племянником, сыном старшей сестры, Алексеем Ивановичем Брюзгиным, служившим старшиной в зенитной батарее. 16 апреля вели артподготовку перед форсированием реки Нейсе. Наша авиация создала над западным берегом дымовую завесу, под прикрытием которой мы переправились по понтонному мосту. 17 апреля взяли город Витенберг. 18 апреля на рассвете по броду форсировали реку Шпрее. На западном ее берегу впервые стали встречать немецкое население. До этого во всех взятых немецких населенных пунктах не было гражданского населения. Уходившие немецкие войска заставляли уходить всех жителей, тех кто не хотел покидать своих домов расстреливали как предателей. 21 апреля 13 стрелковая армия под командованием Пухова, при поддержке танковой армии Лелюшенко, прорвали немецкий фронт и соединились с войсками Второго Белорусского фронта под командованием Рокоссовского в городе Потсдаме. При этом было завершено окружение Берлина. Немецкие войска пытались наступать с запада и с востока, из Берлина. Цель этого наступления - прорвать кольцо советских войск и вывести свои части на запад. Командующий фронтом Конев ввел в бой дополнительные силы, и немцы были разбиты. 25 апреля 1945 г. наша дивизия по мосту захваченному танкистами форсировала реку Эльба. За Эльбой встретились с американцами. Нам в городе Торгау попалось по пути индейское подразделение. При встрече солдаты остановились на несколько минут, поменялись сигаретами, покурили и пошли дальше, мы - на запад, американцы на восток - к Берлину. При взятии немецких городов мы с солдатами заходили в немецкие дома. Во многих из них стены были залиты кровью. Гражданское население пряталось в подвалах. Мы стали выяснять у них почему стены домов в крови. Они рассказали, что фашисты при отступлении расстреливали свои семьи, и старых и малых, всех подряд. 4 мая 1945 г. наша дивизия вела бои в городе Нигмек под Берлином, где не хотели сдаваться оставшиеся там части СС. Бой на уничтожение шел с раннего утра до обеда. А на рассвете 5 мая был получен приказ перейти Судетские горы и вести освобождение Чехословакии. Все бойцы были посажены на машины и подводы и форсированным маршем двинулись вперед. Здесь мы встретились с фольксштурмотрядами, которые состояли из стариков и подростков. Они минировали дороги, заваливали их деревьями. Но порыв наступления был так велик, что остановить его было невозможно. За двое суток прошли с боями по 100 - 150 км. Было освобождено от немцев много сел и городов - Хомутов, Прага и др. В Хомутове чехи и словаки помогали нашим солдатам выбивать немцев с верхних этажей домов. После взятия города мы в нем остановились, чехи угощали нас пивом. Но пиво у них крепостью один - полтора градуса. Солдаты говорили, что пиво дрянное, наше - куда лучше. 18 мая в городе Хомутове провели парад по случаю победы над фашистской Германией. На параде командующий 13 армии генерал - майор Пухов объявил благодарности личному составу, в том числе и мне, парторгу 134 полка, майору Шкуратову. За бои в Германии мне был вручен второй Орден Отечественной войны первой степени. В Чехословакии простояли полтора месяца. Затем своим ходом отправились домой. По дороге останавливались в немецком городе Хемницы (сейчас называется Марксштадт). За войну был награжден четырьмя орденами, четырьмя медалями, получил 14 благодарностей от командования. 172 дивизия получила название Павлоградская, была награждена Красным Знаменем, орденом Богдана Хмельницкого и орденом Суворова второй степени Шкуратов Николай Евлампиевич родился в 1903 г. в г. Кустанае Казахстан). Его дед был крепостным в Курской губернии. А отец, Евлампий Иосифович, в конце XIX века переехал в северный Казахстан, где переселенцам предоставляли землю. В семье отца было 18 детей, но выжили из них восемь. Старший брат Николая Александр участвовал в Первой мировой войне. Образование Шкуратов Н. Е. получил только начальное - три класса церковно-приходской школы, в 1911 - 1913 гг. А с 1918 г. началась трудовая биография. Николай был железнодорожным рабочим, санитаром, милиционером, затем в 1922 - 1927 гг. красноармейцем. В эти годы ему пришлось участвовать в боях с басмачами в Средней Азии. В 1927 г. вступил в партию. Затем - профсоюзная и партийная работа, создание совхозов в Кустанайской и Чимкентской области. В 1930-е годы был членом парткомиссии, инструктором горкома ВКП(б), секретарем парткомов ряда предприятий в г. Чимкенте. Здесь же пошел учиться в вечернюю школу, но закончить ему ее не удалось. Шкуратов Н. Е. получил назначение в партийную коллегию г. Кзыл-Орда, отсюда был направлен в партийную коллегию г. Алма-Аты. В 1939 г. переведен на работу партийным инструктором Джамбульского обкома ВКП(б). Из Джамбула в 1942 г. ушел на фронт. Прошел с боями от Воронежа до Праги. В 1945 - 1946 гг. помогал освобождать Западную Украину от бандеровцев. Затем вернулся в Джамбульский обком партии. В 1950 - 1960 гг. работал на выборных профсоюзных должностях - председателем обкома профсоюза МТС и земорганов г. Джамбула, председателем обкома профсоюза потребкооперации. В 1967 г. в связи с ухудшением здоровья ушел на пенсию.