Нечаев Вениамин Петрович
Нечаев Вениамин Петрович
20.03.1915 — 15.08.1987

Нечаев Вениамин Петрович — Биография

Нечаев Вениамин (Венедикт) Петрович
20 марта 1915, Новосибирск — 15 августа 1987, Ленинград.

Куплетист. Выступал в паре с Павлом Рудаковым.
Заслуженный артист РСФСР (28.03.1961).

С детства увлекался музыкой, окончил Музыкальное училище, в 1938 году стал лауреатом Всесоюзного конкурса артистов-инструменталистов. Работал в оркестре Новосибирского радиокомитета. С начала войны на фронте.
После победы над Германией оказался на Дальнем Востоке в составе воинской части, которая готовилась к войне с Японией, где встретился с другим офицером-красноармейцем Павлом Рудаковым, с которым они стали партнёрами по выступлениям в самодеятельности Хабаровского дома офицеров. После демобилизации дуэт 3 года работал в Дальневосточной филармонии, где они конферировали, играли сценки, исполняли сатирические куплеты, которые и стали их основным жанром. Куплеты исполнялись под собственный аккомпанемент Рудакова на концертино и Нечаева на гитаре.
Первые их куплеты «Кому как, а нам нравится» — о победе, о фронтовиках, эти куплеты долго сохранялись в репертуаре при постоянно обновляющемся содержании.
В 1948 году в Ленинграде на первый концерт с их участием появилась разгромная рецензия, которая, как это обычно бывает, принесла им в городе известность.
Свои выступления артисты заканчивали куплетами, ставшими их основным жанром. Они стали исполнять четырехстрочные куплеты на легко запоминающуюся, ставшую их «фирменной» мелодию, подслушанную Рудаковым еще в старом цирке (за 17 лет совместной работы лишь однажды исполнили куплеты на мелодию известной песни «Вечерком на реке» Б. Мокроусова).
Прием исполнения был прост. Нечаев проговаривал первые строчки, а ударную концовку «выдавал» Рудаков. Каждый нашел свою маску, свою манеру подачи куплетов. Полноватый Нечаев был резонером. Он как бы все знал, во всем разбирался, любил поучать и относился к партнеру свысока, насмешливо. Рудаков — комик, выглядел простоватым, недалеким, но именно он приходил к правильным, хотя иногда и парадоксальным выводам. Порой казалось, что они бесстрастно «докладывают» под музыку текст. Такая манера была проявлением тонкого понимания жанра применительно к созданным маскам.
В 50-е годы - время «оттепели», когда поощрялись оперативность, злободневность, даже острота (естественно, в меру) — Рудаков и Нечаев стали постоянными участниками многочисленных концертов в дни партийных съездов и всесоюзных совещаний, телевизионных "Огоньков". Обычно артистов и их постоянных авторов (В. Константинов и Б. Рацер, Я. Грей, А. Мерлин и другие) знакомили утром с докладом Н. Хрущева, вечером в концерте артисты отыгрывали затронутые в этом докладе темы. Создавалось впечатление, что куплеты рождались на сцене экспромтом. Репертуар приходилось менять чуть не каждый день. Это было как бы возрождением старого куплетного принципа «Утром в газете — вечером в куплете». Артисты часто даже не успевали выучить текст. В таких случаях Нечаев по примеру старых куплетистов-«злобистов» прикреплял текст к гитаре, зрители не замечали «шпаргалки». Рудакову было труднее, концертино — инструмент миниатюрный. Оставалось надеяться только на то, что, пока Нечаев исполняет первые строчки, можно будет по смыслу вспомнить «сброс». Рудаков рассказывал, что, случалось, Нечаев уже заканчивал свой текст, а он никак не мог вспомнить: что дальше? И после небольшой паузы действительно выдавал экспромт! В 50-е гг. они были среди самых популярных артистов эстрады, и стали, по существу, приметой того времени. Не случайно создатели фильма «Москва слезам не верит», действие которого происходит в 50-е гг., пригласили дуэт в картину, и они, воссоединившись, своими «старыми» куплетами придали фильму еще большую достоверность. Большой популярностью пользовалась песенка, написанная Рудаковым и Георгием Титовым на музыку Нечаева «Мишка» («Мишка, Мишка, где твоя улыбка?..)
В 1962 году дуэт распался. Нечаев продолжил выступления с Германом Орловым, а затем с созданным им небольшим эстрадным ансамблем в роли конферансье.

Похоронен на Ново-Волковском кдадбище Ленинграда