Дидло Карл Людовик
Дидло Карл Людовик
27.03.1767 — 07.11.1837

Дидло Карл Людовик — Биография

Карл Людовик Дидло́ (фр. Didelot; также известен как Шарль Луи Фредерик Дидло; 1767—1837) — шведский, французский, английский и российский балетный танцор и балетмейстер.

Карл Людовик Дидло родился в Стокгольме в семье французских танцовщиков, работавших в шведском Королевском оперном театре. Отец был балетмейстером и преподавателем танцев в детском классе, он и стал первым учителем своего сына. Затем ему начал давать уроки Луи Фроссар; он сразу раглядел талантливого мальчика и выпустил его с исполнением небольшой роли на сцену Оперного театра. Первый же дебют оказался удачным, а вскоре маленького танцора приметил король Густав III и направил на дальнейшую учебу, чем сыграл огромную роль в его балетной биографии. С 1776 года Дидло учился в Париже у Ж. Доберваля, у Ж. Лани, затем в школе «Мастерская Оперы» у Деэ (Ж. Деге) и работал в нескольких парижских театрах. Большая биографическая энциклопедия, автор Вл. Греков, рассказывает о его детском периоде:

«Фроссар в одном балете выпустил его на сцену в роли амура; Дидло настолько блестяще справился с этою ролью, что Фроссар после этого все маленькие роли в балетах поручал лишь Дидло. Король Густав III, весьма интересовавшийся театром, обратил внимание на необыкновенное дарование Дидло и отправил его для усовершенствования в Париж, где он поступил в школу, которая тогда называлась „Магазином Большой Оперы“, а впоследствии была переименована в Консерваторию. В период пребывания в этой школе Дидло неоднократно выступал в балетах Большой Оперы в детских ролях. После недолговременного пребывания в театре Удино, куда он был ангажирован по 600 франков в год (в возрасте 12-ти лет), он снова вернулся в „Магазин Большой Оперы“, где пользовался бесплатными уроками лучших преподавателей танцев и музыки и имел возможность видеть знаменитейших артистов французской сцены. Около этого времени в Париж приехал король Густав III; когда на устроенном в его честь празднике ему представили молодого Дидло, он выразил желание, чтобы Дидло возвратился в Швецию» .

В 1786 Дидло вернулся в Стокгольм, где был назначен ведущим демихарактерным танцовщиком и поставил несколько дивертисментов самостоятельно, чем вторично покорил королевское сердце, и Густав вновь отправляет его совершенствоваться в Париж. И уже в следующем 1787 году Дидло покинул Швецию и прибыл в Париж на занятия под руководством знаменитого О. Вестриса. На молодого артиста обратили внимание известные балетные мастера (Ж. Ж. Новер, Ж. Доберваль, М.-М. Гимар) и стали помогать в продвижении — в Париже Гимар сама вышла с ним в паре во всех трёх его дебютах, — он получил возможность выступать вместе со своей женой балериной Роз Дидло (до брака Колинет) на театральных подмостках Бордо, Парижа, Лондона, Лиона. Большое содействие юному артисту оказал Ж.-Ж. Новер, в труппе которого он работал в Лондоне. И уже в конце театрального сезона 1787 г.(?) (в источнике, очевидно, ошибочно, указан 1876 год, когда юному артисту было всего 9 лет) он поставил танцы для оперы композитора Гретри по либретто Мармонтеля «Земира и Азор», показанного при закрытии сезона в Лондонском Королевском театре, исполнителями были он сам со своей женой Роз Дидло — в дальнейших работах Дидло будет развивать эту тему Красавицы и Чудовища. Там же, в Лондоне, Дидло поставил свой первый балетный спектакль: «Ричард Львиное Сердце» на музыку Э.Гретри, 1788). В 1791 году он был принят в труппу Парижской Оперы. Однако после разгрома якобинцев Дидло пришлось уехать в Лион, а затем в Лондон". В течение нескольких лет им были поставлены ещё балеты, в том числе «Метафорфоза» («Lа métamorphose»; Лион, на сборную музыку, 1795, — основа и предтеча балета «Зефир и Флора» (музыка Кавоса), который он будет повторять и совершенствовать потом на музыку разных композиторов под разными названиями: «Зефир и Флора», «Флора и Зефир», «Ветреник Зефир, наказанный и удержанный, или Свадьба Флоры»; в Лионе полностью поставить этот спектакль ему так и не удалось из-за небольших размеров сцены и несовершенства техники и он перенёс постановку в Лондон в 1796 году); «Счастливое кораблекрушение, или Шотландские ведьмы» (музыка Ч.Босси, 1796); «Ацис и Галатея» (музыка Босси, 1797). В мае 1801 на сцене Лондонского Королевского театра он поставил балет на музыку Ч.Босси «Кен-зи и Тао» по известному мотиву о Красавице и Чудовище, где сам исполнил небольшую пантомимную роль Хана.

Летом 1801 года директор императорских театров Петербурга Н. Б. Юсупов пригласил Шарля Дидло возглавить Петербургскую балетную труппу Российских императорских театров, в сентябре того же года Дидло с женой-балериной прибыл в Петербург — Розе Дидло тоже нашлось место в императорской труппе (она вскоре оставила сцену и занялась преподаванием танцев, причем слыла в великосветском Петербурге одним из лучших и дорогостоящих преподавателей, обучала Великих княжон и была учительницей танцев в Смольном монастыре). А в апреле 1802 года новый балетмейстер дебютировал на сцене Большого Каменного театра балетом «Аполлон и Дафна», затем последовал целый каскад балетных спектаклей: «Фавн и Гамадриада», «Зефир и Флора» (с измененной и исправленной программой), «Роланд и Моргана», «Амур и Психея», «Лаура и Генрих». Помимо этого по желанию вдовствующей императрицы Марии Феодоровны Дидло неоднократно устраивал праздники в Павловске и Смольном монастыре. В Смольном же стала преподавать танцы его жена, Роза Дидло.

В России Дидло получил большие полномочия. Труппа петербургского балета находилась под его творческим руководством. Он произвел целый переворот в современной ему хореографии и в новой должности первым делом взялся за реформы: упразднил тяжелую «униформу» танцовщиков — обязательные до того времени парики, шиньоны, кафтаны, башмаки с пряжками и прочее и ввел обтягивающие трико и газовые туники. Облегченные в весе танцоры могли совершенствовать собственную технику, чему Дидло уделял огромное внимание. Особо характерны для постановок стали полеты. В дальнейшем его «систему полетов» разработали и развили театральные машинисты. Теоретик балета и балетный критик Ю.Бахрушин отмечал: "В отличие от прежних, наивных по своей технике единичных полетов, балетмейстер ввел групповые танцевальные полеты. Дидло в значительной мере усовершенствовал кордебалет, раздвинув рамки возможностей танцоров кордебалета.

С 1804 руководил Петербургской театральной школой .

В 1811 году, перед войной с Наполеоном, Дидло был уволен из театра и покинул Россию, причем при переезде из Петербурга в Любек потерпел крушение, едва спасся и потерял программы всех своих балетов и музыки к ним. Тем не менее, прибыв в Лондон, он успешно продолжил работу там, далеко от войны, так как Наполеон отправился на завоевания в глубь Европы. В Лондоне Дидло с громким успехом поставил балеты: «Деревянная нога», «Зефир и Флора» (с новой музыкой) и «Алина, королева Голкондская». Однако когда война уже осталась в прошлом, Дидло вновь получил приглашение возвратиться в Петербург на ту же самую должность. По дороге в Петербург он оказался в Париже, где в 1815-м году на сцене Большой Опоры повторил свой балет «Зефир и Флора», но уже на музыку Ф.-М.-А.Венюа, и посмотревший постановку Людовик XVIII лично выразил свое восхищение хореографу.

В 1816 году Дидло наконец вновь добрался до Петербурга, а в 1818 году поставил новый балетный спектакль «Ациз и Галатея», за которым последовали следующие. В 1819 г. Большой Каменный театр показал его балет «Хензи и Тао, или Красавица и Чудовище» на музыку Антонолини, этот сюжет Дидло когда-то в 1801 году в Лондоне уже использовал, однако новая постановка была настолько переделана и видоизменена, что ничего общего с давней лондонской работой, кроме названия и сюжетной линии, не имела. Главным мотивом стал нравственный аспект: принц Тао превращением в монстра был наказан за свои злодеяния, а любовь красавицы Хензи воскрешала его к добродетели. Музыкальный критик А. А. Гозенпуд писал об этой работе: «„Хензи и Тао“ — это сценическая иллюстрация положения просветителей о том, что человек от рождения добр, хотя и может стать злым, если искажена его нравственная природа; что подлинная красота является выражением внутренней гармонии, единством духовных и физических свойств человека». Кроме больших балетных представлений Дидло сочинил и поставил массу различных дивертисментов, танцев для опер и маленьких балетов.

Последним произведением, созданным Дидло, был небольшой балет «Разрушенный Кумир» (дан в бенефис Истоминой).

У него уже были готовы новые идеи по программам «Эней и Лавиния», «Взбалмошная голова и доброе сердце», «Проклятие отца» и т. д., но случился непредвиденный конфликт между ним и дирекцией императорских театров, приведший к увольнению выдающегося хореографа. В 1832 году к открытию Александринского театра был приурочен балет К. А. Кавоса в постановке Шарля Дидло «Сююмбика, или Покорение Казанского ханства», но из-за ссоры между Дидло и директором императорских театров князем П.Гагариным балет был заменен на другой. Большая биографическая энциклопедия называет это личным недоразумением, произошедшим в 1836 году (год назван, скорее всего, ошибочно; ссора произошла раньше); Ю.Бахрушин рассказывает свою версию (правда, слишком идеологически просоветскую) и называет другую дату — 1831 год: престарелый балетмейстер, поднявший русский балет на небывалый доселе европейский уровень, направил в дирекцию записку, где речь шла о необходимости улучшить правовое и материальное положение русских артистов балета. Песледекабристская государственная реакция расценила такую записку как крамолу и подстрекательство к бунту. В результате Дидло был посажен под арест и вынужден подать прошение об отставке. А. А. Плещеев в своих хрониках «Наш балет 1673—1896» пишет об этом так: «Мотивом недоразумения князя Гагарина — которого П.Каратыгин называет гордым и недоступным для подчиненных — с Дидло было следующее обстоятельств: однажды затянули долго антракт; князь приказал начать действие скорее и поторопить танцовщиц одеваться. Дидло равнодушно отнесся к строгому замечанию, вследствие чего князь велел посадить его под арест. Дидло повиновался, но подал на другой день в отставку, которая была принята. Он, вероятно, забыл свою любимую поговорку: „Не нужно спорить с начальством, которого нельзя убедить“. Арестованного держали, по словам Заотова, в конторе. Сцена навсегда потеряла Дидло — этого замечательного деятеля в области хореографии, человека редкого вдохновения и творчества» Выдающийся мэтр России, отдавший развитию её балета всю свою жизнь, все свои силы и весь свой талант, в старости стал не нужен.

Вместе с ним из Петербургской балетной труппы ушел классицистский стиль, уступив место начинающемуся романтизму.

После своей отставки Дидло продолжал жить в Петербурге. Его усадьба находилась на самом берегу, в том месте, которое сейчас обозначено как Карповка, 21. Желая поправить в теплом климате свое здоровье, расстроенное неприятностями, собственной никчемностью и бездействием, Дидло отправился в Крым. Не добравшись до Крыма, после шестидневной болезни он скончался в Киеве 7 (по ст.ст. 19) ноября 1837 года.

Владелец страницы: нет
Поделиться