Лозинский Александр Александрович
Лозинский Александр Александрович
26.12.1868 — 05.04.1961

Лозинский Александр Александрович — Биография

Александр Александрович Лозинский (26 декабря 1868 — 5 апреля 1961) — российский и советский врач-бальнеолог.

Лозинский родился в Петербурге 26 декабря 1868 г. в дворянской семье. В 1887 г. закончил с золотой медалью 6-ю Петербургскую гимназию. В этом же году поступил в Военно-медицинскую академию в Петербурге. Профессор Манассеин выделил среди массы студентов способного к научной работе Лозинского, и привлек его к исследовательской деятельности. Еще со студенческой скамьи он опубликовал несколько научных статей. По рекомендации своего учителя он на последнем курсе приступает к работе над трудной темой «Гомеопатия по учению ее авторитетов», которую публикует в 1893 г. Тогда же началась его литературная работа. Уже на 3 курсе ВМА он помещал свои аналитические корреспонденции из медицинских обществ России в «Больничной газете Боткина»

В 1892 г., когда Лозинский был на 5-м курсе, в стране разразилась эпидемия холеры и он едет на борьбу с холерой в Лужской уезд Петербургской губернии, где исполняет обязанности земского врача 2-го медицинского участка. Самоотверженный труд его был отмечен приказом по ВМА.

После окончания с отличием ВМА в марте 1893 г. получил степень лекаря. В апреле 1893 г. Лозинский определяется на должность младшего врача по постройке Западно-Сибирской железной дороги в г. Курган, Тобольской губернии. В июле 1894 г. переводится участковым железнодорожным врачом на постройку Екатеринбург-Челябинской железной дороги в Кыштымский завод, Пермской губернии, где заведовал железнодорожной больницей до окончания постройки линии (ноябрь 1896 г.).

С января 1897 г. назначается участковым врачом Балтийской железной дороги в г. Юрьев, Лифляндской губернии, сдает экзамены на степень доктора медицины. С июля 1898 г. переводится на место участкового врача Балтийской железной дороги в Петербург, где работает до весны 1902 г.

Возвратившись в Петербург, он развертывает большую научную и публицистическую деятельность. Особо радовался возвращению А. А. в столицу его старый учитель профессор Манассейн В. А., который был редактором популярной газеты «Врач». Совместная работа с ним, привела к созданию между ними дружеских отношений. С октября 1900 г. Лозинский редактирует журнал «Практическая медицина» и «Врачебную газету» (бывш. «Еженедельник Практической Медицины»), а с января 1904 г. журнал «Терапия». До 1918 г. он являлся бессменным редактором «Врачебной газеты». Газета распространялась и за границу. Лозинский вкладывал неутомимую энергию в редактирование «Врачебной газеты», вначале самостоятельно, а затем совместно с известным врачом, общественным деятелем Г. И. Дембо.

Не было ни одного злободневного вопроса, касающегося врачебной общественности или нарушения врачебной этики, на который бы незамедлительно и самым энергичным образом не откликнулся Лозинский. Например, за попытки встать на защиту евреев он подвергался постоянным нападкам и даже был привлечен к суду черносотенской партией «Союз русского народа». Он владел практически всеми европейскими иностранными языками и умел излагать содержание научных статей в интересной и увлекательной форме.

В начале века распространенной среди врачей столичных городов была работа врачами в лечебный сезон на курортах Кавказских Минеральных.

В возрасте 33 лет он приезжает в Кисловодск. Сам Лозинский вспоминает это время:

«Я прибыл в Кисловодск по приглашению Управления Кавказских Минеральных Вод (в то время директором УКМВ был Хвощинский В. В., прим.автора) в 1901 г. на должность группного (группового) врача. Чтобы справиться с принятыми на себя обязанностями, я предварительно ознакомился с имевшейся литературой по данному вопросу, указаниями которой рассчитывал пользоваться. К сожалению, во всех книгах, которые мне удалось достать, я находил лишь общие фразы, относящиеся главным образом к заграничным курортам и к применяемым на них методам лечения.

Хотя в Кисловодске я встретил довольно многих врачей, но все они занимались частной практикой и не особенно охотно вступали в разговоры по поводу тех спорных вопросов, которые я поднимал перед ними, стараясь уяснить себе то, что для меня было мало понятно. Ясных и определенных ответов на свои вопросы я не получал.

Аналогичное впечатление о первых шагах своей курортной работы вынесли и другие товарищи, начавшие свою врачебную деятельность при тех же условиях. Немногочисленные указания, которые мне удавалось получить от старших товарищей, сводились к установлению продолжительности ванны и количеству назначаемой внутрь минеральной воды, то есть к повторению тех общих схем, которые имелись и в литературных источниках.

Так как я был приглашен на должность группного врача и имел дело главным образом с больными, которые пользовались разрешением Управления вод на прием бесплатных ванн, то мне не приходилось пользоваться советами консультантов. Поэтому в каждом отдельном случае я вынужден был все свои сомнения разрешать самостоятельно, тщательно обдумывая свои назначения. Может быть, именно эта трудная и ответственная работа, которую мне пришлось проводить с первого же дня моего пребывания в условиях курорта, и заставила меня более углубленно заняться изучением курортных факторов и их влияния на организм. Пройденный мной тяжелый путь тогда же убедил меня в необходимости добиваться преподавания бальнеологии на медицинских факультетах, в необходимости широкой подготовки врачей-бальнеологов».

Лозинский приехал в Кисловодск, когда полным ходом шла подготовка к 100-летнему юбилею Кавминвод. С 1901 г. начали разворачиваться работы по возведению Главных нарзанных ванн. В 1902 г. одним из самых заметных явлений стало открытие «Института снарядной гимнастики Цандера». Параллельно с мероприятиями направленными на «улучшение и развитие лечебных средств, шла энергичная и разнообразная деятельность, имевшая целью улучшения общей жизненной обстановки лечащихся, доставление им возможно больших удобств». Управление вод всякими средствами поощряло возведение новых построек, предоставляя большие льготы при сдаче в аренду «казенных земель». На всех группах имелось достаточное количество помещений (5 гостиниц, казенные бараки с 72 комнатами, роскошные дачи и квартиры), при чем многие из них были доступны по цене и для небогатых слоев населения.

Проводимые мероприятия были направлены на привлечение отдыхающих на все группы КМВ. Если в 1901 г. в Кисловодске лечилось 4788 чел, то в последующие два года — 7107 и 7266 чел.

Лозинский проработал группным врачом Кисловодского курорта в течение 3-х сезонов и тем самым положил начало своей врачебной, научной и педагогической деятельности на курортах.

Кисловодский курорт в то время не имел четкого лечебного профиля и даже считался непригодным для лечения больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Это мотивировалось сравнительно высоким расположением курорта (800—1200 м над уровнем моря), гористым, резко пересеченным рельефом местности и особенностями климата, формирующегося вблизи горных хребтов Кавказа. В ту пору считали, что при заболеваниях сердца больных нужно оберегать от физических нагрузок и всячески щадить их сердечно-сосудистую систему. Однако такие больные все же приезжали в Кисловодск. По мере накопления опыта становилось ясно, что больных с сердечно-сосудистыми нарушениями следует не столько оберегать, сколько разумно и постепенно тренировать и таким образом повышать функциональные резервы кровообращения. Однако такого рода сообщения в ту пору были единичны.

Лозинский одним из первых поставил вопрос об использовании Кисловодского курорта как кардиологического. Сделано это было на II Всероссийском съезде деятелей по климатологии, гидрогеологии и бальнеологии, который проходил на Кавминводах с 01.09 по 07.09.1903 г. Съезд внес важнейшие резолюции о русских курортах вообще, и о курортах КМВ в частности. В числе постановлений съезда имелось и постановление «… ходатайствовать о создании на КМВ института, соответствующего современным требованиям науки, для всестороннего клинического и лабораторного изучения действия КМВ на здоровый и больной организм». Это постановление доказывало, что уже в начале ХХ века врачи и все работники, близко стоявшие к минеральным водам, прекрасно понимали, что дальнейшее развитие курортов невозможно без систематического изучения влияния бальнеофакторов на организм.

Лозинский выступил с докладом «Кисловодск, как курорт для сердечных больных», в котором говорилось «об исключительно благоприятном влиянии при сердечных заболеваниях лечения углекислыми водами и горными восхождениями» и предложил считать Кисловодск кардиологическим курортом. Эти предложения вызвали в то время ряд возражений. В частности, говорилось, что Кисловодские горы и нарзаны надо вначале хорошо изучить и только тогда можно с пользой их применять. Съезд поддержал предложения Лозинского, однако, еще многие годы, вплоть до 1924 г., Кисловодск оставался курортом, для лечения преимущественно больных туберкулезом.

То, что Кисловодск в дальнейшем стал прославленным кардиологическим курортом с мировым именем для лечения больных с сердечно-сосудистыми заболеваниями, во многом огромная заслуга Лозинского. «Воздвигнуть на месте разрозненных пережитков старинной мистической бальнеологии новое, солидное здание научной бальнеологии», — вот был тот идеал, который являлся целью стремлений Лозинского.

В 1904 г. Лозинский получает приглашение на работу в небольшой прибалтийский курортный городок Кеммерн Лифляндской губернии (ныне Кемери), известный с 1836 г. курорт России. Этот период заслуживает особого упоминания. Учитывая опыт работы группным врачом в Кисловодске, Лозинского назначают на должность директора Управления Кеммернских минеральных вод. Работая до 1915 года на курорте Кеммерне, Лозинский внес большой вклад в дело организации и развития местного курорта. В Кеммерне развернулась с исключительным блеском его деятельность как научного работника в области бальнеологии, его общественно-литературная работа и работа в качестве администратора — директора курорта. Под его руководством было выстроено новое ванное здание, благоустроен курортный парк, проложена трамвайная линия от Кеммерна к морскому пляжу. В качестве директора Кеммернского курорта он поставил перед собой осуществление целого ряда задач, в число которых входило удешевление курортной помощи для малоимущих, разработка научных проблем бальнеологического лечения, благоустройство и даль-нейшее развитие курорта. Если в 1901 г. на курорте Кеммерн лечилось 3140 чел., и было отпущено 84236 ванн, то в 1913 г., за год до отъезда Лозинского — 8273 и 181075 ванн.

Из скромного курорта местного значения Кеммерн к концу этого периода представлял собою уже вполне организованный курорт, европейски благоустроенный, имеющий свой печатный орган, обогатившийся новыми ванными зданиями, построенными согласно новейших научных требований, грязелечебницей, новым административным корпусом с амбулаторией и с лабораторией.

Благодаря научным работам Лозинского и его сотрудников курорт Кеммерн в начале века стал одним из центров научной экспериментальной бальнеологии. Работая в Кеммерне, Лозинский издает в 1909 г. «Справочную книжку о русских и иностранных курортах».

В 1910 г. А. А. публикует статью «Попытка научной классификации сернистых вод», в которой он впервые предлагает использовать термин «сероводородные воды».

Работая на курорте Кеммерн, А. А. совместно с петербургским проф. В. С. Садиковым, впервые в России организовал экспериментальные исследования по изучению влияния на организм местных лечебных вод и грязей. Кеммернская школа особое внимание уделяла изучению т. н. «купальной реакции», очаговых и общих бальнеологических реакций, развивающихся под влиянием бальнеопроцедур.

Позднее, в 1914 г., на основании этих исследований А. А. выдвинул оригинальную гипотезу «бальнеотоксического действия» бальнепроцедур, в частности лечебных грязей, сыгравшую в то время большую роль в развитии теоретических представлений в области бальнеологии и составившее эпоху в развитии научного бальнеологического мышления. В последовательном порядке и без отступлений эта же идея развивается А. А. и в последующих его работах, посвященных вопросу о сущности действия грязелечения на организм.

Работая в Кеммерне, А. А. в 1905 г. в ВМА Петербурга, защищает диссертацию на степень доктора медицины на тему: «К истории некоторых важнейших медицинских систем XVIII—XIX веков». В предисловии диссертации он написал: «Я посвящаю этот труд памяти дорогого учителя Вячеслава Авксентьевича Манассейна. Его влиянию я считаю себя всецело обязанным тем направлениям, которое получила моя литературная деятельность». Прошло много лет, а диссертация, напечатанная отдельной книгой, издательством «Практическая медицина» в 1905 г. в 500 экз. не потеряла своего значения и может быть причислена к классическим работам по истории медицины.

Приводим ряд «Положений» из диссертации А. А., касающиеся курортного лечения больных: «Отсутствие преподавания физиотерапии на медицинских факультетах представляет существенный пробел в научном образовании врачей», «Учение о вреде пребывания сердечных больных на возвышенных местах должно быть пересмотрено, так как оно не вполне оправдывается фактами», «Чрезмерное увлечение химическими лечебными средствами и недостаточное доверие к физическим способам лечения являются одной из главных причин скептицизма в терапии», «Для правильной постановки бальнеологического лечения малосостоятельных больных необходимо устройство на курортах специальных санаторий» и т. д.

Колоссальная энергия А. А. позволила ему сочетать практическую и научную деятельность и дополнить это большим размахом участия в общественной жизни. За время основных его работ в Кисловодске и Кеммерне А. А. являлся членом президиума Русского Общества Охранения Народного Здравия (с 1899 по 1907 г.г.), затем председателем Кеммернского Бальнеологического Общества (с 1910 по 1913 г.г.), которое поддерживало связи с Русским Бальнеологическим Обществом. Лозинский А. А. был действительным членом Русского Бальнеологического Общества в Пятигорске (с 1901 по 1931 г.г.), неизменным работником Пироговских съездов, Союзных съездов по курортному лечению, Одесского бальнеологического Общества и многих других.

Кеммернский период научной и врачебной деятельности А. А. заканчивается его капитальным 3-томным трудом «Бальнеология практического врача» (Руководство для врачей), изданным в Петрограде в 1916—1917 г.г., в котором он подвел итоги состояния проблем бальнеологии и курортного дела вообще. По этому руководству, бальнеологии училось не одно поколение бальнеологов и бальнеотерапевтов и до сих пор оно сохраняет определенное значение. В частности, очерк истории развития бальнеологии до сих пор является лучшим среди изданных на русском языке.

Это было колоссальное достижение русской бальнеологии. Этим трудом А. А. обратил внимание на громадные возможности, таящиеся в естественных факторах природы отечественных курортов, сделал научные обоснования в дело лечения на русских курортах. После выхода руководства он стал знаменитым. Уже только за подготовку этого научного труда его можно было причислить к числу ученых, стоявших у истоков русской научной бальнеологии.

Сам А. А. дал очень точное определение, которое характеризовало состояние курортной науки к 1917 году: «…Не вполне почетное положение бальнеотерапии среди других медицинских наук и зависит именно от того, что эта отрасль знания не была до сих пор представлена в надлежащим научном освещении. Это можно объяснить отчасти отсутствием „преподавания бальнеологии на медицинских факультетах, наряду с другими отраслями медицины, и вместе с тем стремлением курортных больных к развлечениям, принимавшим на курортах во все времена неподходящий характер“.

В целях увеличения доступности курортного лечения Лозинский А. А. одним из первых в России широко пропагандировал идею „санаторизации“ больных. „С переменой основного класса лечащихся в Пятигорске после революции, с появлением у минеральных источников рабочих от станка, необходимо было создавать условия, вполне обеспечивающие успешность их курортного лечения“, — писал он в 1937 г., вспоминая развитие курорта в послереволюционный период. — Пришлось срочно заняться организацией санаторий, приспособляя для них все подходящие здания, имеющиеся на курорте. В Пятигорске для этой цели были использованы главным образом район „Провал“, который в климатическом отношении является лучшей частью курорта. О том, что без организации санаторий на курортах нельзя обеспечить выздоровление малоимущих больных, я писал еще в 1908 г. в статье „Общественные задачи курортов“ (Врачебная газета, 1908 г., № 22). В 1916 г. в своем руководстве „Бальнеология практического врача“ я высказывал мысль, что в развитии общественных санаторий лежит залог об-щедоступности курортного лечения, и разрешение этого вопроса составляет насущную задачу первой четверти ХХ в. Конечно, делая это предсказание, я никак не мог ожидать, что развитие санаторий на курортах примет такие размеры, которые оно приняло и могло принять только после Октябрьской революции».

Лозинский А. А. в 1916 г. первым в мире дал подробное определение понятия курорта: «Курорт это место, куда врачи посылают больных для лечения преимущественно „силами природы“, терапевтическая ценность которых установлена наукой, проводимого в благоприятных климатических условиях, соответствующих требованиям гигиены и могущих обеспечить больным полный покой и строгое соблюдение предписанного режима».

Научно-практическая работа в Кеммерне была прервана Первой мировой войной. А. А. был призван в армию и назначен консультантом Рижского военного госпиталя (находился в Петрограде) и сразу же направляется в Крым для организации и подготовки к приему раненных воинов. По возвращению в госпиталь работает врачом хирургом. Здесь он познакомился со своей будущей супругой Муравейской Людмилой Дмитриевной, которая работала сестрой милосердия.

Когда началась война, А. А. публикует серию патриотических статей, объединенных общим заголовком «Европейская война и задачи врачей», основной идей которых являлась борьба за развитие русской науки, русской промышленности и русской культуры, и естественно за процветание русских курортов.

А. А. внимательно следил за положением дел на русских курортах. Связанный тысячью нитями с периферийными врачами и общественными деятелями, как редактор газеты, он имел реальное представление об этом.

Много сделал, в этот период А. А. для популяризации и развития курортного дела и бальнеологии, ведя самостоятельный раздел в газете. Он рецензировал все статьи и работы по вопросам бальнеологии, присылаемые в редакцию.

В годы революции и гражданской войны, А. А. испытывает одно потрясение за другим. В 1917 г. умирает его сын от первого брака, в 1920 г. он лишается своих родителей, вначале умирает отец, а через восемь дней и мать.

По причине своей неблагонадежности, связанной с дворянским происхождением, а также за несогласие с действиями властей, А. А. в 1922 г. высылают за пределы Петрограда. Без права места жительства в крупных городах и права преподавания в медицинских университетах. Местом проживания определяют «город хлебный» Ташкент. Оторванный от семьи и любимой работы, А. А. вынужден был работать врачом в учреждениях Наркомздрава Ташкента, сотрудничать в местной газете. Следующим местом работы становится кумысолечебница «Джанетовка» в Оренбургской области, где он, работая главным врачом до 1925 г., с увлечением организует и развивает этот самобытный отечественный вид курортно-санаторного лечения. К сожалению, более об этом периоде работы Лозинского А. А. более ничего не известно.

Годы ссылки миновали, и в 1925 г. А. А. принимает решение вернуться на Кавказские Минеральные Воды. Его приезд, несомненно, стал большим событием для КМВ. Он — признанный авторитет русской бальнеологии, опытный организатор курортного дела, известный общественный деятель.

Директором Управления КМВ в то время был доктор Мамушин Сергей Александрович, который принимает А. А. на работу вначале на скромную должность врача пятигорской грязелечебницы, затем заведующего грязелечебницей, далее на должность заведующего бальнеологическим отде-лом Управления Кавказских минеральных вод. Работая в грязелечебнице, А. А. предложил использовать процедуру электрогрязи, которую он впервые в России предложил еще в 1913 г., опубликовав работу «Электризация через грязь». Метод быстро нашел чрезвычайное распространение на Кавказских минеральных водах. На этих должностях А. А. проработал короткий период.

Как известно, 1925 г. положил начало новому, очередному этапу курортного строительства в СССР. Началась широкомасштабная реорганизация курортного дела в том числе на КМВ, где произошла централизация управления. Были ликвидированы городские курортные управления и организован единый треста, которому в подчинение был передан и Бальнеологический институт.

В этот, чрезвычайно сложный период становления курортов КМВ, директор Пятигорского БИ Огильви А. Н., приглашает А. А. стать его заместителем по научной работе. Перейдя на работу в институт, А. А. продолжал работать по совместительству консультантом Управления КМВ, а некоторый период и заведующим медицинской частью БИ.

Лозинский А. А., в период работы групповым врачом не был знаком лично с Огильви А. Н., их пути ранее не пересекались. А. А. уехал из Кисловодска в 1904 г., а Огильви А. Н. приехал на Кавминводы в 1905 г. Впервые встретились в 1925 г., когда А. А. переехал в Пятигорск. В это время Огильви было 48, Лозинскому 57 лет.

К тому времени, Огильви А. Н., помимо директора БИ, являлся председателем и почетным членом РБО в Пятигорске. Оба были опытными администраторами, полными идей, желания и возможностей воплотить их в жизнь.

Для выполнения поставленных перед институтом новых задач нужен был энергичный и грамотный организатор науки и курортного дела. Будучи гидрогеологом, Огильви А. Н. понимал, что лучшей кандидатуры, чем опыт-ный врач и известнейший бальнеолог Лозинский А. А. ему не найти.

В этот период происходило становление всех научных курортных учреждений молодой советской республики. К 1927 году в РСФСР уже функционировало 6 научных курортных институтов, среди которых первым, по времени создания, был — Пятигорский бальнеологический институт.

В 1927 г. А. А. принимает участие в VI Всесоюзном научно-организационном съезде по курортному делу проходившем в Москве. Лозинский А. А., фактически с 1918 года, лишенный возможности публичных выступлений на предыдущих съездах, впервые выступает с программным докладом: «Стандарты и схемы курортного лечения», которые наметили дальнейшие работы в этом направлении. Вообще КМВ на съезде из Кавминвод было представлено 39 докладов из 200 заслушанных на съезде, что составляло 20 %, и в этом тоже имелась заслуга А. А., как научного руководителя БИ.

Среди общегосударственных курортов, Кавминводы в тот период занимали особое, выдающееся значение — почти 50 % общего числа больных лечилось здесь. Их называли «ремонтной мастерской трудящихся масс», «гигантским цехом здоровья».

Принимая во внимание колоссальные потенциальные возможности КМВ в плане расширения гидроминеральной базы и возможности последующего курортно-санаторного строительства Наркомздрав РСФСР в 1928 г. утверждает новое Положение о Государственном бальнеологическом институте на Кавказских Минеральных Водах. В отличие от предыдущего от 1924 г., было изменено название института, вместо Пятигорского Бальнеологического института на КМВ он стал называться Государственным Бальнеологическим Институтом на КМВ, что подчеркивало его особый статус и подчиненность. С этого момента он вышел из подчинения Управления КМВ и перешел вновь в ведение Главного Курортного Управления Наркомздрава РСФСР. Значительно расширились и задачи института: разработка научных вопросов в области применения к бальнеотерапии вообще и на курортах Кавказских Минеральных Вод в частности; исследование и изучение естественных лечебных курортных факторов и, главным образом, лечебных факторов Кавказских Минеральных Вод; подготовку, в качестве специалистов курортной бальнеологии, врачей, инженеров, геофизиков и химиков; научно-практическое усовершенствование врачей-бальнеологов; выполнение специальных заданий Главного Курортного Управления и дачу Управлению Кавказских Минеральных Вод заключений по вопросам бальнеологии, важным для правильной постановки бальнеотерапии на курортах; содействие курортным учреждениям в научной постановке бальнеологического лечения и др.

Руководство ГБИ осознавало, что для выполнения части поставленных задач, необходима собственная клиническая база, как говорил Огильви А. Н. « специальная клиника, где бы могло проводиться изучение влияния Пятигорских вод на те или иные группы болезней». Это была давняя идея всех председателей и членов Русского Бальнеологического Общества в Пятигорске. К 1927 году собственные клиники институт имел только в Кисловодске на 120 коек и Ессентуках на 83 койки.

С принятием нового Положения о ГБИ руководство института приступило к организации собственных клиник в Пятигорске и Железноводске. В то время, Пятигорские клинические отделения ГБИ располагалась на базе нескольких санаториев Пятигорского курорта. Благодаря настойчивости А. А. организуется Пятигорская клиника на 80 коек в здании упраздненного гинекологического санатория «Красная работница» (ныне «Горячий ключ»).

В 1927 г. БИ провел первые курсы для врачей отборочных комиссий страны (на редкой фотографии (фрагменте), запечатлены в первом ряду, слева направо Лозинский А. А., Огильви А. Н., Данишевский Г. М. и Ларин Е. А.).

В 1929 г. Русское Бальнеологическое Общество и медицинская общест-венность Кавминвод чествовали старейшего русского бальнеолога Лозинско-го А. А. по случаю 35-летия его врачебной и научной деятельности. «Врачебная газета», поздравляя А. А. с юбилеем, писала: «Имя Александра Александровича Лозинского для всех врачей, соприкасающихся с курортным делом и с изучением бальнеологии, для всех, черпавших на протяжении многих лет свои научные знания и опыт в периодической медицинской печати — чрезвычайно популярно и общеизвестно…».

С 1931 г. Лозинский А. А. одновременно совмещает должность заведующего библиотечным и издательским отделом института. В этой новой должности проявился талант Лозинского А. А., как опытного редактора и систематизатора информации. Под его руководством проводилась большая работа по редактированию научных изданий Бальнеологического института: «Трудов», «Бюллетеней» и «Ученых записок», бережно хранящихся сегодня в библиотеке института. При Лозинском А. А. научная библиотека БИ стала одной из самых крупных по числу книг и журналов, и была на первом месте в СССР по числу работ, относящихся к бальнеологии. Под руководством и при личном участии А. А. был создан библиографический указатель всех статей в русских и иностранных журналах по бальнеологии, курортному делу и смежным дисциплинам.

За период работы А. А. в должности заместителя директора по научной работе в научных подразделениях БИ выполнялись работы: в области экспериментальной бальнеологии, в частности по обоснованию методик назначения питьевых минеральных вод с лечебной целью; бальнеотехническим отделом по техническому решению доставки минеральных вод на дальние расстояния без потери их свойств; в микробиологической лаборатории, по выяснению механизма действия и регенерации лечебной грязи; работы отдела курортной гигиены позволили определить причины загрязнения некоторых минеральных вод, оказали ценную помощь в устранении дефектов, имевших место на заводах по розливу минеральных вод. Эти работы содействовала нормированию условий производства на заводах Кавминрозлива. Под руководством Лозинского А. А. в клиниках БИ проводились фунда-ментальные работы по определению показаний и противопоказаний для курортного лечения на КМВ, по обоснованию круглогодичного лечебного сезона на Пятигорском, Железноводском и Ессентукском курортах; изучению влияния курортных факторов при профессиональных патологиях у различных групп рабочих (металлообрабатывающей, нефтяной, угольной промышленности, рабочие горячих цехов, подвергшихся интоксикации тяжелых металлов).

Структура основных и вспомогательных научных и учебных подразделений БИ, была сформирована при участии Лозинского А. А.

С 1936 г. Лозинский А. А. назначается на должность научного руководителя многопрофильной Пятигорской клиники БИ, которая к тому времени имела два отделения в собственном здании и три отделения расположенные на базе санаториев № 1, 4 и 5 Пятигорского курорта. Начинается новый этап деятельности А. А., которому шел уже 68 год.

Благодаря работам Пятигорской клиники, Пятигорск начал утрачивать репутацию чисто сифилидологического курорта, которую ему так упорно навязывали в первое столетие его существования, и занял принадлежащее ему по праву место многопрофильного курорта.

Через два года, к юбилею, 45-летию врачебной деятельности и 35-летию работы на курортах, сотрудники возглавляемой им Пятигорской клиники посвящают ему сборник своих работ «Бальнеотерапевтические факторы Пятигорского курорта».

В предисловии этого сборника Лозинский А. А., пишет: «…. нам нередко приходится слышать от отдельных сотрудников Наркомздрава и курортов вопрос, что сделано нами для улучшения постановки лечебной работы больным на том или ином курорте. Считаю своим долгом подчеркнуть, что все мы приветствуем такой прямой вопрос и охотно дадим на него ответ. Попутно скажу, что гораздо менее приемлемым кажется мне такое отношение к курортным клиникам и к проводимой нами работе, когда лица, считающие себя вправе высказывать суждения о работе клиник, не дают себе труда предварительно ближе ознакомиться с этой работой, и благодаря этому высказываются в слишком общей форме, не приводя конкретных данных и потому приходят к неправильным заключениям».

1938 год. Для характеристики существующей сложной обстановки в которой приходилось работать организаторам науки и курортного дела приводим цитаты из статьи начальника управления курортов и санаториев СССР Симонова А. И.6 "Предварительные итоги работы курортов в 1938 году и основные задачи 1939 года: «Достижения в курортном деле были бы, несомненно, значительнее, если бы не подлая подрывная работа врагов народа, орудовавших на наших курортах и в научно-исследовательских учреждениях. Они пытались превратить наши курортные здравницы в дома отдыха, выдвигая пресловутую „теорию“ отмирания лечебного дела на курортах уничтожая и загрязняя природные лечебные богатства — минеральные воды, грязевые озера и т. д., вредительски консервируя лучшие бальнеологические учреждения. Враги народа замораживали крупные ассигнования, вносили путаницу в профили курортов и санаториев, отрывали наши научно-исследовательские институты от практики социалистического здравоохранения, игнорировали роль курортов местного значения…».

В результате репрессий сильно пострадал руководящий состав ГБИ. 7 мая 1938 г. был арестован директор института, заслуженный деятель науки, проф. Огильви А. Н. Ему было предъявлено нелепое обвинение в организации на группе курортов КМВ антисоветской вредительской организации.

Как знать, какова была бы участь А. А., если бы он продолжал работать заместителем директора по науке. Вероятно та же, что постигла сменившего его на этой должности доктора Немсадзе Г. С. и других руководителей — арест и лагеря.

В 1939 г. новому руководству ГБИ и благодаря авторитету Лозинского А. А. удается добиться перевода Пятигорской клиники из клинических отделений в здание санатория № 2 «Медсантруд», в котором она находится в настоящее время. А. А. можно считать основателем Пятигорской клиники, в которой он проработал почти четверть века.

В 1940 году общественность отмечала 20-летие организации Пятигорского бальнеологического института. Большая работа института, проделан-ная им за истекшие 20 лет, выходящая далеко за пределы курортов Кавказских минеральных вод (курорты Северного Кавказа, Закавказья, Таджикистана, Туркмении и др.), была отмечена приказом по Наркомздраву СССР от 21.06.1940 г. В частности, награжден значком «Отличнику здравоохранения» научный руководитель Пятигорской клиники д-р мед. наук А. А. Лозинский. В приказе было отмечены заслуги Лозинского А. А.: «Один из крупнейших представителей советской бальнеологии, работающей в области курортологии около 40 лет, проф. Лозинский имеет более 150 научных работ. „Бальнеология практического врача“ проф. Лозинского являются настольной книгой любого грамотного курортолога и ценнейшим руководством для всякого врача, начинающего свою работу на курорте».

В годы Великой Отечественной войны курорты КМВ были превращены в крупнейшую госпитальную базу. В клиниках, которые были превращены в эвакогоспиталя, разрабатывались новые системы лечения боевых травм и контузий курортными факторами. Особый интерес представляли работы по грязелечению переломов костей и ранений мягких тканей, механотерапия и лечебная физкультура, водные процедуры при тугоподвижности суставов и многое другое, которые проводились в Пятигорской клинике под руководством А. А.

Послевоенная работа Лозинского А. А. была больше связана с педагогической деятельностью. Делу подготовки высококвалифицированных курортологов он посвятил оставшуюся часть жизни. Всю свою жизнь А. А. проводил мысль о необходимости создания при медицинских факультетах самостоятельного преподавания бальнеологии.

С 1927 г. А. А. получил возможность личным опытом провести в жизнь эту идею, приняв на себя преподавание бальнеологии в Государственном Северо-Кавказском Университете. С 1931 по 1941 г. он был бессменным руководителем и основным преподавателем существовавших в то время при Пятигорском Бальнеологическом институте постоянных Всесоюзных курсов усовершенствования врачей-бальнеологов. Они просуществовали до 1941 г.

В 1948 г. на базе Кисловодской и Ессентукской клиник были организованы кафедры Центрального института усовершенствования врачей — кафедра терапии (рук., проф. Шпицер М. С.) и кафедра бальнеологии (рук. проф. Лозинский А. А.). В дальнейшем кафедры были переименованы в кафедру курортологии и курортной терапии. В течение ряда лет А. А. являлся профессором кафедры терапии и бальнеологии Центрального института усовершенствования врачей на КМВ, где принимал активное участие в подготовке курортных врачей.

Результатом его основной, в этот период деятельности, было издание в 1949 году «Лекций по общей бальнеологии», в которых он обобщил итоги огромной научно-исследовательской работы в области бальнеологии, проведенной к тому времени курортологами СССР и зарубежных стран. И сейчас, этот труд поражает стилем изложения, глубиной анализа, объемом использованной отечественной и зарубежной литературы.

Почти до самых последних дней своей жизни А. А. продолжал активную деятельность. В 1956 г., в 88-летнем возрасте им была издана его последняя монография «Радоновые ванны и методика их применения».

В декабре 1958 г. общественность курортов Кавказских Минеральных Вод тепло отметила его 90-летие. В городском курортном музее бережно хранят огромное количество поздравлений, приветственных писем и памятных адресов, поступивших на имя юбиляра.

Всю свою многолетнюю научную, врачебную, общественную и литературную деятельность профессор Александр Александрович Лозинский посвятил любимому делу — развитию бальнеологии и бальнеотерапии. Лично им, и под его руководством, были успешно разработаны многие вопросы научной бальнеологии: радонотерапии, грязелечения, механизма лечебного действия курортных факторов, бальнеологической реакции и др., а также практической бальнеотерапии: разработаны основные принципы лечения больных на курортах Кавказских Минеральных Вод. Лозинский А. А. был членом Совета Центрального научно-курортного совета при Управлении курортов и санаториев НКЗдрава СССР, созданного Наркомздравом СССР в 1939 г. А. А. был активным организатором и участником многих бальнеологических съездов (1903 в Пятигорске, 1915 в Петрограде, 1927 в Москве), научно-практических конференций, совещаний и т. п. Перу А. А. Лозинского принадлежало свыше 200 научных работ, в числе которых несколько монографий. Им были написаны статьи по истории медицины, различным медицинским проблемам, серия брошюр пользовавшихся большой популярностью среди курортных больных. Наряду с практической и научной работой А. А. всегда принимал самое деятельное участие в общественной жизни, работал во врачебной секции союза «Медсантруд», в Научно-медицинском обществе на КМВ и Пятигорске.

Лозинский писал стихи, сочинял музыку, играл на музыкальных инструментах, пел. Владел английским, немецким, французским, польским, латинским, арабским, хинди языками.

Умер профессор А. А. Лозинский 5 апреля 1961 году в Пятигорске на 93 году жизни. Причиной смерти стало воспаление легких.

Единственный сын Лозинского — Дмитрий Александрович, многие годы проработал в Пятигорском пединституте, умер в 1972 г. в возрасте 52 лет. В Пятигорске проживают единственные потомки Александра Александровича — внучка Марина Дмитриевна и правнучка Женя.

Владелец страницы: нет
Поделиться