Кулиджанов Лев Александрович
Кулиджанов Лев Александрович
19.03.1924 — 17.02.2002

Кулиджанов Лев Александрович — Биография

Лев Алекса́ндрович Кулиджа́нов (1924—2002) — советский и российский кинорежиссёр, сценарист и педагог. Народный артист СССР (1976). Герой Социалистического Труда (1984). Лауреат Ленинской премии (1982). Член КПСС с 1962 года.

Детство и юность

Родился 19 марта 1924 года, (по другим источникам — 19 августа 1923 года), в Тифлисе, (ныне — Тбилиси, Грузия), в армянской семье служащих. Отец — Кулиджанов Александр Николаевич, крупный партийный работник, был арестован в ноябре 1937 года. Исчез и погиб при невыясненных обстоятельствах. Мать — Кулиджанова Екатерина Дмитриевна была также репрессирована в декабре 1937 года и отправлена в исправительно-трудовой лагерь. Кулиджанов остался с бабушкой. Его юность прошла в Тбилиси. Молодой Кулиджанов рано увлёкся искусством, и прежде всего театром. В школьных самодеятельных спектаклях он выступал сразу в трёх лицах — драматург, актёр, режиссёр.

В 1942 году Лев Кулиджанов окончил школу и поступил в Тбилисский государственный университет на вечернее отделение, одновременно устроившись слесарем на Тбилисский инструментальный завод, выпускавший в то время стрелковое вооружение.

В свободное время посещает актёрскую школу при Госкинопроме Грузии. В это время знакомится с сестрой своего друга, студенткой первого курса сценарного факультета ВГИКа, не поехавшей в эвакуацию с институтом в Алма-Ату, а оставшейся у родственников в Тбилиси. Рассказы студентки и её увлеченность кинематографом произвели на Кулиджанова оглушительное впечатление. Он решает поступить на режиссёрский факультет.

Осенью 1943 года ВГИК вернулся из эвакуации в Москву. Студентка уехала в Москву, обещая Кулиджанову выслать все сведения по приёму на режиссёрский факультет. В это трудное и голодное время Кулиджанов заболел воспалением лёгких, потом у него обнаружили начало очагового туберкулёза лёгких. Он ушел с завода. На очередной комиссии в военкомате его признали негодным к воинской службе. К лету 1944 года процесс благодаря объединённым усилиям родственников удалось остановить, очаги зарубцевались. Студентка выполнила своё обещание — прислала условия приёма на режиссёрский факультет. Кулиджанов собрал все справки, написал заявление и работу на творческий конкурс и отправил всё в Москву в приёмную комиссию.

Из воспоминаний Льва Кулиджанова по книге Натальи Фокиной «Лев Кулиджанов. Постижение профессии»:

В 1944 году я решил ехать поступать в ГИК. Собирала меня бабушка, Тамара Николаевна. Она была в курсе всех моих подготовительных дел, потому что я репетировал дома то, что должен был читать на вступительных экзаменах — отрывок из «Пиковой Дамы» Пушкина. Бабушка каждый раз пугалась, когда я восклицал за Германа: «Старуха!». Жили мы бедно. Бабушка приобрела мне теплые брюки, связала свитер из грубой шерсти. Ещё была у меня какая-то курточка и солдатские башмаки. Снарядила она мне и постель—одеяло, тюфячок и подушку. Уехал я в штанах, сшитых из джинсовой ткани, которую мне подарил мой названный дед, человек военный (тогда, еще до своей болезни, он служил в армии). Теперь я знаю, что такое джинсовая ткань, а тогда я даже не мог определить, какая сторона — изнанка, а какая — «лицо», естественно, ошибся, и местный портняжка мне сшил джинсы наизнанку. Ещё бабушка купила мне полмешка яблок на продажу. Почему-то считалось, что в Москве я могу их продать и, таким образом, заработаю себе денег на первое время. Но коммерция моя лопнула — яблоки никто не хотел покупать и, в конце концов, они сгнили…

Учеба во ВГИК

Летом 1944 года почти без денег Кулиджанов уезжает в Москву поступать во ВГИК. Вступительные экзамены принимали Г. М. Козинцев, он набирал курс, и директор ВГИКа Л. В. Кулешов. Успешно сдав экзамены, Кулиджанов приступил к занятиям. Однако полуголодное существование в неотапливаемом общежитии и отсутствие материальной поддержки серьёзно подорвали его здоровье, заставили бросить учёбу и уехать домой, в Тбилиси, куда после ссылки уже вернулась его мать. Боль о незаконно репрессированных родителях останется с Кулиджановым навсегда. В это время он знакомится со своей будущей женой Натальей Фокиной. Потеря ВГИКа была для Кулиджанова большой трагедией. Ему тогда казалось, что не будет сил туда вернуться. И всё-таки в 1948 году он вновь становится студентом ВГИКа (мастерская С. А. Герасимова и Т. Ф. Макаровой), который окончил в 1955.

Коллеги Кулиджанова вспоминают, что во ВГИКе он показал себя не только как режиссёр, но и как блестящий актёр. Лучшей оценкой его актёрского дара стало предложение С. А. Герасимова: двоим студентам своего курса, Кулиджанову и Э. Н. Бочарову, мэтр предложил досдать танцы и пение, чтобы закончить институт с двумя дипломами — актёрским и режиссёрским. Оба отказались, решив, что и одного диплома будет достаточно. Но само это предложение дорогого стоило.

Кинотворчество

Работал на киностудии им. М. Горького. В 1955 году Кулиджанов дебютировал короткометражным фильмом «Дамы» (совместно с Г. Оганесяном, по рассказу А. П. Чехова). Затем вместе с Я. Сегелем снял две ленты — «Это начиналось так» (1956) о жизни первых целинников и «Дом, в котором я живу» (1957, Кулиджанов сыграл также одну из ролей), прослеживая довоенные и послевоенные судьбы жителей одного московского двора. Такое творческое содружество было обычным явлением для середины 1950-х годов, когда начинающие режиссёры нередко тандемами «врывались» в большой кинематограф — Кулиджанов и Я. А. Сегель, Ф. Е. Миронер и М. М. Хуциев, А. А. Алов и В. Н. Наумов, Т. Е. Абуладзе и Р. Д. Чхеидзе, Г. Н. Данелия и и. В. Таланкин, А. А. Салтыков и А. Н. Митта. Очевидно, что на определённом этапе творческого пути режиссёров такое соавторство было плодотворно и необходимо.

В этих работах проявился интерес Кулиджанова не только к современности, неизменно взаимосвязанным общественным и личным событиям, но и к образу бытования, жизни простых людей, их душевным тревогам и надеждам, обычным человеческим чувствам. Возвращение на экран близкого и понятного по своим переживаниям человека, являющегося неповторимой индивидуальностью вне зависимости от занимаемого положения в обществе, соответствовало и устремлениям самого Кулиджанова.

Продолжив самостоятельную режиссёрскую деятельность, он добился в «Отчем доме» (1959) и в лучшей своей картине «Когда деревья были большими» (1961) редкостной душевности, лиризма, искренности, теплоты, человечности интонации в рассказе о тех, кого принято называть «маленькими людьми». Даже такая маргинальная по социальным меркам личность, как пьяница Кузьма Иорданов в убедительном исполнении Ю. Никулина, или же кроткая девушка Наташа, готовая с радостью принять его за своего отца (удивительно светлая и чистая героиня И. И. Гулая), заслуживают истинного сочувствия и любви.

Можно считать закономерным последующее обращение режиссёра к миру Достоевского, хотя его экранизация «Преступления и наказания» (1970, Государственная премия РСФСР имени братьев Васильевых, 1971) удивила кинематографическим экспрессионизмом, подчас жесткостью и остротой изобразительного ряда. Тяга к внешней выразительности и парадоксальности сопоставлений на основе реальных событий истории и запечатлённой хроники века привела Кулиджанова (несмотря на его общественные и партийные посты) к осложнениям при работе над документальным фильмом «Звездная минута» (1972, выпуск 1975) о первом в мире полёте Юрия Гагарина в космос.

Стремление Кулиджанова очеловечить и драматизировать образы политических вождей — Ленина в «Синей тетради» (1963, по Э. Г. Казакевичу) и Карла Маркса в телесериале «Карл Маркс. Молодые годы» (совместно с киностудией «ДЕФА» (ГДР) (1980, Ленинская премия, 1982) — обернулось полууспехом в художественном плане, а с идеологической точки зрения режиссёр был вынужден идти на компромиссы и уступки, поневоле идеализируя эти неоднозначные исторические персоны.

В 1962 году Лев Кулиджанов был одним из соавторов сценария циркового представления «Карнавал на Кубе», поставленном в Московском цирке на Цветном бульваре.. Мало кто знает, что в период с 1962 по 1963 год он снимал киносюжеты для сатирического киножурнала «Фитиль» (главный редактор С. В. Михалков).

Во главе Союза кинематографистов

Творческая деятельность Л. А. Кулиджанова на протяжении всей его жизни активно сочеталась с большой административной и общественной работой. С 1963 по 1964 годы он возглавлял главное управление художественной кинематографии в Госкино СССР. В 1964 году стал председателем Оргкомитета СК СССР. В 1965 году на 1-м съезде кинематографистов был избран первым секретарем Правления СК СССР и проработал на этом посту до 1986 года.

Разумеется, можно было его упрекнуть за то, что он недостаточно энергично заступался за своих коллег, впавших в немилость. Хотя бы за того же С. И. Параджанова, за время кулиджановского секретарства дважды отсидевшего срок. По контрасту с буйным темпераментом предыдущего главы киносоюза Ивана Пырьева тихого Кулиджанова называли «спящим Львом».

Ему достались самые тяжелые годы руководства союзом, когда он действительно мог сделать очень немногое для К. Г. Муратовой, А. А. Тарковского, А. Ю. Германа или других, не вписывавшихся в истеблишмент. Но то, что мог, он делал, а симулировать активность было не в его стиле, и уж во всяком случае, он никогда не обещал того, чего не мог выполнить. В памяти коллег он остался не только как режиссёр, но и как добрый ангел кинематографистов — тихо помогавший делом и советом, спасавший фильмы, сохранивший архив С. М. Эйзенштейна. Именно Кулиджанову обязан своим появлением Музей кино, благодаря его усилиям возник Киноцентр.

Последние годы

В 1986 году после 5-го, «революционного», съезда СК СССР, на котором его смещение с занимаемого им в течение 21 года поста первого секретаря Правления получило широкую огласку, вышел из состава СК СССР. До 1989 года работал художественным руководителем киноэпопеи «XX век», которая была осуществлена лишь частично.

Два последних фильма Кулиджанова — «Умирать не страшно» (1991) и «Незабудки» (1994) — знаменуют для режиссёра возвращение к себе, к своей манере 1950-х годов, доверительной по отношению к индивидуальным судьбам простых людей, только более драматизированной, не обходящей вниманием губительные изломы сталинской эпохи.

Лев Кулиджанов принадлежал к первому поколению, которое пришло в кинематограф после Великой Отечественной войны. Его фильмы «Дом, в котором я живу» (1957), «Отчий дом» (1959), «Когда деревья были большими» (1961), «Преступление и наказание» (1969) стали классикой советского кинематографа.

Он был одним из первых «шестидесятников», представителем «новой волны» в советском кинематографе, одним из самых гуманных, достойных режиссёров старой школы и стойких руководителей Союза кинематографистов СССР.

Профессор ВГИКа (с 1977 года). В 1970—1995 вёл режиссёрскую мастерскую во ВГИКе, с 1985 года — заведующий кафедрой режиссуры ВГИКа.

Избирался членом ЦРК КПСС (1966—1967), кандидатом в члены ЦК КПСС, депутатом Совета Национальностей ВС СССР 7-11 созывов (1966-1989) от Литовской ССР. Член-корреспондент Академии искусств ГДР. Был президентом Общества культурных связей «СССР — Мексика».

Лев Александрович Кулиджанов жил и работал в Москве. Скончался 17 февраля 2002 года, (по другим источникам - 16 февраля, 18 февраля). Похоронен в Москве на Кунцевском кладбище. (На могильной плите указаны годы жизни - 19.08.1923г. - 17.02.2002г.).

Владелец страницы: нет
Поделиться