Рославец Николай Андреевич
Рославец Николай Андреевич
04.01.1881 — 23.08.1944

Рославец Николай Андреевич — Биография

Никола́й Андре́евич Ро́славец (4 января 1881, г. Сураж Черниговской губернии — 23 августа 1944, Москва) — русский композитор, музыковед, скрипач, педагог.

Николай Андреевич Рославец родился в г. Сураже Черниговской губернии в семье железнодорожного служащего. Сураж как место рождения указан в персональной карточке Рославца, заполненной самим композитором и хранящейся в архиве издательства Universal Edition, публиковавшим произведения композитора в 1920-е гг. Карточка опубликована среди иллюстраций к книге М. Лобановой «Николай Андреевич Рославец и культура его времени». СПб, 2011 (вклейка). Те же данные фигурируют в опубликованной биографической справке 1919 г. Позже, обвиненный «пролетарскими музыкантами» в «классовой чуждости» и «враждебности пролетариату», Рославец сознательно изменил свою официальную биографию, подвергнув ее многократной правке. В частности, губернский центр был заменен глухим селом Душатиным, а социальный статус царского чиновника, служащего железной дороги, грозивший автоматическим зачислением в «лишенцы» — принадлежностью к беднейшему крестьянству. В результате подобной стилизации, продиктованной необходимостью социальной защиты, возникла официальная версия биографии Рославца, опубликованная в 1924 г. журналом «Современная музыка». В свидетельствах по прохождению военной службы Рославец записан как «крестьянин Гордеевской волости Суражского уезда». Родственники Рославца были состоятельными: его дед владел «отличной столярной мастерской» — этот факт также не упоминался в опубликованной в 1924 г. официальной биографии композитора. Будущий композитор и его отец были мелкими чиновниками, часто переезжавшими из города в город, — их служба зависела от планов и проектов железной дороги. Занимаемым ими должностям соответствовали невысокие чины, не дававшие права на личное и, тем более, — потомственное дворянство. Уцелевшие фотографии изображают интеллигента-разночинца в тужурке железнодорожника, склонившимся над книгой, играющим на скрипке собственного изготовления. Некоторые советские музыковеды некритично приняли на веру и механически воспроизвели факты стилизованной официальной биографии Рославца, пойдя на поводу у композитора, сознательно стилизовавшего свою биографию, — дело дошло даже до публикации фотографий церкви, в которой мог быть крещен композитор, если бы он родился в Душатине М. Белодубровский.. Неверная биографическая информация нашла распространение на Западе: в том числе, в работах убежденного пропагандиста творчества Рославца, Детлефа Гойовы (1934—2008), третировавшегося руководством Союзом композиторов, персонально — Т. Н. Хренниковым, влиятельными врагами Рославца и соратниками «пролетарских музыкантов», журналом «Советская музыка», особенно — критиком, выступавшим под псевдонимом «Журналист», который умудрился заодно обличить в инакомыслии музыковеда Акселя Гойовы, проживавшего в ГДР, перепутав его с братом. Д. Гойовы, ославленному антисоветчиком, многие годы был запрещен въезд в СССР; копии его статей, пересылаемых коллегам, арестовывались советской таможней. Из-за этого запрета Д. Гойовы пришлось опираться на вторичные источники, зачастую содержащие неверные сведения: в частности, в некоторых публикациях Гойовы фигурировали домыслы об «украинском» происхождении Рославца; некритично растиражированные в публицистике, они послужили основанием для распространения одного из вымыслов о композиторе. Понимая опасность подобных домыслов и столкнувшись со всевозможными самозванцами, единственная оставшаяся в живых родственница композитора, Е. Ф. Рославец доверила М. Лобановой аутентичную реконструкцию биографии и произведений Рославца, а также их издание.

Переехав вместе с семьей в Курск в конце 1890-х годов, поступил в музыкальные классы А.М. Абазы, занимался игрой на скрипке и фортепиано, элементарной теорией музыки и гармонией; с 1902 по 1912 г. учился в Московской консерватории в классе И. Гржимали (скрипка), а также у С. Василенко (свободная композиция), М. Ипполитова-Иванова и А. Ильинского (контрапункт, фуга, музыкальная форма). Консерваторию окончил с двумя дипломами (перерывы в занятиях объяснялись обострениями туберкулеза и лечением на юге России). Дипломная работа Рославца — мистерия «Небо и земля» по Байрону (1912) была удостоена большой серебряной медали, а её автор — звания свободного художника.

13 декабря 1917 г. избран первым председателем Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов г. Ельца. В первые годы революции Рославец стал директором и преподавателем музыкальной школы в Ельце.

На послереволюционные годы приходится пик общественной деятельности композитора. Наряду с Л. Л. Сабанеевым, В. Держановским, Н. Я. Мясковским, Е. М. Браудо и др., Рославец был одним из лидеров АСМ — Ассоциации современной музыки, развившей принципы дореволюционного «современничества», пропагандировавшего лучшие достижения новой музыки и поддерживавшего контакты с Западом. Рославец принадлежал к числу организаторов профессионального союза композиторов, являлся ответственным редактором журнала «Музыкальная культура». Он преподавал в Ельце, Харькове и Москве, работал в Госиздате.

В 1920-х годах Рославец стал объектом ожесточённой травли со стороны «пролетарских музыкантов», в первую очередь — представителей Российской ассоциации пролетарских музыкантов (РАПМ) и Производственного коллектива студентов Московской консерватории (ПРОКОЛЛ): в статьях В. Белого, Л. Калтата, Л. Лебединского и др. он был объявлен представителем «буржуазного упадничества», композитором, «чуждым», «враждебным пролетариату», затем — «формалистом» и т. д. В 1927 г., опасаясь репрессии, Рославец передал чемодан с рукописями своему брату, жившему на Украине. В 1936 г. семья брата подверглась репрессиям; все рукописи погибли. После начала открытых политических процессов в стране Рославец был причислен к «вредителям», «троцкистам» и в 1930 г. обвинен в покровительстве «Ассоциации московских авторов», «разоблаченной» в «пропаганде легкой музыки» и «распространении контрреволюционной литературы». «Дело Рославца», инициаторами которого явились В. Белый, А. Давиденко, В. Клеменс, Ю. Келдыш, С. Корев, М. Коваль, З. Левина , Г. Поляновский, А. Сергеев, Б. Шехтер и др., закончилось «чисткой», означавшей фактический запрет работать по профессии. Обвиненный в «правом оппортунизме», «торговле идеологией» и т. д., Рославец был вынужден к признанию совершенных «политических ошибок».

В 1931—1933 гг. работал в Ташкентском музыкальном театре. В 1933 г. композитор вернулся в Москву, где бедствовал и подвергался постоянным унижениям: Рославцу не удавалось получить постоянной работы, со всех должностей его увольняли как лицо, подвергшееся «чистке», не выплачивали гонораров за сдельные работы. Композитор был принят в Музфонд, но не в Союз композиторов. По свидетельству любимого ученика Рославца, П. Теплова, в 1938 г. готовилась репрессия Рославца — он должен был быть расстрелян или отправлен в Гулаг, о чём враги композитора говорили как о свершившемся факте. В 1939 г. Рославец пережил тяжелый инсульт, приведший к временной потере речи и частичному параличу. Скончался композитор после второго инсульта. Похоронен на Ваганьковском кладбище. Могила композитора была уничтожена; в 1990-1991 гг. восстановлена усилиями Е. Рославец, М. Лобановой и Г. Дмитриева, впоследствии снова уничтожена. Все протесты М. Лобановой, направленные московским властям, Архнадзору и столичным журналистам, остаются по сей день безрезультатными..

Владелец страницы: нет
Поделиться