Крупнов Анатолий Германович
Крупнов Анатолий Германович
24.03.1965 — 27.02.1997

Крупнов Анатолий Германович — Биография

Анато́лий Германович Крупно́в (Крупа) псевдоним Крупский (24 марта 1965, Москва — 27 февраля 1997, Москва) — российский музыкант, бас-гитарист, поэт, автор песен, вокалист. Основатель и лидер группы «Чёрный обелиск».

Анатолий Крупнов родился в Москве в 1965 году. В детстве параллельно с учёбой в средней школе занимался лёгкой атлетикой и учился в музыкальной школе по классу скрипки. Сам научился играть на подаренной дедом гитаре и некоторое время участвовал в ансамбле «Сверчки» при доме пионеров.

После окончания школы поступил в МАДИ, но не окончил его, так как решил посвятить свою жизнь рок-музыке. В это время Крупнов освоил игру на бас-гитаре, которая навсегда стала для него основным инструментом. Тогда Крупнов слушал Deep Purple, Nazareth, AC/DC, Queen, Genesis, Yes, Jethro Tull и другие популярные рок-группы 70-х, оказавшие заметное влияние на его ранние песни.

Но, самой его любимой группой, как он сам говорил, была Motorhead.

Домашнее кино Анатолия Крупнова, когда будущему певцу едва исполнилось 19. Один из его друзей взял у отца кинокамеру и предложил снять вестерн. Анатолий на черно-белых любительских кадрах предстает и в роли бармена, и в роли мексиканского бандита…

— Комсомольская Правда

Анатолий рассказывал о себе: «Мама моя — скрипач. Бабка — виолончелист. Прабабка — цыганка, пела. У меня — годы метаний. Кем только ни работал, начиная от сварщика и плотника-бетонщика до учебного мастера в автомеханическом институте. Три года отучился в Московском автодорожном. Правда, все три на первом курсе. Физику студентам преподавал, лабораторные работы принимал. Особенно с огромной охотой у девушек. Чего там греха таить, пользовался служебным положением».

До «Чёрного обелиска»

В конце 1984 года Крупнов начал играть в группе «Проспект», которая базировалась в ДК «Шерсть-сукно» в Медовом переулке в районе станции метро «Электрозаводская». Эта группа была основана барабанщиком Николаем Агафошкиным, звуко- и светооператорами Евгением Чайко и Андреем Денежкиным, которые разглядели в юном Крупнове талантливого и перспективного музыканта и активно поддержали его, когда Анатолий Крупнов начал сам писать песни. Крупнов существенно изменил стилистику «Проспекта», перейдя от джаз-рока к примитивному блэк-металлу. В итоге «Проспект» распался, и в 1986 году была основана новая группа «Чёрный Обелиск». В новом коллективе Крупнов был одновременно бас-гитаристом, вокалистом и автором практически всех песен и текстов к ним.

«Чёрный обелиск» 80-х

В первом составе «Чёрного обелиска» на гитарах играли Юрий Анисимов и Михаил Светлов, однако уже в конце 1986 года в коллектив пришёл Юрий Алексеев, который вместе с Крупновым оставался в коллективе на протяжении восьми лет и стал соавтором многих песен группы. Достаточно быстро «Чёрный обелиск» стал популярной и коммерчески успешной группой, быстро выпустив два альбома. Пик популярности «Чёрного обелиска» пришёлся на 1987 год, а летом следующего года группа распалась из-за противоречий между Крупновым, Светловым и Алексеевым. В это время Крупнов, ещё в юности злоупотреблявший алкоголем, начал сильно пить, что негативно сказывалось на деятельности группы и вызывало нарекания у других музыкантов.

Сам Анатолий так описывал происходившее: «Это был скорее не распад — я просто отпустил всех на каникулы. До сих пор у нас была очень интенсивная гастрольная деятельность, и просто надоело видеть одни и те же лица. Да и от моей физиономии всех уже тошнило! И как раз музыканты группы „Шах“ предложили съездить вместе с ними в Венгрию, Чехословакию и ещё куда-то. Я согласился. Но четко знал, что группа будет revival. Просто надо было оказаться в нужное время в нужном месте. У „тяжелой“ музыки очередной циклический кризис, сильнее всех, кстати, ударивший по нам. Из-за того, что „хэви“ у нас в зародышевом состоянии (три года — разве это возраст?), слабенький ещё, неокрепший, несамостоятельный…»

После распада «Чёрного обелиска» Крупнов ушёл в группу «Шах», игравшую в необычном для Крупнова стиле трэш-метал, с которой объездил ряд европейских стран, а в Германии записал альбом «Beware». Вскоре после возвращения в СССР, в 1990 Крупнов, Алексеев и гитарист Василий Билошицкий решили воссоздать «Чёрный обелиск».

Группа в начале 90-х

Возродившаяся группа снова набрала популярность, возобновила активную гастрольную деятельность, выпустила четыре новых альбома. Однако на волне угасания коммерческого интереса к тяжёлому року в России Крупнов разочаровывается в «Чёрном Обелиске». С 1993 года он начал сотрудничать с более успешной и популярной группой «Неприкасаемые» Гарика Сукачева. С конца 1994 года «Чёрный обелиск» практически сворачивает концертную деятельность. К алкоголизму Крупнова, по мере того, как он все больше погружался в «серьёзную» музыкальную богему, добавляется пристрастие к наркотикам. К концу 1995 года «Чёрный обелиск» окончательно распадается.

Пристрастие к наркотикам муссировалось самим Крупновым в передаче «Акулы пера» телеканала «ТВ-6». Авторы рассчитывали на тот же эффект, что произвел Юл Бриннер, заявивший перед смертью, что его болезнь раком и грядущая смерть вызваны курением, ведь он не мог остановиться. Но после его смерти количество бросивших курить многократно выросло. Крупнов умирать не собирался, но охотно притворился бывшим наркоманом, и дал проникновенную отповедь, чтобы удержать будущих возможных жертв и дать надежду решившим завязать.

Осенью 1993 г. на бас был приглашен из Москвы Анатолий Крупнов. В таком составе мы начали готовить новую программу и сделали несколько вещей: «Духи», «Белая Река», «Глазища», «Российское Танго». Однако после Нового Года Толик на очередную репетицию из Москвы не приехал, а рванул в Таиланд, что означало лишь одно — нам опять пришлось перестраивать ряды. Стремительные «Духи» сохранили в себе детали аранжировки, придуманной ещё с Толей.

— Вадим Курылёв

Крупнов так объяснял факт того, почему сотрудничество с Юрием Шевчуком у него не сложилось: «Ну, во-первых, для того, чтобы играть в „ДДТ“, мне необходимо было переехать жить в Питер. А я не очень люблю этот город. Он для меня какой-то холодный, строгий очень. А я веселье и оттяг люблю. В этом плане Москва для меня — идеальное место. Ну, а во-вторых, не все там у меня сложилось. Немного не так все оказалось, как я себе представлял. Да и Юра Шевчук наше сотрудничество по-другому видел…» А вот как сам Шевчук вспоминал об этом времени: «Толик произвёл на меня неизгладимое впечатление. Совершенно потрясающий человек! С ним всегда было комфортно. А уж когда он начинал играть… Все просто открывали рты и смотрели на него, опустив руки.» Однако союз музыкантов не стал мертворождённым. Анатолий принял участие в аранжировках музыкального материала для альбома «Это всё…». Особенно влияние Крупнова заметно в партии бас-гитары на песне «Агидель (Белая река)» и коде композиции «Жизнь на месте».

После «Чёрного обелиска»

Крупнов сотрудничал с «Неприкасаемыми» до конца 1996 года — с его участием записаны альбомы «Брёл, брёл, брёл…» и «Города, где после дождя дымится асфальт». С гитаристом Дмитрием Варшавчиком и ударником Александром Митрофановым из «Неприкасаемых» он проводит несколько концертов в ночных клубах и на закрытых вечеринках.

Решали не мы, а Толик, и он уже подбирал музыкантов. Он тогда определил для себя какую-то новую ступень в музыке. Не говорю, ни в коем случае, что именно я был этой новой ступенью. Нет, конечно! Но я тогда как раз прослушивался в «Неприкасаемых», и каждый день, помимо гитаристов, прослушивали ещё и барабанщиков. Каждый день! Мне дали программу, которую я выучил, пришёл играть, причем, поскольку Паша Кузин ушёл в Браво, то роль барабанщика исполнял Рушан Аюпов на клавишах. Получилась полная ерунда, но тем не менее Толик сказал, что теперь я играю в коллективе. Кто и как принимал решение «за кулисами», я не знаю, но мне об этом решении сказал Толик.

Что тогда параллельно происходило с «Черным Обелиском», я абсолютно не понимал, но знаю, что были какие-то проблемы со старым составом. Кто-то чего-то взял или не отдал, на Толика «гнали» — это были их внутренние проблемы и разборки. Знаю только, что они были злы все друг на друга. И кто там был прав, кто виноват — неизвестно. Мне это было всё равно, потому что я играл себе в «Неприкасаемых» и совершенно в другую сторону думал и «дышал». Как-то Толик сказал, что у них будет какой-то «джем», и он бы хотел, чтобы я сыграл с группой «Чёрный Обелиск». Какой состав группы он имел в виду, я не понимал. А он задавал мне какие-то странные вопросы, типа «Можешь ли ты сыграть на акустике?» А я ему отвечал, что могу, но только медиатором, поскольку нет фаланги на одном пальце. Короче, далеко не испанец! И вот такие разговоры происходили с перерывами в течение где-то полугода. Периодически в эти полгода я наблюдал и Саньку Митрофанова. Он приходил с двумя «бочками», как «металлист» настоящий, разве что не в цепях. Вот вдвоем они чего-то там и поигрывали. Но однажды, когда в «Неприкасаемых» был перерыв в работе, я уехал в Питер. И тут неожиданно позвонил Юрасов (директор «Обелиска»), мол, нужно срочно собираться и начинать играть! Я приехал, и мы собрались «поиграть». Больше выпили, чем поиграли! Но, в результате, так я и стал играть в «Чёрном Обелиске». Я не играл «хэви-метал» никогда на гитаре и не собирался. Скорее мне гораздо ближе был тяжелый блюз или какой-нибудь современный «индепендентс». Но при этом мне нравились, например, Faith No More, как и Толику. Мы стали переигрывать старые вещи, а Толик объяснял, как это задумывалось и как должно звучать. Хотели все записывать вчистую, без всяких наложений, но на «Postальбоме» уже это не удалось, поскольку «доруливали» его мы одни.

На самом деле, мы просуществовали недолго в этом составе, где-то года полтора всего. Успели съездить в Минск, Таганрог — мало было гастролей. Мы только начинали готовить эту программу, которая в результате вылилась в «Postальбом».

— Дмитрий Варшавчик

Я тогда ещё работал у Барыкина. Разучил программу и приехал на прослушивание, в ДК МАИ. Толик спрашивает у меня, какую музыку люблю. А я тогда слушал Red Hot Chili Peppers, Metallica. Тут Толик и говорит: «Red Hot Chili Peppers»? Тогда за восьмую и десятую песни!

Так мы с ним сошлись во вкусах. Потом чуток поиграли, на этом моё прослушивание и закончилось.

В музыкальном плане все резко переменилось, поскольку Толик хотел уйти от старого «хэви-металлического» звучания группы. Хорошо ответил на подобный вопрос в программе «Акулы пера»: «Мы сейчас на этом проекте заработаем некую денежку, а потом вложим её в Черный Обелиск».

— Александр Митрофанов

Александр Юрасов, директор группы «Чёрный Обелиск»: «Толя никак не мог на чем-либо конкретном остановиться. Только, наверно, Обелиск был для него большой остановкой. Не то чтобы остановка, а большая длительная поездка. Кстати, из всех, кто принимал участие в проекте „Странные скачки“ памяти Владимира Высоцкого, на программу Игоря Угольникова „Добрый вечер“ был приглашен именно Толя — оказалось, что сыну Высоцкого понравилась его обработка „Жирафа“. Крупский Сотоварищи был задуман в 1994 году, а реализация его произошла только в 1997». «Песенку ни про что, или Что случилось в Африке» Анатолий любил петь во время застолий.

В 1996 году Крупнов активно работает над сольным альбомом (издан посмертно), участвует в записи нескольких музыкальных проектов, пытается заняться вещами, не связанными с музыкой: снимается в фильме «Научная секция пилотов», играет в Московском Драматическом Театре им. Рубена Симонова в пьесе «Контрабас» по П. Зюскинду, пишет книгу стихов «Размышления пожилого мальчика» (на данный момент утеряна), ведёт на радио антинаркотическую программу. Последним коллективом, который создал Анатолий была группа «Крупский сотоварищи» В 1990-е годы Крупнов называл своими любимыми группами такие коллективы как Red Hot Chili Peppers, Ministry, «Крематорий» и «Воскресение». С «Воскресением» он даже отыграл несколько концертов.

«ПОСМОТРИ, КАК Я ЖИВУ». Эту песню я сочинил на гастролях, когда не было Маргулиса, и с нами ездил, добрая память ему, Толя Крупнов. Он играл на басу. Эта песня посвящается ему. Это некий собирательный образ московского рок-музыканта, раздолбая и пьяницы. Уж если глубоко копать, то это о сублимации, когда вместо смерти — наркотики, вместо любви — секс, вместо жизни — шоу-бизнес.

— Алексей Романов

Хотя Крупнову удалось преодолеть наркозависимость, а некоторое время он даже вёл на «М-Радио» антинаркотическую передачу «Новая жизнь», здоровье музыканта было подорвано. 9 февраля Анатолий Крупнов даёт последнее интервью в программе «Акулы пера». 27 февраля 1997 года Крупнов умер от сердечного приступа в студии во время записи. Похоронен на Введенском кладбище в Москве (25 участок, 5-й ряд, 5-я могила).

«Чужие песни и несколько своих» — один из самых приметных альбомов 1997 года. Увы, для Анатолия Крупнова рубежом стала собственная смерть. Разный по музыке, в нём не встретить чисто тяжелых вещей, характерных для творчества «Чёрного Обелиска». Даже ставшая классической в отечественном хард-н-хэви композиция «Аве Цезарь» выделяется здесь больше именно своей смысловой нагрузкой, а не агрессией и напором. Забойный рок-н-ролл «Я остаюсь»; прекрасная стилизация «Танго» на стихи Иосифа Бродского; «Игрок» с виртуозно прописанной партией бас-гитары; «Вальс» — в исполнении Анатолия удивительно. Занимательны версии всемирно известных «чужих песен»: «Dance Me To The End Of Love» Леонарда Коэна и «Soli» Адриано Челентано. Завершает пластинку ещё одна страшная по обыденной простоте композиция «Пельменная». Помогали Крупнову в записи саксофонист Алексей Ермолин, гитарист Дмитрий Варшавчик, Рушан Аюпов (аккордеон, клавишные), Александр Косорунин (ударные).

АНАТОЛИЙ КРУПНОВ — ДОРОЖНАЯ. Этот видеоклип был снят уже после смерти басиста на одну из его самых известных песен. Под залихватский баян с талантливым музыкантом, отправляющимся в дальний путь, в кадре прощаются его самые близкие друзья-товарищи: Гарик Сукачев, Сергей Галанин, Константин Кинчев, Сергей Воронов, из «Браво» Дмитрий Ашман и Павел Кузин, совсем ещё молодая Тутта Ларсен и многие другие.

— Комсомольская Правда

«Postальбом» и «Postконцерт»

Выход «Постальбома» Анатолия Крупнова по многим причинам стал возможен только спустя три года после смерти музыканта. В ноябре 1996 года Крупнов, Варшавчик и Митрофанов приступили к созданию нового материала на студии «Турне» на Арбате, предполагалось, что 20 песен должны были показать совершенно иной «Чёрный Обелиск». Только теперь ситуация была далека от изначальных замыслов.

«Остались некоторые басовые партии Толика, многие вещи с его голосом — „черновые“ записи, но их решили оставить, и правильно сделали», — вспоминал Сергей Воронов. «Эта запись оказалась тяжела для ребят, которые больше всех ее и делали — для гитариста Мити Варшавчика и барабанщика Сани Митрофанова, — и не только по личным причинам. Дело в том, что большую часть песен с альбома ребята помнили и даже репетировали с Толиком, но была и часть песен, которые они даже не начинали делать. Фактически — заново рожденные песни. Которые до того были сыграны на гитаре, однажды Толиком спеты — их приходилось заново воссоздавать», — рассказывал Гарик Сукачев.

Альбом не имел авторского названия. Издатели сочли не этичным придумывать название за Крупнова. Поэтому «Анатолий Крупнов. Postальбом» не является концептуальным названием, а всего лишь отражает ситуацию, при которой создавалась эта пластинка.

На первую часть записаны песни, которые Крупнов исполнил сам. Были использованы демозаписи и черновые копии песен. Также здесь оказались 3 песни из выходивших ранее сборников («Yesterday is here» из альбома «Чужие песни и несколько своих», «Жираф» из «Странных скачек» памяти В. С. Высоцкого и «Плещут холодные волны», которые были исполнены для проекта Митьков). А песню «Белый танец» исполняет Сергей Савин («ВанМоо»), проект записи с альбома, который так и не осуществил Крупский.

Вторая часть — это песни, которые исполняют друзья и коллеги Анатолия. Здесь отметились Юрий Шевчук, Гарик Сукачев, Константин Кинчев, Александр Ф. Скляр, Сергей Савин, Павел Фролов («Ночные волки»), Жан Сагадеев, Кирилл Немоляев и другие. В данном проекте также оставили свой след известные музыканты как Рушан Аюпов, Дмитрий Варшавчик, Сергей Воронов. Что касается качества исполнения, то тут получилась вольная аранжировка того, что написал Крупнов. Гарик со своим фирменным рок-н-роллом исполнил «Отель исполнения желаний» и «Автобус 666», в транс с переходом в хард ввел Скляр, исполнивший «Черную принцессу» и «Беса». Вспомнил свои панковские корни Кинчев («Илья» и «Мой мир»). Попытался приблизиться к теме «Чёрного Обелиска» Шевчук («Билет на ту сторону» и «Дом желтого сна»). Чисто байкерский гимн, который для них и писался, исполнили «ночной волк» Фролов, Сагадеев и Немоляев («Волк») и довольно далеко от своего рэперского прошлого оказался Савин с песней «С тобой», которая, возможно, является вместе с «Отелем» одной из лучших во второй части альбома. Добавлены треки из разных интервью Анатолия, которые предшествуют некоторым песням. Альбом получился памятником музыканту.

К релизу альбома было решено приурочить одноименный концерт под названием «POSTконцерт Анатолия Крупнова». Мероприятие состоялось 30 марта 2000 года в СК «Олимпийский» и собрало практически полный зал, хотя особого ажиотажа не наблюдалось. Выходившие на сцену музыканты делились на две категории: старые близкие друзья, не раз выступавшие вместе, и те, кто «слышал, видел, где-то встречался и относится с симпатией». В этом качестве выступали «Сплин» и «Zdob Si Zdub». Сама площадка спорткомплекса располагает к некому официозу, поэтому создать настроение теплой дружеской вечеринки не получилось. С другой стороны, странно было бы ожидать здесь атмосферы, которая, по рассказам очевидцев, присутствовала на съемках клипа «Дорожная». Концепция концерта заключалась в следующем: выходящие на сцену артисты исполняют песни Крупнова и свои хиты — «Чужие песни и несколько своих».

Каждый из выходивших на сцену старался привнести что-то свое в песни Анатолия. Сергей Савин, вокалист канувшего в Лету проекта «Ван Моо», учитывая отсутствие практики живых выступлений и (судя по листкам на пюпитре) нетвёрдое знание текста, неплохо справился с задачей. Ровно и стандартно отработали «Чайф» и «Сплин», причём вокал Александра Васильева вносил некоторую дисгармонию в общее настроение.

Ураганно прозвучал «Ва-БанкЪ», несмотря на то, что двое участников группы были не в форме. Басист Алик Исмагилов получил травму на «Бит-битве», поэтому вышел на сцену с перевязанной головой, а Егор Никонов играл на гитаре сидя, вытянув загипсованную ногу. Их выступление на «Постконцерте» было одним из самых искренних и душевных.

Занятную трактовку песни «Про любовь» из проекта «Крупский Сотоварищи», вызывающую бодрые ассоциации с песенкой бременских музыкантов, предложили «Zdob și Zdub». Их можно было бы упрекнуть в легкомыслии, если бы несколько минут спустя зал не затянул бы легендарную «Пельменную».

Действие происходило практически нон-стоп, на двух площадках, так что группы сменялись очень быстро. В какой-то момент невозможно было разобрать, кто же вышел на сцену: Жан Сагадеев из «Э. С. Т.», Кирилл Немоляев, или кто-то из «Ночных Волков»? Оказалось, они все вместе (плюс мотоцикл) хором исполняют композицию: «Волк» с «Постальбома». Странно и очень громко, но неординарно.

Конечно, этот концерт не мог обойтись без Гарика Сукачева. Гарик, безусловно, талантливый актёр, и, стоит ему оказаться на сцене, это начало прорывается наружу. Его выступления всегда носят характер театра одного персонажа в сопровождении ансамбля.

Самым большим разочарованием стало выступление «ДДТ». Не говоря уже о том, что Юрий Шевчук пел с листа, а музыканты явно не справились. В первой песне звучали неуверенно, словно не успели отрепетировать, их вариант «Дома Жёлтого Сна» — одной из сильнейших вещей Крупнова — не удался. Сбитый ритмический рисунок и отсутствие каких-либо соло, так привычных в этой песне, компенсировал лишь вокал Шевчука.

После «ДДТ» все участники концерта выбрались на сцену и хором исполнили «День прошёл, а ты всё жив». В варианте «Чёрного Обелиска» эта песня воспринималась как упрёк живущим, а сейчас, видимо, приобрела оттенок ностальгии и теплых воспоминаний о человеке, в память о котором все собрались весенним вечером в «Олимпийском».

Один из близких друзей Анатолия, Константин Кинчев, отказался принять участие в концерте. Со стороны музыкантов — они, сами может, того не хотя, выплеснули благую идею в коммерческий проект. Со стороны зрителей — мало кто знал слова песен, чуть больше слышали фамилию Крупнов, и то преимущественно по крупной коммерческой рекламной компании, предшествующей концерту.

В программе «Акулы пера», снятой за восемнадцать дней до смерти Анатолия, прозвучала страшная по своей пророческой силе фраза: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены». Просто для многих «Чёрный Обелиск» — это с первых записей 1986—1988 годов и до «Постальбома». Это неповторимая манера игры Крупнова, его вокал и неподражаемое поведение на сцене.

В. Курылёв замечал: «Он был рок-н-ролльщик до мозга костей — и в музыке, и в жизни. „Черный Обелиск“ была неплохая группа, но немного недотягивали они по текстам, мне кажется. Думаю, что Толику было не очень интересно работать с текстами в „Черном Обелиске“. Когда он начал сольную карьеру, песни у него стали явно лучше, по крайней мере — слова в них».

Он ушёл из жизни, оставив после себя музыку, которую любят и ценят многие, чья молодость пришлась на Перестройку и слом «Железного занавеса». Впрочем, его творчество и сейчас не потеряло свою актуальность и приобретает новых поклонников. «Город в огне», «Стена» и «Серый Святой». Вещи мощные, пробивные, непримиримые к окружающей нас действительности. «Война», «Убей их всех» и «Дом желтого сна» — песни драйвовые, по-хорошему злые, злободневные.

Семья

Анатолий Крупнов был женат на Марии Крупновой (Хелминской), в браке (восемь лет) у них родились двое сыновей: Владимир (1985) и Пётр (1990). После развода шесть лет сожительствовал с Алиной Волокитиной. Есть младшая сестра, Наталья, проживает в Нидерландах.

Был любопытный факт появления неверных сведений в прессе. Режиссёру Клоду Лелюшу, автору лирического кино-хита «Мужчина и женщина», случайно попался диск с документальным фильмом «Территория лаутар», где показан быт и культура цыган северной Молдовы. Именитый режиссёр попросил своих менеджеров найти автора фильма, известного российского сценариста Алину Крупнову, вдову Анатолия. После знакомства, которое состоялось в Париже, Алина Крупнова начала работу над сценарием для студии Клода Лелюша. «Работа с таким великим мастером, как Клод Лелюш — настоящий подарок судьбы. Меня бесконечно радует его готовность делать антиксенофобское кино, его внимание к творческим идеям на эту тему. Вообще, судьба цыганского народа волнует сегодня многих в Европе, особенно во Франции, поэтому, может быть, у нас и правда что-нибудь получится. А пока маэстро признался, что полюбил музыку группы „Здоб ши Здуб“, которая звучит в моем фильме, и постоянно слушает её в машине.» — рассказала Алина Крупнова.

Фильмография

  1. 1996 — Научная секция пилотов — Лейтенант.
Владелец страницы: нет
Поделиться