Рязанов Давид Борисович
Рязанов Давид Борисович
10.03.1870 — 21.01.1938

Рязанов Давид Борисович — Биография

Давид Борисович Рязанов (настоящая фамилия — Гольдендах; 10 марта 1870 года, Одесса — 21 января 1938 года, Саратов, расстрелян) — деятель российского революционного (социал-демократ) и профсоюзного движения, историк, библиограф, архивист, видный марксовед. Основатель и первый руководитель Института Маркса и Энгельса (ИМЭ), директором которого был более десяти лет с 1921 г. по начало 1931 г.

Академик АН СССР (12.01.1929, исключён 03.03.1931, восстановлен 22.03.1990).

Учился в Одесской гимназии, из пятого класса которой в 1886 г. был исключён «за неспособность» в греческом языке.

В революционном движении участвовал с 17-ти лет с 1887 года примкнув к народникам, вёл активную работу в рабочих кружках Одессы. стал одним из первых одесских марксистов. В 1889 г. во время своей первой поездки в Париж посещал лекции в Сорбонне и Коллеж де Франс, работал в Национальной библиотеке, тогда же познакомился с Г. В. Плехановым и П. Л. Лавровым. При возвращении в Россию из-за заграничной поездки был арестован на границе и после предварительного 18-месячного заключения был без суда, административным порядком, приговорен к четырехлетнему тюремному заключению с принудительными работами.

В 1887, 1891—1896, 1907 гг. в тюрьмах Одессы, Петербурга и Москвы, в частности 5 лет провёл в «Крестах». В 1896—1899 гг. в ссылке в Кишинёве под гласным надзором полиции. В 1900 г. получил возможность снова поехать за границу.

В 1901 году участвовал на конференции в Женеве, а затем на частичном съезде в Цюрихе. Уже с осени 1901 года противодействовал В. И. Ленину.

Рязанов ничего не выясняет и очень много запутывает. Его критика бесплодна, как девственница, посвятившаяся себя богу… Рязанов выдаёт себя за ортодокса, но занимается он просто-напросто буквоедством, причём, как мы видели, по временам очень сильно удаляется от ортодоксальной точки зрения. Оно и понятно: чтобы стать «ортодоксом», одной памяти на слова и выражения недостаточно: нужна способность к диалектическому мышлению, которой у Рязанова нет и следа.

— Плеханов

С 1901 года возглавлял социал-демократическую группу «Борьба» (отложившаяся от "Лиги русских с.-д." и пропагандировавшая идею объединения всех с.-д.), которую представлял на II съезде РСДРП в 1903 году. Как отмечает его биограф Рокитянский, он активно участвовал в дискуссии по программному вопросу в 1903 г. и резко критиковал Ленина за сектантство, нетерпимость к инакомыслию, склонность к централизации партии, игнорированию опыта западноевропейской социал-демократии. После раскола партии занимал внефракционную позицию.

В революционном 1905 году вернулся в Россию, первое время работал в Одессе, затем, после «Манифеста 17 октября», даровавшего гражданам политические свободы, стал одним из организаторов первых профсоюзов в Петербурге. Вёл работу в социал-демократической фракции 2-й Государственной думы.

В конце 1907 г. был выслан за границу, работал в архивах германской социал-демократии, некоторое время был учёным-секретарём у Карла Каутского, опубликовал ряд работ К. Маркса и Ф. Энгельса и другие исторические документы. Занимался исследованиями по истории общественной мысли и рабочего движения.

В 1909 г. он читал лекции в пропагандистской школе группы «Вперёд» на Капри, а в 1911 г. — цикл лекций о профсоюзном движении в России и на Западе в школе Лонжюмо.

Участвовал в Циммервальдской конференции как представитель ЦК партии.

Перед войной жил в Вене, сотрудничал в «Правде» Л. Д. Троцкого, с которым с тех пор был связан и личной дружбой.

С самого начала Первой мировой войны занял интернационалистскую позицию; сотрудничал в парижской газете Ю. О. Мартова и Л. Д. Троцкого «Наше слово».

В 1917 году, после Февральской революции, в апреле вернулся в Россию и вошел в организацию «межрайонцев», которая в августе, на VI съезде РСДРП(б) объединилась с большевиками. Присоединение Рязанова к большевикам, как отмечает его биограф Рокитянский, никак не сказалось на его политических взглядах: он продолжал публично выступать против использования насилия в политических целях, против подавления инакомыслия, вмешательства партии в дела профсоюзов, в решение административных проблем, роспуска Учредительного собрания, запрета оппозиционных газет, репрессий, направленных против политических оппонентов. Был членом ВЦСПС; осенью 1917 года был избран депутатом Учредительного собрания от Румынского фронта.

Был в числе тех, кто возражал против ленинского плана вооружённого восстания, а после прихода большевиков к власти выступал за создание многопартийного правительства, против роспуска Учредительного собрания, подавления независимой прессы. Независимый в свои суждениях, отстаивал право на инакомыслие внутри партии. В 1918 году вышел из РСДРП(б) в знак протеста против подписания Брестского мирного договора; в том же году был восстановлен в РКП(б). В 1918–1930 гг. неоднократно выступал против политических преследований, требовал отмены смертной казни, использовал свое влияние (он был членом ВЦИК и ЦИК СССР) для помощи репрессированным, освобождения из тюрем, концлагерей и ссылок многих меньшевиков, эсеров, священнослужителей и т. д.

С июня 1918 по декабрь 1920 г. возглавлял Главное управление архивным делом (Главархив) при Наркомпросе и с 1918 по 1920 г. возглавлял Главное управление по делам науки, был членом коллегии этого наркомата. Входил в состав Государственного учёного совета и президиума Социалистической академии, в создании которой участвовал. В 1921 году разошёлся с большинством ЦК по вопросу о роли партии в профсоюзном движении, был отстранён от работы в ВЦСПС и с тех пор занимался исключительно научной деятельностью.

Во главе Института Маркса и Энгельса

В 1921 году основал и возглавил Институт К. Маркса и Ф. Энгельса (также основатель ГОПБ), которым руководил до середины февраля 1931 года.

Уже в 1921 г. Рязанов договорился о покупке двух лучших частных библиотек по истории социализма ("Если мы купим эти библиотеки, то мы будем иметь в Москве лучшую в мире библиотеку по социализму", — писал он): библиотеки венских адвокатов Теодора Маутнера и его друга Вильгельма Паппенгейма (свыше 20 000 томов, собиралась ими в 1876—1914 гг. и представляла собой богатейшую коллекцию литературы по социализму и анархизму) и библиотеки Карла Грюнберга (собиралась им в 1886—1918 гг. и составила более 10 000 томов по политической истории, рабочему движению, политэкономии) — эти коллекции стали основным ядром книжного собрания Института.

Мы еще не купили ни одной машины, а уже ряд ценнейших рукописей и редчайших изданий плыл к нам на английском миноносце. Точно ли существовал этот миноносец, или это был лишь героический образ, созданный легендой, похожей на ту, которая окружала первые плавания эпохи великих открытий, я не знаю. Говорили о миноносце очень упорно.

— Вспоминал академик М. Н. Покровский в 1930-м году о книжных приобретениях Рязанова

«Уже в первой половине 20-х годов после одной из дискуссий Рязанов простодушно сказал генсеку: „Брось, Коба, не ставь себя в глупое положение. Все прекрасно знают, что теория не твоя сильная сторона“. От этого мнения академик не отказался и в 30-х годах, утверждая, что ставить Сталина на одну доску с Марксом или даже с Лениным „просто смешно“» .

Был в числе первых коммунистов, выдвинутых в 1928 году кандидатами в действительные члены Академии наук СССР. Вместе с М. Н. Покровским в марте 1928 г. обратился к руководству ВКП(б) с просьбой не включать его в список претендентов, однако комиссия Политбюро их просьбу отклонила. «Кандидатура т. Рязанова никаких возражений со стороны академиков не вызывает, и её проведение обеспечено» — докладывала в Политбюро в октябре 1928 года комиссия по наблюдению за выборами в Академию наук. Получал предложение Президиума АН СССР баллотироваться на пост вице-президента, но отказался.

В марте 1930 г. торжественно отмечено его шестидесятилетие, был издан специальный сборник «На боевом посту. Сборник к 60-летию Д. Б. Рязанова», а сам он был награжден орденом Трудового Красного Знамени.

Одна из комиссий, проверявших работу ИМЭЛ в 1931 году отмечала, что «в кабинетах не велась исследовательская работа, „не говоря уже об изучении ленинизма“. В кабинетах не было ни одной книжки Ленина. В кабинете философии „собраны все идеалисты-мракобесы (Шопенгауэр, Гуссерль, Шпет и т. д.), к числу современных философов руководство кабинетов Ленина не причислило“». (С другой стороны — независимо от Института Маркса и Энгельса с 1923 года существовал Институт Ленина.)

Помогал жертвам политических репрессий. Не принадлежа к оппозиции, Рязанов оказывал материальную помощь ссыльным оппозиционерам, в том числе Троцкому, заказывая, в частности, переводы классиков европейской социалистической мысли для своего института. «Так как Д.Б.Рязанов не участвовал в оппозиции, архивы всех крупных деятелей оппозиции, кроме архива Л.Д.Троцкого, были спрятаны в его институте», — свидетельствовал в своих воспоминаниях Исай Львович Абрамович. В 1931 году был обвинён в связях с меньшевиками. Статья с обвинениями Рязанова и других видных сотрудников ИМЭ в меньшевизме и недооценке вклада В. И. Ленина в развитие марксизма появилась в «Правде» 15 января 1931 г. В конце января 1931 года на него начал давать показания бывший сотрудник ИМЭ Рубин, Исаак Ильич, впоследствии рассказывший об этом сестре, описавшей в своих воспоминаниях о достигнутом под давлением «соглашением» между Рубиным и следователем: «Договорились… что он хранил в своем рабочем кабинете в институте (ИМЭ) документы меньшевистского центра, причем, уволившись из института, он в запечатанном конверте передал их Рязанову как документы из истории социал-демократического движения». В ночь с 15 на 16 февраля 1931 г. арестован, исключён из партии, снят со всех постов, 3 марта исключён из Академии наук СССР постановлением Общего собрания членов Академии. 16 апреля 1931 года Особое совещание по статье 58-4 УК РСФСР постановило выслать его в Саратов. Работал на историческом факультете Саратовского государственного университета и консультантом библиотеки университета. 23 июля 1937 года вновь арестован и 21 января 1938 года Выездной сессией Военной коллегии Верховного Суда СССР приговорён по статье 58, параграфы 8, 11 УК РСФСР к расстрелу. В тот же день расстрелян в Саратове. Ни в 1931 г., ни на предварительном следствии, ни на суде в 1938 г. виновным себя не признал. Реабилитирован 22 марта 1958 г. Военной Коллегией Верховного Суда СССР. В сентябре 1989 г. реабилитирован по партийной линии.

Владелец страницы: нет
Поделиться