Юровский Яков Михайлович
Юровский Яков Михайлович
19.06.1878 — 02.08.1938

Юровский Яков Михайлович — Биография

Я́ков Миха́йлович Юро́вский (настоящее имя и отчество Я́нкель Хаи́мович 7 (19 июня) 1878, Томск — 2 августа 1938, Москва) — российский революционер, советский партийный и государственный деятель, чекист. Непосредственный руководитель расстрела последнего Императора Российской Империи Николая II и его семьи.

Ранние годы

Яков Юровский родился в Каинске Томской губернии (с 1935 года — Куйбышев) в большой рабочей еврейской семье, восьмым из десяти детей. Его отец Михаил Ильич был стекольщиком, мать — швеёй. Семья исповедовала православие. Учился в начальной школе речного района, а с 1890 года — ремеслу. Работал подмастерьем в Тобольске, Томске, Екатеринодаре, Феодосии, Батуме.

Революционная деятельность

К революционной деятельности примкнул в 1905 году в Томске. По некоторым косвенным данным, сперва он участвовал в боевых организациях Бунда, а потом, по примеру Свердлова (своего близкого друга), примкнул к большевикам. Занимался распространением марксистской литературы, а после провала подпольной типографии, был вынужден покинуть Россию и осел в Берлине, где вместе со всей семьёй (жена Мария Яковлевна, трое детей) перешёл в лютеранство. В 1912 году он нелегально вернулся в Россию, но был выслежен агентами охранного отделения и арестован. Его выслали из Томска за «вредную деятельность» с разрешением выбора места проживания. Так он оказался в Екатеринбурге, где завел часовую мастерскую и фотографию, причем, как он это описывает, «находился на виду у жандармов и полиции, куда меня часто таскали», и «жандармерия к нему придиралась», заставляя его делать фотографии подозрительных лиц и заключенных. Тем не менее его мастерская одновременно была явкой большевиков и лабораторией по изготовлению для них паспортов. В 1916 году его призвали на службу фельдшером местного госпиталя. Так Юровский стал активным агитатором в солдатской массе и после Февральской революции продал свою фотомастерскую, а на вырученные деньги организовал большевистскую типографию «Уральский рабочий», стал членом Совета рабочих и солдатских депутатов, видным большевиком и одним из главных руководителей революции на Урале.

Как он рассказывал в январе 1934 года на совещании участников революционных событий, в апреле 1917 года от ЦК большевиков в Екатеринбург приехал Свердлов и стал организовывать делегатов на Всероссийскую конференцию (она состоялась 24 апреля и на ней Ленин объявил план перехода к социалистической революции). Одновременно Свердлов, привлекая подготовленные им здесь кадры, готовил альтернативный переворот на Урале — на случай, если будет неудача в Петербурге, "беки" возьмут реванш на Урале. То же делали в Тюмени Арон Сольц, в Челябинске — Самуил Цвиллинг и так далее. При Уральском Совете для этого был организован Военный отдел во главе с присланным Свердловым Филиппом Голощекиным, а Юровский стал его заместителем. Для вооружения рабочих они конфисковывали оружие с шедших на фронт железнодорожных составов. Во время Октябрьского переворота был организован Военно-Революционный комитет, в который вошли Вайнер, Крестинский, Войков, Браницкий, Юровский, а также некоторые анархисты и левые эсеры. Вскоре этот ВРК передал власть Уралсовету. В конце ноября были проведены перевыборы в Уралсовет (руководили Юровский и Хохряков), в результате которых большинство совета оказались сторонниками беков, и вскоре председателем Совета был избран Павел Быков, бывший член Петербургского ВРК. В октябре Быков организовал обстрел Зимнего дворца из Петропавловской крепости и участвовал в его штурме, руководил операциями по подавлению восстания юнкеров, на Втором Съезде Советов был избран в состав ЦИКа, а потом отправился на Урал с мандатом представителя центральной власти, который дал ему Свердлов — заменить председателя Уралсовета Сосновского, который от этой чести отказался.

Установив свою власть, Уралсовет сразу наложил на богачей и заводчиков контрибуцию в 10 миллионов рублей — на содержание их власти, а в ответ на саботаж буржуазии объявил переход управлений заводов под контроль рабочих комитетов. Впервые это было осуществлено на Надеждинском заводе, о чем уральские большевики с гордостью доложили Ленину, который принял их делегацию 5 декабря и одобрил их действия. 7 декабря в Комиссариате Труда им выдали первый в истории акт о передаче управления заводом коллективу рабочих, и 9 декабря вышел декрет СНК «О конфискации и объявления собственностью Российской республики всего имущества акционерного общества Богословского горного общества». А с самих уральцев взяли подписку с обязательством старательно хранить пролетарскую собственность и поднять производительность труда…

Но захват заводов не принес большевикам дивидендов (потом, в 1925 году, многие из них были переданы в концессию английской компании «Лена Голдфилдс» и другим компаниям), и когда Ленин был вынужден заключить Брестский мир, Уралсовет объявил, что не признает решение центральной власти и объявляет революционную войну Германии. Была объявлена и проведена национализация банков, и для обеспечения боевых действий Уралсовета против германцев, беки приступили к розыску утаиваемых ценностей. Юровский тогда был Членом Коллегии ОблЧК и Председателем Следственной комиссии Революционного Трибунала, он и Хохряков с отрядами красногвардейцев ходили по домам богачей и отбирали ценности на революционную борьбу с Германией. Все это забиралось как бы для хранения в национальном банке и передавалось Комиссару Государственного банка Войкову.

Быков в воспоминаниях пишет, что имел связь со Свердловым, и тот при угрозе захвата города колчаковцами «решил вопрос без формального народного суда, предложив расстрелять Романова в Екатеринбурге». Ранее они с Голощекиным организовали перевод Романовых в Екатеринбург, а Юровского поставили комендантом дома, где содержалась царская семья. Юровский пишет, что 16 июля была получена телеграмма на условном языке, содержащая приказ об истреблении Романовых, а Петр Ермаков (начальник охраны дома особого назначения) пишет, что директива из центра о расстреле царя (но не семьи царя) была за подписью Свердлова, а Уралсовет, под влиянием мнения рабочих, постановил расстрелять всех. Голощекин (Военком и Комиссар Юстиции Уральской области) в 6 часов вечера предписал Юровскому привести приказ в исполнение. Юровский утверждает, что лично застрелил Романова из своего маузера, другие участники (Ермаков, Медведев, и некие мадьяры) застрелили остальных, а недобитых закололи штыками. Всего они убили 12 человек, в том числе прислугу и семейного врача Боткина. Уничтожение трупов было поручено Ермакову, но Юровский будто бы ему не доверял, считая неаккуратным, и решил тоже участвовать. Можно предположить, что через личного ювелира царицы Рабиновича (имевшего доступ к ней через Распутина) Юровский, сам ювелир, как-то знал, что царица скупала бриллианты, и хотел их найти. Тела убитых они скинули в заброшенную шахту, а через сутки вернулись и начали жечь их кислотой и огнем, стараясь уничтожить всякую возможность оставления каких-либо мощей. При этом, как пишет Ермаков, обнаружилось, что в одежду царевен были зашиты бриллианты — общим весом примерно полпуда…

Хотя в это же время они отправили поезд с ценностями Госбанка в Москву, про найденные на телах царевен бриллианты Юровский пишет, что все это «было похоронено в Алапаевском заводе, в одном из домиков в подполе, в 19 году откопано и привезено в Москву». Однако, в описи ценностей царской семьи описаны только меховые шубы, серебряные столовые приборы, иконы в серебряных окладах, и тому подобные вещи, но бриллианты не фигурируют, и подлинная их судьба не известна…

Другие ценности, хранившиеся в Госбанке, они отправили поездом в Москву через Пермь, а вторым поездом с партийными архивами бежал от белогвардейцев Юровский. Участник увоза ценностей Семен Глухих, член коллегии контроля при областном комиссариате финансов (он тоже был караульщиком Романовых), пишет, что они везли золото, платину и денежные знаки на 100 миллионов рублей, отчеканенные в хромо-литографии большевиками (он называет их дензнаками Уральской области), и все это они сдали в Перми, так как путь в Москву тогда был перекрыт из-за эсеровского восстания в Ярославле. Потом это все было перевезено в Москву.

Вывоз уральских ценностей вызвал возмущение и восстание в Екатеринбурге: на Верх-Исетском заводе (тогда пригород Екатеринбурга) начался митинг под лозунгами «долой комиссаров!», «Да здравствует Учредительное собрание!», на котором стали говорить, что большевики грабят рабочих и оставляют их без средств, требовали вернуть ценности, освободить заложников и распустить Красную гвардию. Голощекин и Юровский с отрядом красногвардейцев и пулеметами приехали их подавить, а те, по словам Александра Медведева, «были не вооружены и ответить не могли». Мятежники были разогнаны и расстреляны. Занимался этим специально организованный революционный трибунал, в котором Юровский был членом и председателем следственной комиссии. О числе своих жертв Юровский не сообщает, а по словам Медведева они «безжалостно расстреливали всех, кто проявлял антисоветскую активность», и «после этого город притих и население заняло позицию „моя хата с краю“…»

Расстрел царской семьи

Яков Юровский вошёл в историю как один из главных участников и руководитель исполнения приговора о казни Николая II и его семьи.

4 июля 1918 года Юровский стал комендантом Ипатьевского дома и по решению Уральского совета возглавил непосредственное исполнение расстрела царской семьи в ночь с 16 на 17 июля.

Имеется версия о том, что для осуществления расстрела Юровский якобы составил специальный документ, который включал список команды расстрельщиков. Однако по результатам исторического исследования И. Ф. Плотникова можно заключить, что этот документ, в свое время предоставленный средствам печати бывшим военнопленным-австрийцем И. П. Мейером, опубликованный в США в 1984 году Е. Е. Алферьевым и, скорее всего, сфабрикованный, не отображает настоящего списка участников расстрела.

21 июля 1920 года Юровский сдал драгоценности расстрелянной царской семьи Романовых коменданту Московского Кремля П. Д. Малькову.

Последующие годы жизни

25 июля 1918 года белые вошли в Екатеринбург, Юровский перебрался в Москву, где стал членом коллегии Московской ЧК и начальником районной ЧК. Когда большевики вернулись в Екатеринбург его поставили Председателем Уральской ГубЧК. Он поселился в богатом особняке Агушевича — почти напротив того расстрельного дома. В 1921 году его направили в Гохран заведовать золотым отделом — для «приведения в порядок и ликвидное состояние хранившихся там ценностей». Затем Юровский был председателем торгового отдела валютного управления Наркомата Иностранных дел, в 1923 году спустился на пост заместителя директора завода «Красный богатырь». С 1928 года он работал директором Политехнического музея в Москве. Умер в 1938 году по официальной версии — от прободения язвы двенадцатиперстной кишки.

Владелец страницы: нет
Поделиться