Кокорев Василий Александрович
Кокорев Василий Александрович
05.05.1817 — 04.05.1889

Кокорев Василий Александрович — Биография

Васи́лий Алекса́ндрович Ко́корев (23 апреля 1817, Солигалич — 22 апреля 1889, Санкт-Петербург) — русский предприниматель и меценат, почётный член Академии художеств (1889).

Из старообрядческой семьи. Семья его владела небольшой солеварней на севере Костромской губернии. После смерти родителей, вместе со своими дядьями Василий стал совладельцем семейного бизнеса. Однако в 1839 году, из-за поспешного введения правительством в обращение серебряного рубля, жизнь пришлось начинать заново. Юноша отправился в Санкт-Петербург и устроился помощником к одному из многочисленной братии винных откупщиков.

Не будь у Кокорева смекалки, деловой хватки и энергии, никакие связи не помогли бы ему к началу 60-х годов сколотить состояние в 8 миллионов рублей (да и то кое-кто поговаривал, будто Кокорев нарочно уменьшил общую сумму своего богатства). А в среде русских купцов он получил титул «Откупщицкого царя».

Разбогател на винных откупах («кокоревская водка» в русской литературе XIX в. обозначает водку дешёвую, крепкую и весьма недоброкачественную).

Не забывал о Солигаличе. В 1841 г., убедившись в том, что новые соляные скважины дают раствор, экономически не выгодный для выпаривания соли в промышленных масштабах, приспособил эти скважины для медицинских целей, открыв в городе водолечебницу, существующую и поныне. Химический анализ Солигаличской минеральной воды проводил специально прибывший по просьбе Кокорева врач и химик А. П. Бородин, более известный нам сегодня как талантливый композитор.

Стоял у истоков нефтяной промышленности в России. Создав «Закаспийское торговое товарищество», он развернул обширную торговлю со Средней Азией и Персией.

В Персии с 1850 года работал созданный Кокоревым Московский торговый дом, получивший право приобретать казенное железо и медь с уральских заводов по себестоимости.

В 1859 году по проекту Либиха построил в Сураханах под Баку первый в России керосиновый завод. Пригласил для работ Д. И. Менделеева.

Впоследствии Дмитрий Иванович вспоминал:

"… В 1863 г. известный тогда деятель В. А. Кокорев пригласил меня съездить в Баку, где у него тогда велось дело с переделкой нефти и в год убытков менее 200 тыс. не бывало. «Либо помогите устранить убытки, либо закройте завод», — говорил он и дал мне при всем готовом проезде целую тысячу рублей за то, чтобы выяснить ему дело и, если можно, в короткий срок, у меня бывший в распоряжении, поправить его. Охотно взялся не потому только, что тысяча рублей тогда мне уже семейному, получавшему всего 1,5 тысячи жалованья, была очень на руку, но особенно потому, что самое дело меня очень интересовало.На месте, что можно было, старался поправить и направить, и вышло так, что через год получился чистый доход более чем в 200 тыс. рублей. Приезжает ко мне тогда В. А. Кокорев и предлагает поехать править его дело в Баку, в год получать по 10 тыс. рублей, до 5 % с чистого дохода, разочтенного как в этот год. Ни минуты не думая, отказался, чего, конечно, не сделал бы на моем месте ни англичанин, ни француз, ни немец. Стал меня умница В. А. Кокорев допрашивать о причинах отказа, опроверг все мои доводы (о пенсии, о возможности работать для науки и т. п.) или отговорки и очень верно заключил, что все это барские затеи, от которых России очень плохо двигаться вперед.

Менделеев предложил ввести круглосуточную перегонку нефти, освоить производство эмалированных бочек, организовать нефтеналивную морскую перевозку и проложить нефтепровод от завода к берегу моря. То есть, по сути, сформулировал в виде идей (а Кокорев тут же реализовал их на практике) модель современной нефтяной промышленности. Да, многие до сих пор считают, что первое машинное бурение было осуществлено в Америке в штате Оклахома полковником Дрейком в 1859 году, и что первая нефть была получена из его скважины «Эмпайр» в 1861-м. Полно, господа! В это время завод Кокорева уже несколько лет вовсю перегонял добываемое из скважин чёрное золото!

Более того, на все ключевые посты в своем новом бизнесе он назначил (а до этого обучил нефтяному делу) рабочих-мастеров только из России.

Вскоре Кокоревым было учреждено акционерное общество — Волжско-Каспийское пароходство «Кавказ и Меркурий».

В 1870 году стал инициатором создания нового Волжско-Камского коммерческого банка, который до 1917 года оставался крупнейшим по размерам капитала банком в России.

В 1883 году Кокорев писал о своих заслугах императору Александру III: «В настоящее время существует в Баку более 200 заводов, ежегодно по Каспийскому морю и Волге развозится 35 миллионов пудов нефти, почти каждая изба крестьянская пользуется более удобным освещением, и множество волжских пароходов, вместо лесоистребления, отапливается нефтью, а снижение цен на нефть дало ежегодную многомиллионную экономию промышленности и казне»

Вместе с П. И. Губониным построил уральскую горнозаводскую дорогу. Принимал участие в создании Русского общества пароходства и торговли (1856); Волго-Донской железной дороги (1858); Товарищества Московско-Курской железной дороги (1871); Общества Уральской железной дороги (1874).

А в 1862-1865 годах Кокорев построил в Москве крупный гостинично-складской комплекс, получивший в народе название «Кокоревское подворье». Комплекс, в который было вложено 2,5 миллиона рублей, был новшеством не только для Москвы, но и для Европы, поскольку предвосхитил появление «гранд-отелей». Тут тебе и торговые склады, и шикарные апартаменты с русским убранством, и трактир-ресторан с разнообразной русской кухней, а с 1883 года — электрический свет!

Купцы заключали здесь сделки, а в соседнюю Софийскую церковь ходили молиться за успех дела. Это место привлекало и представителей русской культуры, таких как художники Крамской, Верещагин, Репин, Поленов, Васнецов, композиторы — Чайковский, Аренский, писатели — Мельников-Печерский, Мамин-Сибиряк. После революции на гостинице Кокоревского подворья было надстроено несколько этажей, и её передали под общежитие военнослужащим.

В 1862 г. на средства Кокорева был разбит липово-вязовый бульвар. Бульвар тянулся от Лубочного переулка до Болотной площади. Скромный и тихий, он украшал всю Болотную набережную.

Салтыков-Щедрин писал:

в недавнее время устроен бульвар в таком месте, где со времен Олега сваливался навоз («куда же мы теперича навоз валить будем?» — спрашивают друг друга смущённые обыватели — не литераторы); там имеет быть выстроен, стараниями откупщика, каменный театр, и носятся даже слухи об устройстве водопровода…

Это был один из немногих общественных бульваров и скверов Москвы, устроенных за частный счет. Бульвар носил имя своего устроителя вплоть до ликвидации в 1930-е гг., а ныне — тут автостоянка.

Кокоревское подворье простояло в Москве более 100 лет и было разрушено совсем недавно — на Софийской набережной на месте подворья находился разобранный ныне недостроенный бизнес-центр «Царёв сад».

Стоял у истоков Московского купеческого банка.

Учредил «Северное общество страхования и склада товаров с выдачей варрантов» и сумел довести начатое дело до конца.

В 1870-х годах создал Северное телеграфное агентство, став, таким образом, первым «медиамагнатом» в России.

Он стал главным инициатором проведения конки — конно-железной дороги, связавшей центр через Мясницкую с тремя вокзалами на Каланчёвской площади.

В 1867 году во время голода, постигшего Россию, Кокорев стал членом образованного под председательством наследника престола (будущего императора Александра III) Комитета по оказанию помощи голодающим. Перед русско-турецкой войной 1877—1878 годов Кокорев вместе с текстильными фабрикантами братьями Хлудовыми сыграл решающую роль в финансировании и экипировке военной миссии генерала Черняева на Балканах. Он потряс Россию размером своего участия в «военном займе» (организован правительством для нужд действующей армии), который составил 45 миллионов рублей — фантастическая по тем временам сумма. Он отправил 100 саней с провизией из Москвы в Севастополь. В Москву обоз привез раненых.

По окончании Крымской войны он обратил на себя внимание торжественной встречей организованной черноморским морякам, приехавшим в Москву. Представители московского купечества в ноги кланялись защитникам Севастополя, а откуп разрешил героям три дня пить безданно и беспошлинно.

От имени московского купечества Кокоревым был устроен торжественный обед, на котором русский историк М. П. Погодин в своей речи так сказал о купечестве: «…наши купцы не охотники до истории: они не считают своих пожертвований и лишают народную летопись прекрасных страниц. Если бы счесть все их пожертвования за только нынешнее столетие, то они составили бы такую цифру, которой должна бы поклониться Европа».

Кокорев вообще славился устройством банкетов и разного рода чествований. Это он стал во главе лиц, оказавших в Москве гомерическое по размеру гостеприимство американскому посольству Фокса. Общее оживление и пробуждение общественного мнения после Крымской войны встретили в нём горячего сторонника. Над его либерализмом подсмеивались и в шутку называли его «русским Лафитом». Поэт Н. Ф. Щербина находил, что на Кокорева нет и рифмы на русском языке, чтобы достойно воспеть его деяния.

На рождественском банкете 27 декабря 1857 г. Кокорев своей зажигательной речью против крепостнического рабства — «тормоза прогресса» столь напугал московского генерал-губернатора Закревского, что тот, по циркулирующим слухам, заставил новоявленного Цицерона дать расписку, что более крамольных речей произносить не будет. Но та знаменитая рождественская речь долго ходила в списках, дошла и до крестьян. Когда освобождение от крепостной зависимости свершилось, в крестьянской среде ходили слухи, что император Александр II тут ни при чём, а выкупили их у царя и дворян Кокорев с друзьями — купцами Алексеевыми, Солдатенковым и другими.

В своих публицистических работах, печатавшихся, главным образом, в «Русском Вестнике» 50-х и 60-х гг., а позднее в «Русском Архиве» 1880-х гг., настаивал на губительности для России механического заимствования западноевропейских финансовых и хозяйственных форм.

Кокорев печатает в периодической прессе множество статей, где выдвигает свои проекты реформ. В самой известной из них, она называлась «Миллиард в тумане», он предложил план выкупа крестьян на волю с помощью капитала специально созданного частного банка. Идеи Кокорева вызвали колоссальный интерес.

Знаменитый историк Константин Кавелин писал о Кокореве: «Вот человек рождённый оратором! У него есть мысли, от которых не отказались бы и древние. И сколько свежести, глубины и силы!».Михаил Погодин: «Русский купец Василий Кокорев, которого имя сделалось у нас народным, и пронеслось теперь с его речью по всей стране». Поэт Александр Струговщиков: «Кокорев — величайший гений русской земли».Сергей Аксаков: «Это русское чудо!».

В народе про него сложили такое четверостишие: Кокорев! Вот имя славное. С дней откупов известно оно у нас, весь край в свидетели зову; в те дни и петухи кричали повсеместно: «Ко-ко-ре-ву!!!»

Владелец страницы: нет
Поделиться