Вигель Филипп Филиппович
Вигель Филипп Филиппович
23.11.1786 — 01.04.1856

Вигель Филипп Филиппович — Биография

Фили́пп Фили́ппович Ви́гель (12 ноября 1786, усадьба Симбухово (ныне село Калинино Пензенского района Пензенской области) — 20 марта 1856, Москва) — один из самых знаменитых русских мемуаристов, знакомый Пушкина, член Арзамасского кружка, автор широко известных и популярных в XIX веке «Записок» (полное издание в семи частях, 1892), которые дают богатейший материал для истории русского быта и нравов первой половины XIX века, характеристики разнообразных деятелей того времени.

Воспитывался в Москве и в Зубриловке (тамбовском имении князя С. Голицына и его жены Варвары, урождённой Энгельгардт), где был в общении с Крыловым, воспитателем княжеских сыновей. Состоял на службе в московском архиве коллегии иностранных дел, где познакомился со своим будущим покровителем Д. Н. Блудовым. В 1805 г. участвовал в посольстве Головкина в Китай. На собраниях Арзамасского кружка носил прозвище «Ивиков Журавль». В 39 лет по протекции М. С. Воронцова получил назначение вице-губернатором Бессарабии. Позднее был керченским градоначальником и директором департамента иностранных вероисповеданий. Увлекался коллекционированием гравюр и литографий. Выйдя в отставку, принялся за написание мемуаров.

«Филиппушка», как его называли близкие, состоял в дружеской переписке с Жуковским и был коротко знаком с Пушкиным, которому жаловался из Кишинёва в 1823 году: «Хотя мои грехи или, лучше сказать, мой грех велик, но не столько чтобы судьба определила мне местопребыванием помойную эту яму». Послание в стихах к Вигелю поэт заключил шутливыми строчками, намекающими на гомосексуальные склонности адресата: «Лишь только будет мне досуг, Явлюся я перед тобою; Тебе служить я буду рад — Стихами, прозой, всей душою, Но, Вигель,— пощади мой зад!» В том же письме поэт рекомендует Вигелю «милых трех красавцев», из которых «думаю, годен на употребление в пользу собственно самый меньшой: NB он спит в одной комнате с братом Михаилом и трясутся немилосердно — из этого можете вывести важные заключения, представляю их Вашей опытности и благоразумию».

Политические взгляды Вигеля, особенно в поздние годы, можно охарактеризовать как верноподданические. Именно он донёс митрополиту Серафиму на философское письмо Чаадаева в «Телескопе» 1836 г. Давно не терпевший Чаадаева, Вигель ополчился на «богомерзкую статью» как на «ужаснейшую клевету на Россию». Обращение митрополита к графу Бенкендорфу и требование довести о статье до сведения государя подсказаны были голосом Вигеля («Донос» см. в «Русской Старине», 1870, т. I; ср. «Русская Старина», 1896, 3, стр. 612). Тем не менее по поводу кончины Николая I пожилой Вигель в гостиных бурно выражал свою радость, из-за чего А. О. Смирнова отказала ему от дома за «ослиные ляганья и лай моськи перед мёртвым львом». В записках Смирновой про Вигеля сказано: «наш русский St. Simon… украсил русскую литературу портретами, хотя в карикатурном виде».

Россия со всеми своими оттенками политическими, правительственными, литературными, общежительными, включая столицы и провинцию, и личностями отражается в них довольно полно, хотя, может быть, и не всегда безошибочно и непогрешительно верно.

— П. А. Вяземский

Владелец страницы: нет
Поделиться