Малака Тан
Малака Тан
02.06.1897 — 19.02.1949

Малака Тан — Биография

Тан Малака (индон. Tan Malaka, настоящее имя индон. Sutan Ibrahim gelar Datuk Tan Malaka, 2 июня 1897 — 19 февраля 1949) — один из лидеров коммунистического и национально-освободительного движения в Индонезии, руководитель Коммунистической партии Индонезии. После революции 1963 года был посмертно признан национальным героем Индонезии.

Тан Малака родился в Сулики, Западная Суматра в 1894 году в семье Расада Чэниаго и Сины Симабур, представителей народа минангкабау. Его полное имя — Датук Ибрагим гелар Султан Малака, но он был известен с детства как Тан Малака, имя, унаследованное от аристократических предков его матери.

С 1908 по 1913 год он посещал педагогическую школу, основанную голландским колониальным правительством в Букиттинги. Здесь он начал изучать нидерландский язык, который должен был преподавать индонезийским студентам. В 1913 году он получил ссуду от старейшин его родной деревни, чтобы продолжить дальнейшее образование в Нидерландах, и до 1919 года он обучался в Правительственной Школе Обучения Учителей (нидерл. Rijkskweekschool) в Харлеме.

Во время своего пребывания в Европе он начал изучать коммунистическую и социалистическую теорию, и через взаимодействие и с голландскими и с индонезийскими студентами стал убежденным, что Индонезия должна быть освобождена от голландского правления посредством революции. В автобиографии Тан Малака назвал Октябрьскую революцию в России политическим пробуждением от сна, которое увеличило его понимание связей между капитализмом, империализмом, и угнетением рабочих.

в Нидерландах он заболел туберкулёзом, что он приписывал холодному климату и непривычной пище. Это было началом серьёзных проблем со здоровьем, которые часто мешали его работе и преследовали его всю жизнь.

В коммунистической партии

Завершив своё образование в Нидерландах, Малака в ноябре 1919 года вернулся в Индонезию. Он устроился на работу учителем, преподавал детям батраков — кули, работавших на табачных плантациях, принадлежавших иностранным компаниям, на северо-восточном побережье Суматры, около Медана. Во время своего пребывания в Суматре он начал сотрудничать с Индийской социал-демократической ассоциацией (ИСДА; нидерл. Indische Sociaal-Democratische Vereeniging, ISDV), позже преобразованной в Коммунистическую партию Индонезии (КПИ; индон. Partai Komunis Indonesia, PKI), опубликовал свои первые статьи в газете ИСДА. Малака входил в частые конфликты с европейским управлением плантациями по поводу содержания его уроков для студентов, из-за критических статей, которые он писал для местных газет, и из-за его работы как профсоюзного активиста, особенно в 1920 году, во время забастовки рабочих железной дороги.

Недовольный своим положением в Суматре, он уехал на Яву в конце февраля 1920 года. Он остановился первоначально в городе Джокьякарта, но скоро переехал в Семаранг, где его попросили организовать «Народную Школу» для националистической организации Сарекат Ислам (Sarekat Islam)(СИ). Эта школа, которая была позже дублирована во многих других городах на Яве, была основана СИ, чтобы обеспечить полезное образование, прививая национальную гордость ее студентами.

Семаранг, во время пребывания там Тан Малаки, был главным центром как националистической так и коммунистической политики, и он быстро стал глубоко вовлеченным в политическую работу. Он был лидером в нескольких профсоюзах, экстенсивно писал для нескольких профсоюзов и газет PKI. Его самая видная роль лидера пришла к нему в декабре 1921 года, когда он был избран председателем PKI, заменив Семауна, первого председателя партии. В течение его краткого срока лидерства в PKI он работал, чтобы создать связи с профсоюзами, поддерживая рабочих во время нескольких забастовок.

Видная роль Малаки в PKI рассматривалась колониальным правительством как подрывная деятельность. В феврале 1922 года в Бандунге он был арестован колониальным правительством, и 24 марта выслан в Нидерланды.

Изгнание

Одним из первых действий Малаки по его прибытию в Нидерланды стало участие в выборах в парламент Нидерландов как кандидат номер три от Коммунистической партии Нидерландов (CPH). Он был первым жителем голландской Ост-Индии который когда-либо будет баллотироваться на подобную должность в Нидерландах. Он не ожидал быть избранным, потому что при системе пропорционального представительства его третье положение в списке делало его избрание очень невероятным. Вместо этого его цель состояла в том, чтобы получить платформу для возможности говорить о преступных голландских действиях в Индонезии, и попытаться убедить CPH поддержать индонезийскую независимость. Хотя он не был избранным в парламент, он получил неожиданно сильную поддержку.

Ещё Прежде, чем о результатах выборов объявили, Тан Малака, переехал в Берлин, где жил в течение нескольких месяцев, а затем в столицу СССР , Москву, в октябре 1922 года. Здесь, он стал активным участником Коминтерна, энергично утверждая, что коммунистические партии Европы должны поддержать националистическую борьбу в колониальной Азии. Его назначили агентом Коминтерна а Юго-Восточной Азии, вероятно на встрече Исполнительного комитета Коминтерна в июне 1923 г. Одна из его первых задач состояла в том, чтобы написать для Коминтерна книгу о политике и экономике Индонезии; эта книга была издана на русском языке в 1924.

Окончил Коммунистический университет трудящихся Востока им. И. В. Сталина.

После его назначения на пост в Коминтерне, в декабре 1923 он поехал в Гуанчжоу, Китай. Работа Малаки включала в себя публикацию газеты на английском языке, задача, которая оказалась трудной, потому что он плохо знал английский язык, и в китайском городе был трудно найти печатные прессы с латинским алфавитом.

В июле 1925 Тан Малака переехал в Манилу, Филиппины, где он также нашёл работу в газете. В то время PKI предприняла попытку открытого восстания в Индонезии с целью захвата власти по большевистскому сценарию, но восстание было подавлено колониальным правительством. Тан Малака был решительно настроен против такого действия, так как он чувствовал, что это была плохая стратегия для ещё слабой компартии, неприготовленной для революции. Он описал в автобиографии свое глубокое расстройство в связи с неспособностью в тогдашних Филиппинах найти какую-либо информацию о событиях в Индонезии, об отсутствии связи с соратниками на родине, и в нехватке его влияния на лидерство PKI. Он утверждал, что как у представителя Коминтерна в Юго-Восточной Азии, что у него была формальная власть приказать PKI свернуть план восстания, утверждение, которое позже отрицалось некоторыми прежними участниками PKI. В то время, он действительно убеждал некоторых лидеров PKI в стране, что вооруженное восстание бессмысленно, и следовательно оно не в интересах партии, но лидеры PKI в Западной Яве и Западной Суматре решили продолжать вооруженное восстание, которое голландское правительство без большого труда подавило, и использовало как предлог для жестоких расправ над коммунистами, вплоть до смертных казней нескольких партийных лидеров.

На Филиппинах он оказывает поддержку членам Коммунистической партии Филиппин, особенно Кризанто Эвангелиста, также заводит связи с некоторыми правительственными чиновниками, такими как президент Мануэль Кезон и бывший президент генерал Эмилио Агуйнальдо, которые не знали, что он был лидером коммунистической партии, в то время незаконной в стране.

В декабре 1926 года, Малака посетил Бангкок. Здесь он основал новую партию, Partai Republik Indonesia (PARI), уже дистанцируясь от Коминтерна а также, в манифесте новой партии, критикуя PKI. У PARI было небольшое число членов в стране, и оно никогда не росло, однако, наряду с ушедшей в подполье PKI, это была единственная организация в конце 1920-х, которая публично требовала независимости для Индонезии. Малака возвратился в Манилу в августе 1927 года, но был скоро арестован американской полицией по требованию голландцев. Он был обвинен в незаконном прибытии в Филиппины; этот случай стал сплачивающим моментом для националистического подъема в Филиппинах — в университетах забастовали студенты, а филиппинские политические деятели собирали деньги в фонды для его защиты. На суде его должен был защищать Хосе Абад Сантос, но вместо того, чтобы предстать перед судом Малака согласился быть депортированным.

После депортации из Филиппин морским судном он ожидал что будет повторно арестован голландцами, как только корабль причалит в Китае, но с помощью филиппинской команды матросов он убежал, в то время как судно было пришвартовано в гавани Амоя (Сямынь), и укрылся в соседней деревне. Детали следующих нескольких лет его жизни неясны; в его автобиографии этот период не описан, других источников, которые описывают те годы немного. После пребывания в деревне Сиончин в течение возможно двух лет он переехал в Шанхай приблизительно в 1929 г. В 1931 г он снова начал работать на Коминтерн. Абидин Касно утверждает, что это пребывание в Шанхае было важным периодом в формировании идей Тан Малаки и его позднейших действий во время индонезийской революции конца 1940-х; портовый город был номинально под китайским суверенитетом, но фактически контролировался сначала европейскими странами с торговыми концессиями в городе, а затем Японией после ее вторжения в сентябре 1932 г. Притеснение китайцев как европейцами так и японцами, которые он видел, по словам Касно, однозначно убедили Тан Малаку в аморальности и бесполезности сотрудничества с японцами или переговоров с голландцами в 1940-х годах, когда много видных индонезийских националистов принимали более сдержанную позицию.

Когда Япония вторглась и заняла Шанхай в сентябре 1932 года, Тан Малака бежал на юг в Гонконг, замаскированный как китайский филиппинец, и использовал псевдоним. Но почти сразу по его прибытию, он был арестован британскими властями, и заключен в тюрьму на несколько месяцев. Он надеялся на шанс разобрать его дело согласно британскому закону, или на возможность запросить политического убежища в Соединенном Королевстве, но после нескольких месяцев допроса и перемещения между «европейской» и «китайской» секциями тюрьмы, было решено что он будет просто выслан из Гонконга без обвинений.

После рассмотрения нескольких вариантов для места изгнания, где он был бы вне досягаемости голландцев, Малака решил возвратиться в Амой, где он встретился со старым другом и не будучи обнаруженным властями поселился в деревне Иве. Здесь, его слабое здоровье, ещё более подорванное пребыванием английской тюрьме, стало сильно сказываться, и он был болен в течение нескольких лет прежде чем китайская медицина в конечном счете вернула его в нормальное состояние. В 1936 году в Амое, он основал школу где преподавал английский язык, немецкий язык, и теорию Маркса; к 1937 это была крупнейшая языковая школа в Амое.

В августе 1937 он снова бежал от японского военного вторжения на юг, сначала в Рангун, Бирма, через Сингапур, а через месяц, когда его сбережения почти исчерпались, возвратился в Сингапур через Пинанг. В Сингапуре он снова нашел работу учителя. Когда Япония заняла Полуостров Малакка и изгнала голландцев из Индонезии в 1942 году, Малака решил наконец возвратиться в Индонезию после отсутствия на родине в течение почти двадцати лет.

Возвращение в Индонезию

Возвращение Малаки в Индонезию началось с длинной многомесячной поездки, он провел какое-то время в Пинанге, на Суматре, затем посетил Медан, Паданг, и несколько других городов района Суматры, и поселился в предместьях занятой японцами Джакарты в июле 1942 г. Большую часть его времени здесь был занят исследованием материалов в библиотеках Джакарты, и написанием книг — «Madilog» и «ASLIA».

Когда его сбережения привезенные из Сингапура были почти исчерпаны, он устроился на работу клерком в угольной шахте в Байя, на юго-западной Яве, где под японским управлением, в связи с военными требованиями, производство угля сильно увеличивалось. В Байя он наблюдал и описывал в своих записках явление «ромуша», по сути рабов которых японцы захватывали на всем протяжении острова Явы, чтобы те работали на шахтах и при постройке железных дорог. В дополнение к его официальной должности он работал, чтобы улучшить условия жизни чернорабочих, уровень смерти от непосильной работы, болезней и голода среди которых был очень высок.

Роль в войне

В августе 1945, после того, как японцы сдались, и закончилась Вторая мировая война, и была принята Декларация независимости Индонезии, Тан Малака покинул Байя, и стал использовать свое настоящее имя впервые, через двадцать лет после использования псевдонимов. Он поехал сначала в Джакарту, потом объехал всю Яву. Во время этой поездки он убедился, что Сукарно и Мохаммед Хатта, которые объявили независимость и считались лидерами Индонезии после ухода японцев, были слишком мягкими в отношении к попыткам голландцев восстановить управление архипелагом. В автобиографии он выразил уверенность, что большинство индонезийцев желало бороться за полную, настоящую, независимость, — позиция, не поддержанная Сукарно, особенно в течение первых лет индонезийской Национальной Революции.

Малака основал группу «Persatuan Perjuangan» («Фронт Борьбы», или «Объединенное Действие»), коалиция из приблизительно 140 меньших по размеру групп, но без PKI. После нескольких месяцев обсуждения коалиция была формально основана на конгрессе в Суракарте в середине января 1946 г. Коалиция приняла «Минимальную Программу», которая объявляла, что только полная независимость будет приемлемой, что правительство должно повиноваться пожеланиям людей, и что плантации принадлежащие иностранным владельцам и промышленность должны быть национализированы. Малака утверждал, что правительство не должно вести переговоры с голландцами до вывода всех иностранных вооруженных сил из Индонезии, потому что до тех пор эти две стороны не могли бы вести переговоры как равные.

У Persatuan Perjuangan была широкая общественная поддержка, так же как и поддержка в республиканской армии, где Генерал Судирман был сильным сторонником этой коалиции. В феврале 1946 организация вызвала временную отставку Премьер-министра Сутана Шарира, сторонника переговоров с голландцами, и Сукарно стал консультировался с Малака чтобы искать его поддержки. Однако, скоро Шарир возвратился в кабинет правительства Сукарно. В ответ на это поражение, в Persatuan Perjuangan ясно заявили что более не будут поддерживать правительство.

Арест и смерть

В ответ на оппозицию Persatuan Perjuangan правительство Сукарно арестовало большую часть руководства коалиции, включая Тан Малака, в марте 1946. Он оставался в тюрьме до сентября 1948 г.

Во время его заключения члены PKI усилили критику дипломатической позиции правительства. Переводчик автобиографии Малаки, Хелен Джарвис, утверждала, что Тан Малака и другие лидеры Persatuan Perjuangan были выпущены из тюрем, чтобы предоставить слово менее угрожающей оппозиции чем PKI. К тому времени, Тан Малака и PKI были уже оппонентами; его ненавидели в пределах компартии за его резкие критические замечания в 1920-х, и он не доверял лидерам PKI.

После освобождения он, в конце 1948 года, стал формировать новую политическую партию, названную «Partai Murba» (Пролетарская Партия), но был неспособен повторить свой предыдущий успех. Когда голландцы захватили национальное правительство в декабре 1948, он сбежал из города Джокьякарта в деревню в районе Восточная Ява, где он надеялся, что он будет защищен антиреспубликанскими партизанами. Он установил штаб партии в Блимбинге, деревне, окруженной плантациями риса. Он обратился к майору Сабарудину, лидеру Батальона38. По мнению Малаки Сабарудин обладал единственной вооруженной группой, которая действительно боролась с голландцами. Сабарудин однако был в конфликте со всеми другими вооруженными группами. 17 февраля, Вооруженные силы Индонезии (TNI) в Восточной Яве решили, что Сабарудин и его компаньоны должны быть захвачены и преданы полевому суду. Уже 19го они захватили Малаку. 20 февраля известный своими зверствами нидерландский спецназ -Korps Speciale Troepen (KST), начал так называемую операцию Тигр . Они продвигались быстро и жестоко. Poeze (в 2007 г.) описывает подробно, как солдаты TNI взбежали на горы и как Тан Малака, уже раненный, был приведен в командный пункт спецназа и быстро казнен 21 февраля 1949 г. Никакого сообщения о казни сделано не было, и Тан Малака была захоронен в лесу .

Владелец страницы: нет
Поделиться