Сагкаев Валерий Алексеевич
Сагкаев Валерий Алексеевич
14.01.1951 — 16.02.1992

Сагкаев Валерий Алексеевич — Биография

Вале́рий Алексе́евич Сагка́ев (осет. Сагкаты Алексейы фырт Валери; 14 января 1951, Ткибули, ГССР, СССР — 16 февраля 1992, Транскам, Республика Южная Осетия) — осетинский советский и российский певец, автор песен, поэт, композитор, народный артист Северной и Южной Осетии.

Юность

Валерий Сагкаев родился 14 января 1951 года в Ткибули. В раннем детстве лишился отца и вместе с матерью и двумя братьями едва сводил концы с концами. В возрасте двенадцати лет они с матерью переехали из Ткибули, что в Западной Грузии, в Цхинвал. Мама устроилась работать уборщицей, в то время как Валера пошел учиться в вечернюю школу, большего он позволить себе не мог.

Уже в юности у него проявились способности к музыке и пению. Он пел на школьных вечерах, среди товарищей, на цхинвальском заводе «Эмальпровод», рабочие которого часто после смены спешили в заводской клуб послушать пятнадцатилетнего певца. Там, на заводе, в 1964—1965 годах Сагкаев работал в группе самодеятельности. По мнению художественного руководителя государственного камерного оркестра Южной Осетии Л. Чехоева, его голос уже тогда выделяли тембр, диапазон, сила. На одной из школьных олимпиад шестнадцатилетний Сагкаев в сопровождении духового оркестра исполнял без микрофона «Бухенвальдский Набат». Молодой Сагкаев был поклонником творчества Владимира Высоцкого, часто пел его песни, подражая его манере исполнения.

Талант Сагкаева проявлялся не только в пении, по свидетельству друзей, он неплохо рисовал. Не имея возможности поступить в художественное училище, он тем не менее очень любил рисовать. Сохранились наброски, выполненные его рукой. Кроме карандаша или грифа он ничем не пользовался. Не потому, что не мог — не было средств.

Ранние годы

В 1970 году Сагкаев поступил в Цхинвальское музыкальное училище (ЦМУ) на отделение вокала, где с головой окунулся в атмосферу творчества. Преподавал молодому студенту известный осетинский композитор Феликс Алборов (чьим именем позже было названо училище), который с первого взгляда оценил одарённого от природы парня. Репертуар молодого певца уже на втором курсе включал оперные партии, среди которых ария-речитатив из «Ксеркса» Генделя, ария Ибрагима из «Фатимы», Таймураза из «Азау», русские романсы Рахманинова, Чайковского, Даргомыжского. Будучи ещё студентом ЦМУ, он завоевал вторую премию на фестивале вокалистов в Тбилиси.

После окончания с отличием ЦМУ следующим этапом жизни Валерия Сагкаева должна была стать Тбилисская консерватория, где его прослушали и отнеслись с больши́м интересом. Но по разным причинам, не получив необходимой поддержки, студентом Тбилисской консерватории он так и не стал. Главным для себя он считал иметь возможность петь. По свидетельству друга певца, барда Валерия Авагимова, они нередко вместе выступали в воинских частях, школах, подрабатывали концертами, жил он бедно, за выступления платили гроши.

В 1977 году Валерия Сагкаева заметили на конкурсе политической песни в Пицунде. Он готовился выступить с песней «День Победы», но за два дня до конкурса выяснилось, что Тамара Гвердцители тоже остановила свой выбор на этой композиции. Валерий уступил ей, взяв «Бухенвальдский набат» В. Мурадели. Тогда он не занял первого места, но стал лауреатом конкурса, что тоже по тем временам было большой победой. А спустя три года в 1980 году стал лауреатом всесоюзного конкурса эстрадной песни.

Становление

В середине 1960-х годов в Юго-Осетинском государственном педагогическом институте был создан вокально-инструментальный ансамбль «Айзæлд» («Звучание»), творческий коллектив которого сделал немало для развития осетинского эстрадного искусства. В нём собрались лучшие молодые музыканты Цхинвала. Через короткое время Валерий стал одним из его ведущих вокалистов. В его репертуар входили осетинские, русские и зарубежные эстрадные песни. А позже стал одним из ведущих певцов вокально-инструментального ансамбля «Бонвæрнон» («Утренняя звезда») и Юго-Осетинского государственного ансамбля песни и танца «Симд». В этих двух ансамблях талант Сагкаева начал получать широкое признание, вместе с ними он побывал на гастролях во многих уголках СССР.

Когда что-то касалось любимого дела, он мог иногда позволить себе даже вольности. Однажды, находясь в Москве, взял и позвонил народной артистке СССР, композитору Александре Пахмутовой.

— Алло! Доброе утро! Это вы, Александра Николаевна?

— Да, я слушаю…

— Понимаете… Это… Вы извините…

— Да, да, я слушаю!

— Извините, я приехал из Осетии и хочу вам спеть вашу песню.

— Как? Прямо сейчас?

— Да, если можно…

— Ну, что ж, пойте.

— Ты, моя мелодия… (Валерий поет)

— Хм, вы что думаете, я не узнала голоса Муслима Магомаева?

— Да нет же, клянусь честью, это пел я!

— Не может быть!

После такого интригующего заявления, Александра Николаевна пригласила незнакомца домой. Пахмутова и Добронравов с большим любопытством слушали пение странного кавказца. А он, так и не дав им опомниться, удалился так же неожиданно, как и позвонил.

А однажды, 25 января, в день рождения Высоцкого, Валерий поехал в Москву, пришел к матери своего кумира и пел ей песни Владимира. Это был крик души.

Важным поворотным моментом в карьере и творчестве Валерия Сагкаева стало его знакомство с режиссёром Северо-Осетинского телевидения Эммой Торчиновой, вылившееся в плодотворное сотрудничество и близкую дружбу. Во многом благодаря ей популярность Сагкаева стала поистине народной, он стал выступать на телевидении, участвовать в концертах, сниматься в клипах, его стали узнавать на улице. Вскоре они вместе подготовили цикл песен на стихи Коста Хетагурова. Телезрители Северной Осетии имели возможность услышать эти песни в июне 1991 года в передаче республиканского телевидения «В песне боль моя и радость».

До последних дней Сагкаев работал в Северо-Осетинской государственной филармонии, будучи её солистом.

Последние дни и гибель

Незадолго до своей гибели, присев на минутку к журнальному столику — в последний раз, он быстро набросал карандашом крест, абрис гитары и написал: «Валерий Сагкаев. Спаси и сохрани!». И уехал из Владикавказа на юг. Больше он не вернулся.

Тогда я спросила его: «Что это за рисунок, он же похож на надгробную плиту?» Ответа не последовало.

— Эмма Торчинова, режиссёр

В тот день, 2 февраля 1992 года, когда Сагкаев нарисовал прощальный крест, его близкий друг, единомышленник, творческий наставник — журналист и режиссер Государственной телерадиокомпании «Алания» Эмма Торчинова провожала певца в родной Цхинвал. На деньги, вырученные от продажи шикарных по тем временам туфель, которые ей привезла из Душанбе сестра, она собрала Валерию целую сумку с продуктами и подарками для детей. Он был счастлив, что едет к жене и дочкам не с пустыми руками.

Сагкаев всегда стеснялся принимать материальную помощь даже от близких ему людей. Но он до конца дней помнил каждый добрый взгляд, каждый добрый жест и был искренне благодарен всем неравнодушным.

За день до отъезда он попросил меня написать стихотворение о снеге. Я написала. Он взял гитару и попробовал один раз спеть. Он пел, словно плакал. Эта запись даже сохранилась. Только спустя годы я поняла, какими пророческими были рожденные строки.

Мы поехали на автовокзал. Был лютый мороз. Я дала ему надеть одну из папиных шапок-ушанок, чтобы грела и оберегала. Валера зашел в автобус, положил сумку и вышел обратно на улицу. Стоим, а автобус всё не едет и не едет. Он опять зашёл внутрь, опять вышел… И так несколько раз. Дал мне какие-то перья для рисования, потом протянул ключ от комнаты, которую ему незадолго до этого выделили в Доме престарелых. Спрашиваю: «Зачем?» Слышу: «Возьми, так надо».

Если бы я тогда поняла, что это знак свыше, что его нельзя отпускать…

Валера вышел из автобуса в последний раз. Мы попрощались, он махнул рукой, зашёл, сел и уехал. Больше я его не видела.

— Эмма Торчинова, режиссёр

В феврале 1992 года у находившегося в то время в Цхинвале Валерия Сагкаева были запланированы концерт и запись передачи во Владикавказе. Из-за плохой погоды (в горах шёл снег) поездка дважды откладывалась. Тем не менее, чтобы не опоздать, 16 февраля 1992 года Валерий Сагкаев выехал из Цхинвала по единственной ведущей во Владикавказ Транскавказской автомагистрали. Однако доехал он только до перевала, где снежная лавина погребла под собой певца и его друзей. В кармане его куртки были недописанные стихи:

Вместе с ним в машине погиб известный спортсмен, двукратный чемпион СССР по тяжёлой атлетике Гри Кочиев. Всего же в тот день под лавиной погибло более двадцати человек.

Личная жизнь

Жена — Луиза Арчиловна Джапаридзе, дочери — Хатуна и Екатерина.

Владелец страницы: нет
Поделиться