Воронцов Михаил Илларионович
Воронцов Михаил Илларионович
12.07.1714 — 15.02.1767

Воронцов Михаил Илларионович — Биография

Граф (1744) Михаи́л Илларио́нович Воронцо́в — российский государственный деятель и дипломат, которому обязан своим возвышением род Воронцовых. Один из ближайших приближённых Елизаветы Петровны и Петра III. В 1741 участник дворцового переворота и ареста правительницы Анны Леопольдовны. С 1744 вице-канцлер, в 1758—65 канцлер Российской империи. Строитель и первый владелец Воронцовского дворца в Санкт-Петербурге и Воронцовой дачи на Петергофской дороге.

Родился 12 июля 1714 года. Четырнадцати лет был определён камер-юнкером при дворе великой княжны Елизаветы Петровны и служил последней и пером своим, которым хорошо владел, и деньгами богатой своей свояченицы, жены его брата Романа.

Вместе с Шуваловым стоял сзади саней, на которых цесаревна поехала в казармы Преображенского полка в ночь провозглашения её императрицей; он же вместе с Лестоком арестовал Анну Леопольдовну с её семейством. За это Елизавета пожаловала его действительным камергером, поручиком новоучреждённой лейб-компании и сделала владельцем богатых поместий. Ему был пожалован лейб-компанейский герб с девизом Semper immota fides («Верность никогда непоколебимая»). 3 января 1742 года Михаил Илларионович стал мужем Анны Карловны Скавронской, двоюродной сестры государыни, владелицы торгового села Кимры.

Грамотой императора Карла VII, от 16 (27) марта 1744 года, генерал-поручик, действительный камергер и лейб-компании поручик Михаил Илларионович Воронов был возведён, с нисходящим его потомством, в графское Римской империи достоинство и вслед за тем назначен вице-канцлером. Поскольку у него не было мужского потомства, римский император Франц I, грамотой от 8 (19) января 1760 года, разрешил распространить графское Римской империи достоинство на родных братьев — действительного камергера, генерал-поручика Романа и действительного камергера Ивана Илларионовичей Воронцовых, с нисходящим их потомством.

При иностранных дворах Воронцов пользовался репутацией миролюбца, не желающего вмешивать Россию в европейские войны. В елизаветинском правительстве он сдерживал проавстрийскую направленность политики канцлера А. П. Бестужева-Рюмина, ибо в большей степени ориентировался на Францию.

В 1746 году Воронцов оказался в немилости и не у дел: ему повредили сношения с Фридрихом II и дружба с опальным Лестоком. Обвинения были выдвинуты в то время, когда вице-канцлер «взял отпуск и стал разъезжать по Европе, удивляя Париж халатом на пуху из сибирских гусей, а папу Бенедикта XIV необыкновенной глупостью, проявленной им в разговоре о воссоединении церквей» (К. Валишевский). По возвращении в Петербург ему удалось оправдаться от навета и вернуть себе расположение императрицы. Также удалось отвести позднее обвинения австрийского лагеря в получении взяток от прусского короля. В качестве компенсации ему был дарован городок Мариенбург в Лифляндии.

Когда в 1758 году канцлера Бестужева постигла опала, на его место был назначен Воронцов. Унаследовав от Бестужева-Рюмина так называемую «систему Петра» — союз с Австрией (против Турции), он при Елизавете Петровне деятельно продолжал войну с Пруссией, но при Петре III едва не вступил с ней в союз. Вяло пытался отговорить Петра от войны с датчанами за Голштинию.

Воронцов был весьма привержен Петру, который заявлял о намерении взять в жёны его племянницу, Елизавету Романовну. Даже после переворота 29 июня 1762 года он старался отстоять его права. Находясь с императором в Ораниенбауме, он вызвался ехать в Петербург, чтобы «усовестить» Екатерину и попал под домашний арест за отказ присягнуть императрице. Он принёс присягу одним из последних, когда услышал о смерти Петра Фёдоровича.

Тем не менее Екатерина II, видевшая в нём опытного и трудолюбивого дипломата, оставила его канцлером. Необходимость делить свои труды (по дипломатическим сношениям) с Н. И. Паниным, державшимся совершенно другой системы, вытекавшие отсюда недоразумения с ним и другими приближёнными императрицы, например с Григорием Орловым, и холодность самой императрицы вкупе с обострившимися недугами вынудили Воронцова в 1763 году уехать в длительный заграничный отпуск.

Несмотря на щедрость императрицы Елизаветы, пожаловавшей ему деревни и заводы, он постоянно нуждался в деньгах, вечно просил субсидий или об уплате долгов и выпрашивал всё, что только было возможно. Чтобы покрыть издержки на строительство дворцов, он вступал в рискованные предприятия, в том числе связанные со спекуляцией хлебом и с иностранным капиталом. В конце концов свой недостроенный дворец на Садовой улице он продал в казну, а далёкий Мариенбург уступил лифляндскому помещику Фитингофу.

По возвращении в Россию в 1765 году он пытался вернуться к делам, но был уволен от службы, после чего поселился в Москве, где и скончался 15 февраля 1767 года. Погребён рядом с родителями в монастыре на Воздвиженке, который был снесён в 1934 году. Единственная дочь Анна Михайловна пережила его ровно на два года. Поскольку она не жила со своим законным мужем А. С. Строгановым и детей не имела, наследство канцлера после судебных разбирательств было поделено между его братьями.

Владелец страницы: нет
Поделиться