Голант Михаил Борисович
Голант Михаил Борисович
03.02.1923 — 07.02.2001

Голант Михаил Борисович — Биография

 К 90-летию со дня рождения Михаила Борисовича Голанта  
(биографические заметки)

Вот уже 12 лет, как отца нет с нами. 3 февраля ему исполнилось бы 90 лет. Мы, его дети, имели счастливую возможность общаться с этим неординарным человеком, формироваться, во многом благодаря влиянию его жизненных принципов.  Его жизнь, неразделимо связанная с научной, инженерной деятельностью,  проходила на наших глазах.  В этой заметке мы хотим вспомнить штрихи его биографии, основанные на наиболее ярких моментах нашего общения с Михаилом Борисовичем, поступки,  значение которых мы в должной мере смогли осознать лишь со временем.

   Михаил Борисович Голант родился в еврейской семье 3 февраля 1923 года в Ленинграде. В 1930 году семья переехала в Москву. Окончив среднюю школу в 1940 году, Михаил Голант поступил в московский энергетический институт (МЭИ). Война застала первокурсника Голанта  сдающим экзамены весенней сессии. Экзамены были сданы (это в дальнейшем, после войны позволило продолжить образование уже со второго курса), а в июле 1941 М. Б. Голант был призван в армию и направлен в саперное училище на Урал, в город Златоуст. Военные действия для младшего лейтенанта-инженера Голанта начались в феврале 1942 года на ленинградском фронте. Он получил в подчинение взвод, состоящий в основном из освобожденных в связи с войной штрафников, уголовников. Недаром одной из его любимых песен была песня Высоцкого «Штрафные батальоны». Его авторитет командира был целиком обязан знаниям и умению обезвреживать немецкие мины, так как никто другой во взводе этого делать не мог. Благодаря знаниям и умению Михаил Борисович остался в живых, повоевав на ленинградском, затем прибалтийском фронтах и далее в Манчжурии против японцев. Он был трижды ранен, два раза тяжело. Награжден двумя орденами Красной Звезды и медалями. Из наградных документов мы узнали, что однажды отец лично ночью разминировал большое минное поле, чтобы в срок обеспечить минами свой батальон. Из военных воспоминаний Михаила Борисовича, рассказанных нам, детям, запомнилось изучение им французского языка по трофейным книжкам, невостребованным другими, после занятия немецких позиций. Как-то раз он рассказал, что однажды, один из его подчинённых офицеров, прилюдно, нелестно отозвался о евреях, в духе: “Иван воюет в окопе, Абрам торгует в рабкопе”, предварив это, как обычно, словами, что это не относится ни в коей мере к присутствующим. Отец промолчал, но после этого случая начал брать этого офицера с собой на передовую. После третьего похода тот заявил, что он всё понял, долго извинялся и просил больше не брать его на передовую, что и было выполнено. Запомнился также рассказ о шедших в тыл целых батальонах наших солдат в Манчжурии, ослепших из-за дальневосточной ядовитой растительности и употребления трофейного метанола.


   Демобилизовавшись, Михаил Борисович вернулся в Москву, где продолжил обучение в МЭИ уже со второго курса. Из воспоминаний отца того времени большое впечатление произвел  его рассказ о сдаче экзамена по общественным наукам. Не ограничиваясь учебником, Михаил Борисович всегда тщательно изучал первоисточники, чем сильно удивлял экзаменаторов. «Где Вы это взяли?», был вопрос экзаменатора, озадаченного ходом рассуждений студента. Ответ: в работе Ленина …..  После некоторого замешательства экзаменатор спросил: «А вы знаете, что Ленин в этой работе ошибался…?»  «Но как же так,- был ответ, - ошибочную работу кафедра приводит в списке рекомендованной литературы….?» Этим конфликт был исчерпан, оценка - «отлично», и стороны разошлись настороженно, но к взаимному удовлетворению.


   Окончив МЭИ Михаил Борисович был распределен на работу во Фрязино на предприятие министерства электронной промышленности п/я 17, позже известного под названием НИИ «ИСТОК». На этом предприятии Михаил Борисович Голант проработал всю жизнь. Начало научной, инженерной деятельности Михаила Борисовича приходится на 50-е годы. Его работы того времени в основном были связаны с освоением коротковолновой части СВЧ диапазона, оснащением этого диапазона монохроматическими генераторами малой мощности. Первым прибором, над которым пришлось работать Михаилу Борисовичу, был отражательный клистрон. На основе разработанных им (естественно, в соавторстве с коллегами) новых технологий, в первую очередь технологии электроискровой обработки, он внес нетривиальные усовершенствования в конструкцию этих приборов и добился принципиального (не менее чем на порядок) улучшения ряда их важнейших характеристик. Этого, впрочем, он добивался и во всех последующих своих разработках. Здесь уместно вспомнить две мысли Михаила Борисовича, которые он неоднократно нам высказывал. Во-первых, он говорил, не надо считать, что в той области, в которой ты работаешь, работают одни дураки, и ты можешь придумать что-то по-настоящему новое, не опираясь на новую технологию. Сначала должен идти технологический прорыв. Вторая мысль заключалась в том, что копирование зарубежных приборов, которым интенсивно занималась в то время наша промышленность, обрекает нас на всё увеличивающееся отставание. Необходимо стремиться разрабатывать технику завтрашнего, а не вчерашнего дня. Кстати, кажется, что именно поэтому второй его любимой песней Высоцкого была «Чужая колея». На этой почве у него были большие конфликты с начальством. Не из-за Высоцкого, конечно!

   Интересна история, связанная с командировкой на Урал в 70-х, где оборонное предприятие выпускало аппаратуру со встроенным в нее прибором, разработанным под руководством отца. Аппаратура не работала должным образом и, как обычно, начался поиск виновного. Сразу по приезде, уже поздним вечером, отец отправился на предприятие. В кабинете директора его ждал специально созванный на совещание коллектив местных начальников вместе с представителями заказчика. Его встретили примерно такими словами: «Вот и виновный явился. Сейчас мы все оформим».  Но ввиду позднего времени «оформление» решено было отложить на утро. Отцу дали номер в гостинице на двоих с военпредом, прибывшим вместе с отцом для разбора дела, и, не прямо, но косвенно, ответственным за прибор. Тот наутро поведал, что всю ночь глаз не мог сомкнуть от волнения, а Михаил Борисович спал как сурок. Пришли на предприятие посмотреть, как и что. Местные сказали, что при монтаже прибора сделали все так, как рекомендовано, за исключением одной «нелепости», которую сочли за ошибку. «Нелепость» была восстановлена и аппаратура заработала как надо.

   В результате инженерной деятельности отца, среди прочего, появилась серия широкодиапазонных ламп обратной волны (ЛОВ), перекрывших миллиметровый и субмиллиметровый (сегодня больше известный как терагерцовый) диапазоны. Разработанная серия ЛОВ перекрывала диапазон длин волн  0.2 – 10 мм с возможностью перестройки частоты отдельным прибором в пределах 30-40% . Выходная мощность ЛОВ достигала 100 мВт в длинноволновой (0.75 ТГц)  и до 2 мВт в коротковолновой (1.5 ТГц) частях терагерцового диапазона. Эти работы принесли Михаилу Борисовичу известность, как в СССР, так и за рубежом. Созданные при его прямом участии и под его идейным руководством ЛОВ далеко опережали мировой уровень техники того времени. Конструирование миниатюрных клистронов сантиметрового и ЛОВ миллиметрового и субмиллиметрового диапазонов потребовало серьезных инновационных решений в области микротехнологий для электронного машиностроения, таких как электроискровая обработка. В развитии этих технологий Михаил Борисович принимал самое непосредственное участие. С некоторыми подходами к решению этих проблем можно ознакомиться в монографии [1]. Появление ЛОВ миллиметрового и субмиллиметрового диапазонов было знаковым событием. С появлением этих приборов в СССР существенно продвинулись фундаментальные работы в области спектроскопии высокого разрешения, магнитного резонанса, фотопроводимости в этом частотном диапазоне. Некоторое представление о результатах этих работ дает монография, опубликованная  Михаилом Борисовичем с соавторами [2].

   В 50-е годы 20-го века зарождались ветви полупроводниковой и квантовой электроники. Традиционные вакуумные электронные лампы вытеснялись транзисторами.  Появились мазеры, а затем и лазеры. В этих условиях необычными, идущими против основной струи течения, а потому особенно интересными представляются работы Михаила Борисовича по оптимизации параметров вакуумных СВЧ приборов малой мощности. Результаты этих работ суммированы в монографии М.Б. Голанта и Ю.Л. Бобровского [3]. Было показано, что с использованием уже развитых в то время микротехнологий электронного машиностроения можно настолько оптимизировать параметры СВЧ генераторов (миниатюрность, время готовности, электронная перестройка и стабильность частоты, собственные шумы), что их применение в аппаратуре оказывается вполне конкурентоспособным  с полупроводниковыми аналогами. А в некоторых случаях, с учетом  работоспособности в жестких температурных и радиационных условиях окружающей среды, применение таких приборов является единственно возможным.   Апофеозом этой части творческой деятельности Михаила Борисович явилось создание миниатюрного отражательного клистрона с низковольтным питанием, названного минитроном [4]. В связи с этим вспоминается один случай на большой научно-технической конференции разработчиков радиоэлектронных систем, в которой принимал участие один из нас, младших Голантов. Глубокой ночью, когда все уже улеглись, в комнату ввалилась группа солидных мужчин с криками: «Мы только что узнали, что здесь находится автор минитрона, покажите нам его, мы хотим увидеть живого разработчика этого фантастического прибора! » Они были страшно разочарованы, что здесь есть Голант да не тот!
   Одной из глобальных (к сожалению, неосуществлённых) идей Михаила Борисовича была идея создать компьютерный чип на основе микро (нано!) вакуумной электроники, с тактовой частотой в ТГц (миллиметровом) диапазоне, что на полтора, два порядка выше, чем у самых быстродействующих современных машин. Что ещё важнее, предполагалось перейти от общепринятой схемы биполярного цифрового кодирования информации основанного на амплитудной модуляции, к многоуровневому кодированию на основе частотной модуляции. Этот переход, в случае успешной реализации, позволяет эффективно применить многозначную логику (в противовес обычной, двузначной), что может ещё на много порядков увеличить быстродействие. Кстати, он считал, что аналогичные механизмы задействованы и в информационных системах живых организмов, изучению которых посвящен большой цикл работ Михаила Борисовича, выполненный в последние годы его жизни. Вспоминается, что он предполагал, что применение частотного кодирования позволит вообще отказаться от аналого-цифрового преобразования радарных сигналов и вести их обработку в том же диапазоне, в котором работает радар. Это должно было привести к радикальному уменьшению габаритов и возможности поместить автономный радар не только в каждый снаряд, но буквально в каждую пулю. Эта идея была подтверждена рядом экспериментов в сантиметровом диапазоне, однако, была отложена из-за недостатка времени.
   Здесь уместно вспомнить, как вообще относился Михаил Борисович к своей работе в оборонке. Он считал эту работу своим патриотическим долгом, так как будучи на передовой с зимы 1942 года до конца войны, видел, что наши боевые потери значительно превосходят немецкие и говорил что он работает ради того чтобы это никогда больше не повторилось.
   Вспоминается, как Михаил Борисович распределял своё время. Надо, прежде всего, сказать, что все его время, ежедневно  с раннего утра и до вечера отдавалось работе.  Он говорил, что поскольку он не в состоянии думать одновременно о нескольких приборах, а думал он всё время, то решил каждый день думать только об одном приборе и строго запретил себе в этот день думать о других. Он рассказывал, что одно время разрабатывал ровно семь приборов, что точно укладывалось в недельный цикл, и ему было бы сложно работать, если бы приборов было больше.
   Работа с новой аппаратурой, излучающей радиоволны миллиметрового диапазона (тестирование параметров ЛОВ, испытания приборов на время наработки и пр.), выявила у технического персонала, занятого в экспериментах, положительный эффект воздействия на самочувствие. Хронические недуги беспокоили не так остро, повышался жизненный тонус. Это при том, что испытывались приборы милливаттного уровня выходной мощности с плотностями потока КВЧ много меньшими пределов, установленных санитарной нормой.  Наблюдения сотрудников стимулировали Михаила Борисовича к более тщательному изучению эффекта нетеплового воздействия миллиметровых электромагнитных излучений на процессы жизнедеятельности. В результате была развита  концепция акусто-электрических резонансов в клеточных мембранах, стимулирующих естественные биологические процессы восстановления нарушений в клетках [5].  Но чисто академический аспект обнаруженного явления не сильно занимал Михаила Борисовича. Гораздо более важным казалась ему организация практического использования найденного эффекта в медицине.  И на этом поприще Михаил Борисович действовал с присущим всей его жизни творческим напором и энергией. Была разработана и создана КВЧ аппаратура специально для применения в медицине. Появились практические результаты испытаний в клиниках [6].
   Годы жизни отца в основном пришлись на эпоху социализма в СССР, лишь немного захватив короткий период свободы в 90-х. Он искренне считал социализм прогрессивным устройством общества и, в то же время, ясно видел главный недостаток советского социализма - низкую производительность труда. Это его волновало, и он написал, задолго до эпохи перестройки, тщательно продуманные многостраничные предложения по повышению производительности труда в условиях социализма. Эти предложения были посланы куда-то наверх, где и затерялись.
   Он был уважаем коллегами (хотя, конечно, были и завистники, и недоброжелатели), награжден начальством (два боевых ордена и медали за войну, из них особенно он ценил медаль «За оборону Ленинграда», Ленинская и две Государственных премии СССР и РФ). Его основной принцип в инженерном творчестве состоял в том, что существенным можно назвать лишь то, что изменяет существующие параметры техники не менее, чем в десять раз, остальное – несущественно.

Будем помнить.

Евгений Голант,
Константин Голант,              январь 2013.

Литература:
1.    М.Б.Голант, А.А.Маклаков, М.Б.Шур, «Изготовление резонаторов и замедляющих систем электронных приборов», Советское радио, М., 1969
2.    Е.М.Гершензон,  М.Б.Голант,  А.А.Негирев,  В.С.Савельев, «Лампы обратной волны миллиметрового и субмиллиметрового диапазонов волн», Радио и связь, М.,1985
3.    М.Б.Голант,  Ю.Л.Бобровский, «Генераторы СВЧ малой мощности. Вопросы оптимизации параметров», Советское радио, М., 1977
4.     М.Б.Голант,  Ю.Л.Бобровский, «Минитроны», Радио и связь, М., 1983
5.    Н. Д. Девятков, М. Б. Голант, О. В. Бецкий, «Миллиметровые волны и их роль в процессах жизнедеятельности», Радио и Связь, М. 1991
6.    Н. Д. Девятков, М. Б. Голант, О. В. Бецкий, «Особенности медико-биологического применения миллиметровых волн», ИРЭ РАН, М., 1994