Кутепов Александр Павлович
Кутепов Александр Павлович
28.09.1882 — 26.01.1930

Кутепов Александр Павлович — Биография

Алекса́ндр Па́влович Куте́пов (16 сентября 1882 года, Череповец — 26 января 1930 года) — русский военный деятель, генерал от инфантерии (1920), активный участник Белого движения. Первопоходник. В 1928—1930 — председатель Русского общевоинского союза (РОВС).

Семья и образование

Родился в семье личного дворянина Константина Михайловича Тимофеева и его жены Ольги Андреевны. Факт рождения А. П. Кутепова в Череповце подтверждается биографическим очерком, который был написан на основе воспоминаний Кутепова его секретарем М. А. Критским: очерк был опубликован в книге «Генерал Кутепов», изданной в Париже в 1934 году. Кроме того, в Российском Государственном военно-историческом архиве имеется послужной список А. П. Кутепова за 1908 год, в котором город Череповец указывается как место рождения Кутепова (фонд № 409, д. 2740). Существует также историческая версия, что Кутепов родился в окрестностях Череповца, на территории посёлка Питино — ныне улица космонавта Беляева. В 1890 году К. М. Тимофеев умер. В 1892 году Ольга Андреевна вступила в брак с потомственным дворянином Павлом Александровичем Кутеповым, чиновником по крестьянским делам корпуса лесничих (впоследствии, после столыпинской реформы, он стал председателем Землеустроительной комиссии). 9 марта 1893 года по определению Новгородского окружного суда детей, рождённых Ольгой Андреевной в первом браке — в том числе и Александра — П. А. Кутепов усыновил. Дом П. А. Кутепова располагался в нынешней исторической зоне Череповца на улице Благовещенской (ныне улица Социалистическая); дом не сохранился. Кутеповы были не домовладельцами, а снимали дом у хозяйки.

Получил образование в Архангельской гимназии (вышел из 7-го класса). Поступил вольноопределяющимся на военную службу. Окончил Санкт-Петербургское пехотное юнкерское училище (1904; по первому разряду).

Участие в Русско-японской войне

С 1904 служил в 85-м пехотном Выборгском полку, участвовал в Русско-японской войне, неоднократно отличился в боях. Был награждён орденами Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость», Святого Станислава 3-й степени с мечами и Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. 1 октября 1905 г. был командирован в Новгород для обучения молодых солдат.

Офицер лейб-гвардии Преображенского полка

В ноябре 1906 г. прикомандирован к лейб-гвардии Преображенскому полку, в ноябре 1907 г. «за оказанные боевые отличия» переведён в этот полк. С 1907 г. — поручик, с 1911 г. — штабс-капитан. Занимал в полку должности помощника начальника учебной команды, начальника пулеметной команды, начальника команды разведчиков, командующего 15-й ротой, начальника учебной команды.

По воспоминаниям современников,

заведующий учебной командой был исключительно строг и взыскателен. Он подолгу, упорно и настойчиво, помногу раз объяснял и растолковывал, никогда во время объяснения не раздражаясь, не взыскивая. Но, убедившись и признав, что человек знает, и что поэтому с него уже можно требовать, заранее его об этом предупредив, он был беспощаден: малейшая оплошность, самая мелкая неточность — вызывала наказание, полагающееся по уставу, без какого-либо оскорбления словом, а тем более действием, но зато и без отмены наложенного взыскания. Для вольноопределяющихся разницы не делалось. Результаты всегда сказывались быстро: учебная команда или рота, которой командовал Кутепов, становилась образцовой.

Участник Первой мировой войны

С 1914 года — командир 4-й роты лейб-гвардии Преображенского полка. С 1915 года — капитан, с 1916 года — полковник, командир 2-го батальона. В ходе боевых действий проявил себя мужественным офицером. Был трижды ранен, за боевые заслуги награждён:

  • мечами к ордену Святого Станислава 2-й степени;
  • орденом Святого Георгия 4-й степени (1916 года; за успешную и по собственной инициативе проведённую контратаку против наступающего неприятеля в бою 27 июля 1915 года у деревни Петрилово Ломжинской губернии, в результате которой немецкое наступление было задержано на несколько часов);

Писатель С. Ю. Рыбас так описывает подвиг Кутепова в бою у деревни Петрилово, за который он был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени:

Тяжёлые орудия германцев крушат оборону преображенцев. С ужасным скрежетом, будто по небу прёт железнодорожный состав, бьют тяжелые снаряды. От передовой, 3-й роты остается один взвод. Немцы идут в атаку и начинают охватывать левый фланг полка. Кутепов со своей 4-й стоит в батальонном резерве и все это видит. Но нет приказа действовать. 3-я рота погибает. Ещё несколько минут и будет поздно. — Вперед, ребята! — командует капитан и бросается в контратаку. Немцы уже захватывают окопы. Кутепов успевает в центре позиции опередить их. Воздух шевелится от пуль. Но никому не страшно. Смерть вплотную подступает к нему, уже заносит над ним свою косу. А капитан будто ослеплён. Что-то бьет его слева в пах, опрокидывает на землю. Подбегают санитары. Он ранен. Его кладут на носилки, собираются унести. — Опустите! — велит Кутепов. Ему больно. Он зажимает рукой пах и другой рукой указывает на занятые противником окопы. Там ещё надо помучиться. Бой продолжается. Немцев выбивают штыками… Ура! Окопы очищены! И всё. Сейчас его поднимут и понесут. Несут. Он ещё на что-то надеется, но нет, чудес не бывает. Он ранен, рана тяжёлая… Полегло две трети его роты. Но прорыв закрыт. Позиция за нами.

Февральская революция

Во время Февральской революции полковник Кутепов, находившийся в краткосрочном отпуске в Петрограде, оказался единственным старшим офицером, который пытался организовать действенное сопротивление восставшим, возглавив, по поручению командующего Петроградским военным округом генерала С. С. Хабалова сводный отряд, направленный на подавление революции. Однако его отряд не был поддержан другими находившимися в Петрограде воинскими частями, а часть направленных в его распоряжение офицеров не проявляла никакого желания воевать за монархию. В этой ситуации отряд Кутепова не смог оказать серьёзного влияния на развитие событий и был вынужден прекратить сопротивление.

После победы революции вернулся на фронт. С 27 апреля 1917 г. — командующий Лейб-Гвардии Преображенским полком, который был одной из немногих частей, сохранявших боеспособность в условиях активной антивоенной агитации. За особое отличие в штыковом бою у деревни Мшаны, во время Тарнопольского прорыва 7 июля 1917 г., был представлен к ордену Святого Георгия 3-й степени, но не получил его из-за прихода к власти большевиков.

По словам его сослуживца по полку В. Дейтриха,

имя Кутепова стало нарицательным. Оно означает верность долгу, спокойную решительность, напряжённый жертвенный порыв, холодную, подчас жестокую волю и… чистые руки — и всё это принесённое и отданное на служение Родине.

Служба в Белой армии

В декабре 1917 года отдал приказ о расформировании полка в связи с развалом Русской армии, отбыл через Киев на Дон, где 24 декабря 1917 вступил в ряды Добровольческой армии. В декабре 1917 — январе 1918 — начальник гарнизона города Таганрога, во время обороны которого вёл упорные бои с красногвардейцами. В январе 1918 дважды разбил красные войска под командованием Р. Ф. Сиверса у Матвеева Кургана. По словам А. И. Деникина,

это был первый серьезный бой, в котором яростному напору неорганизованных и дурно управляемых большевиков, преимущественно матросов, противопоставлено было искусство и воодушевление офицерских отрядов.

Участвовал в Первом Кубанском «Ледяном» походе — первоначально как командир 3-й роты 1-го офицерского полка, затем как помощник командира полка, а после гибели в бою под Екатеринодаром полковника М. О. Неженцева — командиром Корниловского полка (с 30 марта (12 апреля) 1918). Во главе этого полка принял участие во Втором кубанском походе. Во время этого похода, после гибели генерала С. Л. Маркова, был назначен командующим первой пехотной дивизии (июнь — июль 1918), которой руководил во время боёв под Тихорецкой и на Кущевском направлении. После возвращения генерала Б. И. Казановича из тайной командировки в Москву, был назначен командиром первой бригады первой пехотной дивизии.

После взятия белыми войсками Новороссийска назначен Черноморским военным губернатором, 12 ноября 1918 г. «за боевые отличия» произведён в генерал-майоры. Действия Кутепова по жёсткому наведению порядка вызывали резкую критику со стороны общественных деятелей, называвших его режим «Кутепией». С января 1919 — командир 1-го Армейского корпуса в Донецком бассейне. Проявил себя волевым командиром во время Харьковской операции, за что 23 июня 1919 был произведён в генерал-лейтенанты («за боевые отличия»). Командовал корпусом во время наступления Добровольческой армии на Москву (с боями дошёл до Орла) и в период отступления от Орла до Новороссийска. Несмотря на значительные потери, смог сохранить боеспособность добровольческих дивизий — Корниловской, Марковской, Дроздовской и Алексеевской.

В марте 1920 г. прибыл с корпусом в Крым, был назначен генералом бароном П. Н. Врангелем командиром 1-го Армейского (Добровольческого) корпуса в составе Русской Армии. Участвовал с корпусом в боях в Северной Таврии. После разделения Русской Армии генерала Врангеля на две армии, был назначен 4 сентября 1920 г. командующим первой армией.

Эмигрант

После эвакуации из Крыма в ноябре 1920 года назначен помощником Главнокомандующего и командиром 1-го Армейского корпуса в Галлиполи (Турция), в состав которого были сведены все части Русской армии, кроме казачьих. 20 ноября 1920 года был произведён Врангелем в генералы от инфантерии («за боевые отличия»). Издал приказ, в котором, в частности, говорилось:

Для поддержания на должной высоте доброго имени и славы русского офицера и солдата, что особенно необходимо на чужой земле, приказываю начальникам тщательно и точно следить за выполнением всех требований дисциплины. Предупреждаю, что я буду строго взыскивать за малейшее упущение по службе и беспощадно предавать суду всех нарушителей правил благопристойности и воинского приличия.

Во исполнение данного приказа руководил поддержанием дисциплины в Галлиполи самыми жёсткими мерами, включая смертные приговоры, вызвавшие протесты со стороны представителей либеральной эмигрантской общественности, в том числе П. Н. Милюкова.

С конца декабря 1921 находился во главе частей 1-го Армейского корпуса в Болгарии. 12 мая 1922 года арестован болгарскими властями и 15 мая выдворен из пределов страны, прибыв через Грецию в Королевство С. Х. С. С 8 ноября 1922 года — помощник Главнокомандующего Русской армии. Некоторое время жил в Сербии. В марте 1924 года был освобождён от этой должности в связи с переездом в Париж и переходом в распоряжение великого князя Николая Николаевича. Был сторонником активных действий против советской власти, развития контактов с тайными организациями на территории СССР, которые, как выяснилось впоследствии, действовали под контролем чекистов (в частности, сотрудничал с организацией «Трест», деятельность которой курировало ОГПУ).

После смерти основателя РОВС генерала Врангеля великий князь Николай Николаевич назначил генерала Кутепова председателем Русского Обще-Воинского Союза (РОВС). В этом качестве Кутепов активизировал деятельность организации, направленную на борьбу с советской властью, вплоть до использования террористических методов. В 1927 году группой боевой организации Кутепова организован взрыв в здании Ленинградского партклуба, произведено минирование общежития сотрудников ОГПУ в Москве.

Гибель

26 января 1930 года Кутепов был похищен в Париже агентами советской разведки. Операцией руководили начальник 1-го отделения ИНО ОГПУ Я. И. Серебрянский и заместитель начальника контрразведывательного отдела ОГПУ С. В. Пузицкий.

Длительное время судьба Кутепова оставалась неизвестной, пока в 1989 году Леонид Михайлов (псевдоним Леонида Млечина) не опубликовал информацию, что генерал скончался от сердечного приступа на советском пароходе по пути из Марселя в Новороссийск. Возможно, что приступ спровоцировала большая доза морфия, которую генералу ввели при похищении. Впрочем, никаких источников этой информации автор не привёл.

По воспоминаниям П. А. Судоплатова, Кутепов был задержан на одной из улиц Парижа тремя сотрудниками иностранной резидентуры ОГПУ, одетыми в полицейскую форму, под предлогом проверки документов. Вынужденный сесть с ними в автомобиль, генерал оказал физическое сопротивление и скончался от сердечного приступа. С. Ю. Рыбас в романе «Генерал Кутепов» утверждает, что Кутепов был тайно захоронен в саду частного дома, принадлежавшего одному из советских нелегалов в пригороде Парижа.

В ходе суда над женой генерала Н. В. Скоблина певицей Н. В. Плевицкой ей и её мужу (заочно) были предъявлены, помимо прочих, обвинения в пособничестве похищению генерала Кутепова. В частности, указывалось, что в день похищения Кутепов шёл на встречу с кем-то из близких друзей, чьё имя так и не было установлено. Возможно, это был Скоблин.

В архиве Префектуры полиции Парижа хранится и доступно исследователям на основании мотивированного запроса полицейское расследование о похищении генерала Кутепова. В России вся архивная информация, имеющая отношение к похищению и гибели генерала Кутепова сосредоточена в Центральном архиве ФСБ, но допуск к ней невозможен: они на секретном хранении. Запросы исследователей и общественных организаций (например, «Галлиполийского общества»), как правило, остаются без ответа. Это может объясняться участием в операции по похищению и убийству Кутепова агентов из числа иностранных граждан.

Награды

  • Орден Святого Георгия 4-й степени (26.09.1916)
  • Орден Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1905)
  • Орден Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (1905)
  • Орден Святого Станислава 3-й степени с мечами (1905)
  • Георгиевское оружие (1917)
  • Знак 1-го Кубанского (Ледяного) похода
  • Орден Святителя Николая Чудотворца (1920) Пр. ВСЮР (11.07.1920) № 167
  • Медаль «В память 100-летия Отечественной войны 1812 г.»
  • Медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых»
Владелец страницы: нет
Поделиться