Вартанян Геворк Андреевич
Вартанян Геворк Андреевич
17.02.1924 — 10.01.2012

Вартанян Геворк Андреевич — Биография

Гево́рк Андре́евич Вартаня́н (в других источниках также: Варданя́н; 17 февраля 1924, Ростов-на-Дону — 10 января 2012, Москва) — советский офицер, разведчик Первого Главного управления (ПГУ) Комитета государственной безопасности СССР (внешняя разведка), участник Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза.

Нелегальная разведывательная деятельность Геворка Вартаняна и его жены Гоар (род. 25 января 1926, Ленинакан) продолжалась в десятках стран мира на разных континентах около 45 лет и остаётся в значительной мере засекреченной. Широко освещена проведённая группой 19-летнего Вартаняна в 1943-м операция по срыву покушения гитлеровской спецагентуры на «большую тройку» — Сталина, Черчилля и Рузвельта в Тегеране. Некоторую известность в открытых источниках получили также события послевоенной разведывательной деятельности супругов Вартанянов в Италии, Германии, Франции, Греции и США. Работая против НАТО, Вартаняны специализировались на военно-политической разведке, в меньшей степени — на научно-технической.

Несмотря на то, что в 1986 году супруги Вартаняны окончательно завершили разведывательную работу за рубежом и вернулись в СССР, ряд политиков, военных и дипломатов, с которыми они контактировали на Западе, продолжают и после отставки оставаться публичными фигурами и заниматься общественно-политической деятельностью в своих странах. По оценке коллег Геворка и Гоар по нелегальной разведке, «совершённое дуэтом Вартанянов столь многообразно и всеобъемлюще, что никогда не будет рассекречено».

Семья и юность

Родился 17 февраля 1924 года в Ростове-на-Дону в семье Андрея Васильевича (1888 года рождения) и Марии Савельевны (1900 года рождения) Вартанян. По национальности армянин. Андрей Вартанян был иранским подданным, директором маслобойного завода, находившегося в станице Степной.

В 1930 году, когда Геворку Вартаняну было шесть лет, его семья выехала в Иран. Его отец был связан с советской внешней разведкой и покинул СССР по её заданию. Прожив шесть лет в Тавризе, семья перебралась в Тегеран. Позиции Вартаняна-отца — человека со связями и солидным положением в обществе, владельца кондитерской фабрики, известной на весь Иран своими сластями, — являлись для него надёжным прикрытием. Используя его, Андрей Васильевич вёл активную разведывательную и агентурную работу: вербовки, поддержание связи с нелегалами. Он почти никогда не пользовался финансовыми средствами Центра, обходился деньгами, которые зарабатывал сам. В годы Великой Отечественной войны Андрей Вартанян собрал значительную сумму денег, которые были переданы в Центр для постройки танка.

В 1953 году Андрей Вартанян вернулся из Тегерана в Ереван, проработав в Иране на советскую разведку 23 года. Он был патриотом СССР и в таком же духе воспитывал своих детей. Именно под влиянием отца Геворк стал разведчиком. Позже он вспоминал:

Мой отец и известный разведчик Иван Иванович Агаянц сделали из меня настоящего разведчика. Честь им и хвала!

Служба в Иране

Пойдя по стопам своего отца, Геворк Вартанян связал свою жизнь с разведывательной деятельностью. 4 февраля 1940 года он установил контакт с тегеранской резидентурой советской разведки в лице Ивана Агаянца. Впоследствии, вспоминая о той встрече, он говорил:

Я вышел на встречу с советским резидентом. Это потом я узнал, что Иван Иванович Агаянц — легендарный советский разведчик. Был он человеком строгим и в то же время добрым, тёплым. Долго я с ним работал, до конца войны, и разведчика из меня сделал он. Занят был, но встречался со мною, учил, натаскивал.

После встречи с резидентом Геворк Андреевич, которому дали оперативный псевдоним «Амир», получил задание создать из нескольких надёжных ребят группу для оказания помощи старшим коллегам. К тому времени значительная часть населения Ирана занимала просоветскую позицию. Поэтому Амир быстро справился со своим первым заданием, собрав группу единомышленников примерно одного возраста, там были армяне, лезгины, ассирийцы. Все — выходцы из СССР. Их родителей либо выслали из Советского Союза после 1937 года, либо они сами вынуждены были уехать. Всех членов группы Амира объединяла любовь к Родине. Их было семеро друзей-единомышленников, готовых бороться с нацизмом. Никакой оперативной подготовки у ребят не было: и методам ведения наружного наблюдения, и другим профессиональным хитростям они учились на ходу. Передвигалась группа по городу на велосипедах, за что Иван Агаянц в шутку назвал группу «Лёгкой кавалерией», и она вошла в историю под этим названием. Через 2 года в группе появилась сестра одного из активных членов резидентуры Оганеса — Гоар, которая впоследствии станет спутницей жизни Геворка Вартаняна.

В 1941 году двое членов группы Вартаняна были выявлены иранской полицией, и их срочно пришлось переправить в СССР. Так как Вартанян имел с ними контакт, то был задержан. Вартанян сделал вид, что согласен сотрудничать и поехал с полицией по городу, показывая места, где бывали двое членов его группы и людей, с которыми они якобы общались. На самом деле это были люди, которые мешали работать советской разведке. Их арестовали и держали в тюрьме около полугода. Сам Геворк Вартанян провёл в тюрьме три месяца.

В начале 1940-х годов в Иране ввиду стратегической (главным образом из-за большого запаса нефти) и географической важности региона пересеклись интересы ведущих мировых держав того времени. К началу войны в Иране находилось около 20 тыс. немецких граждан — военные инструкторы и агентура под видом торговцев, банкиров, инженеров; главой немецкой резидентуры в Иране был Франц Майер.

Группа Вартаняна выявила около 400 агентов среди иранцев, работавших на Германию. После советско-британской оккупации Ирана в августе 1941 года они были арестованы и большей частью перевербованы для работы на СССР и Великобританию.

В 1942 году британцы открыли в Иране разведшколу, где готовили агентов для заброски на территорию СССР. Вартаняну удалось поступить в эту школу и установить личности обучавшихся, что помогло их задержать после заброски в СССР. После протеста советской стороны разведшкола была закрыта; при этом сам Вартанян, по его словам, приобрёл в школе ценные навыки разведывательной деятельности.

Тегеранская конференция

Историческое значение конференции трудно переоценить — это была первая встреча «большой тройки», на которой решались судьбы миллионов людей, будущее мира. Понимало это и руководство Третьего рейха, которое поручило абверу организовать в Тегеране покушение на лидеров СССР, США и Великобритании. Секретную операцию под кодовым наименованием «Длинный прыжок» разработал знаменитый нацистский диверсант № 1, начальник секретной службы СС в VI отделе главного управления имперской безопасности оберштурмбанфюрер Отто Скорцени, который с 1943 года был специальным агентом по особым поручениям Гитлера. Позже, в 1966 году, Отто Скорцени подтвердил, что он имел поручение убить Сталина, Черчилля, Рузвельта либо выкрасть их в Тегеране, проникнув в посольство Великобритании со стороны армянского кладбища.

Информацию о готовящемся теракте сообщил в Москву из украинских лесов разведчик Николай Кузнецов, а весной 1943 года из центра пришла радиограмма, в которой говорилось о том, что Германия планирует провести диверсию в Тегеране во время конференции с участием лидеров СССР, США и Великобритании, целью диверсии является физическое устранение участников конференции. Все члены группы были мобилизованы для предотвращения террористического акта. В конце лета 1943 года немцы сбросили в район Кумского озера близ города Кум (70 км от Тегерана) команду из шести радистов. В то время у немцев там была мощная агентура с хорошим прикрытием. Немцы переодевались в местные одежды, перекрашивались хной, кто-то даже изображал муллу. Советские спецслужбы доступа сюда не имели. На десяти верблюдах немцы везли с собой рацию, оружие, снаряжение. Через 10 дней они уже были под Тегераном, там пересели на грузовик и добрались до города.

Их конспиративная вилла находилась на одной из центральных улиц, недалеко от посольств СССР и Великобритании. С виллы, подготовленной специально для этого местной агентурой, группа радистов установила радиоконтакт с Берлином с тем, чтобы подготовить плацдарм для высадки диверсантов во главе с Отто Скорцени — «человеком со шрамом», в свое время вызволявшим Муссолини из плена, совершившим ряд громких операций, таких как убийство в 1934 году канцлера Австрии Дольфуса и арест в 1938 году президента Австрии Микласа и канцлера Шушнига, после чего последовало вторжение вермахта и оккупация Австрии. Именно Скорцени Гитлер поручил уничтожить «большую тройку». Однако амбициозным планам вермахта не суждено было сбыться, агенты Вартаняна совместно с англичанами из МИ-6 пеленговали и расшифровывали все их сообщения. Вскоре после длительных поисков радиопередатчика всю группу захватили и заставили работать с Берлином «под колпаком». При этом, чтобы предотвратить высадку второй группы, при перехвате которой было не избежать потерь с обеих сторон, им была дана возможность передать, что они раскрыты. Узнав о провале, Берлин отказался от своих планов.

В результате проведённой операции группа 19-летнего Вартаняна сорвала покушение на лидеров «большой тройки», которое планировала разведка гитлеровской Германии. Одна из самых секретных операций Третьего рейха была сорвана группой юношей, которыми руководил юный советский разведчик. За несколько дней до начала конференции были проведены аресты немецких агентов в Тегеране. Последним взяли резидента Франца Майера, ушедшего в глубокое подполье: его нашли на армянском кладбище, где он, покрасив и отпустив бороду, работал могильщиком. Из большого количества обнаруженных агентов часть была арестована, а большинство — перевербовано. Одни были переданы британцам, другие — вывезены в Советский Союз.

В 1979 году фигура Вартаняна, известного тогда лишь узкому кругу профессионалов, в качестве прототипа главного героя была использована создателями советско-французского остросюжетного фильма «Тегеран-43» и исполнителем главной роли советского разведчика, актёром Игорем Костолевским. По словам самого Вартаняна, с художественным фильмом он познакомился, когда тот был уже снят, и сетовал на то, что город Тегеран выглядит в картине не очень достоверно, чересчур «обшарпанным». Кроме того, указал Вартанян, в картине слишком много стреляют, на самом же деле «разведчик перестаёт быть разведчиком, если начинает применять оружие».

Послевоенное время

30 июня 1946 года Геворк Андреевич женился на Гоар Левоновне, девушке, входившей с 1942 года в разведгруппу «Лёгкая кавалерия». Впервые они венчались в армянском храме Тегерана, официально расписались в 1952 году в Ереване; впоследствии с целью получения новых документов данный брак под разными именами ещё два раза регистрировался в других странах. Завести детей из-за работы не было возможности, о чём супруги всегда сожалели.

Служба в Иране длилась с 1940 по 1951 год, больше в Иран Вартаняны никогда не возвращались. Для Геворка и его жены иранский период стал важнейшим этапом жизни. Здесь произошло их профессиональное становление как разведчиков высокого класса. Отсюда началась их карьера во внешней разведке.

Когда обстановка в Иране стала более спокойной, супруги Вартанян попросили Центр разрешить им вернуться в Советский Союз, чтобы получить высшее образование. В 1951 году они приехали в Армянскую ССР и поступили на факультет иностранных языков Ереванского государственного университета. По окончании университета в 1957 году они получили предложение снова работать за рубежом в качестве нелегалов и дали согласие. Поскольку персидским языком оба владели как родным, Вартаняны находились за границей с документами, в которых были указаны как иранцы.

Далее последовали три десятилетия нелегальной разведывательной работы на Западе, на Дальнем и Среднем Востоке. В 1957 — 1960 годах Вартаняны работали в Японии, где 33-летний Геворк легализовался как студент местного университета, получил студенческий билет и вид на жительство, одновременно занимался бизнесом. В 1960-х годах, во время обострения арабо-израильского конфликта, работали на Ближнем Востоке, деятельность нелегалов непосредственно курировал шеф советской внешней разведки Александр Сахаровский. Возвратившись в Европу, Вартаняны первоначально оказались в Швейцарии, а затем легализовались во Франции. По легенде представлялись иранцами, бежавшими с родины из-за политических преследований левых, затем «залегендировались» в качестве предпринимателей, специализирующихся на коммерческой торговле элитными коврами. Проехав по ряду европейских стран, только потом Вартаняны отправились к месту своей главной работы в Южной Европе. Основным местом их нелегального базирования на многие годы стала Италия, откуда Вартаняны для выполнения разведывательных заданий периодически выезжали ещё в ряд стран.

Первые пять лет у супругов ушли на то, чтобы легализоваться, наладить бизнес, обрасти нужными связями, зарекомендовать себя состоятельными людьми, изысканно одевающимися и со вкусом носящими драгоценности, способными оказывать услуги, давать советы и рекомендации экономического характера; многие обращались к Геворку Андреевичу с вопросами по инвестированию денег. Затем Вартаняны сосредоточились на том, чтобы создать круг знакомых, включив туда влиятельных лиц, через которых можно выйти на источники информации, постепенно интегрировались в среду близких к военно-политическим кругам деятелей, бизнесменов, журналистов. Общительность, внешняя открытость, элегантные дорогие костюмы, визиты вежливости к послам и дипломатам, кавказское чувство юмора, исключительный талант к импровизации в разговоре, эмоциональное отношение к людям, а в ряде случаев – умение преподнести презент, помочь деньгами, «вовремя угостить», сказать нужные слова, предложить подработать помогали Геворку Андреевичу по обстоятельствам располагать к себе любых собеседников. Как вспоминал Вартанян, семейное положение существенно повышало респектабельность и расширяло его возможности по сбору разведывательной информации: согласно распространённому в Южной Европе этикету, на многие закрытые приватные мероприятия (званые обеды, ужины, коктейли, вечеринки) с участием высокопоставленных и влиятельных лиц (в особенности — архиепископов и кардиналов) можно было получить приглашение строго в сопровождении супруги; появление на вечере немолодого одинокого джентльмена, задающего много вопросов, выглядело бы моветоном.

Все последующие годы Геворк и Гоар Вартанян под псевдонимами Анри и Анита работали вместе, не допустив ни единого провала, нигде ни разу не были арестованы.

В 1975–1979 годах Вартаняны работали в Италии, обеспечивая советскую разведку информацией о южном фланге НАТО. Заняв довольно высокое положение в обществе, были знакомы и общались с главнокомандующим объединёнными вооружёнными силами НАТО в Южной Европе, американским адмиралом С.Тёрнером, итальянскими министрами, президентом Италии Дж. Леоне, в поле их зрения попал и начинавший политическую карьеру медиамагнат С. Берлускони. Вартанян вспоминал:

Я мог вращаться на самой верхушке государства — там, где есть информация и те, от кого можно качать информацию. Благодаря этому государству меня многие знали, и если я появлялся в другой стране, там знали, какое моё положение... Почему нелегалу хорошо иметь личный бизнес? Потому что он свободен, сам себе хозяин. Когда ты служишь у других, работаешь в какой-нибудь конторе с утра до 6 вечера, — у тебя и возможности ограничены, и нужные связи трудно заиметь. А когда твой личный бизнес — ты свободен, разъезжаешь по своим делам по всем странам мира... Наши средства оправдывали наше существование, наши позиции, и связи все, и так далее. Благодаря тому, какие позиции ты занимаешь, тебя и принимают. Ты же не можешь быть сошкой в каком-нибудь учреждении, а потом вдруг залезать наверх... Кому ты там нужен, кто с тобой будет дружить?

В Италии Вартаняны получили гражданство и паспорта, позволявшие без проблем путешествовать по миру. По заданиям нелегальной разведки супруги периодически выезжали в США, при этом пользовались содействием ничего не подозревающих американских морских офицеров, а однажды Вартанян даже совершил перелёт в США на самолёте Тёрнера. Во многих случаях эффект приносили контакты, продолжавшиеся десятилетиями: так, в США Геворку Андреевичу, по словам Гоар Вартанян, удалось завербовать ответственного сотрудника ЦРУ, которого он знал с детства, покупая мальчику подарки.

Весной 1978 года в Риме во время полицейской операции против «красных бригад», похитивших и убивших премьер-министра Италии Альдо Моро, карабинер при досмотре автомобиля Вартаняна случайно забыл в его багажнике автомат, обнаруженный затем на следующем посту другим полицейским, что едва не обернулось для разведчика неприятностями. Об этом анекдотическом случае в интервью «Российской газете» рассказывал сам Вартанян.

К началу 1980-х годов Вартанянам пришлось готовиться к новому переезду и срочно учить немецкий, с этой целью на некоторое время были отозваны в СССР, занимались языком по восемь часов день, справились с освоением немецкого за 8 месяцев. Завершали супруги свою разведывательную деятельность в Западной Германии. В этой стране находился основной плацдарм НАТО, здесь дислоцировалась наиболее мощная группировка вооружённых сил блока. Американские стратеги, опасаясь получить от СССР ответный ядерный удар по своей территории, решили разместить в Западной Германии баллистические ракеты среднего радиуса действия. На трёх ракетных операционных базах было развёрнуто 108 пусковых установок для ракет «Pershing-2». Фактор особого риска для СССР состоял в том, что подлётное время ракет «Pershing-2» со стартовых позиций в лесистых районах Баварии до объектов в центре европейской части Советского Союза составляло всего 8-10 минут, что делало их чрезвычайно опасным оружием первого удара. Вартаняну удалось завербовать либо завязать знакомство с рядом высокопоставленных военных чиновников, располагавших сведениями об организации, боевом составе, дислокации и вооружениях войск НАТО, планах их боевой подготовки, оборудовании театра военных действий, расположении и планах строительства позиций ракет средней дальности и хранилищ ядерного оружия. Усилия политиков, дипломатов и разведчиков, в том числе и Вартанянов, способствовали подписанию в декабре 1987 года лидерами СССР и США Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Всего Вартаняны раздобыли секретные сведения о нескольких базах НАТО в Европе — прежде всего, в Италии, Греции и ФРГ. Геворк Андреевич дружил с офицерами разных разведок мира, оставаясь для них то иранским бизнесменом, то испанским журналистом. Ему сопутствовала удача, на его пути не встретился предатель, практически ни разу бдительный разведчик не рисковал быть разоблачённым. Высокий профессионализм позволил Вартанянам все 30 лет нелегальной работы действовать интеллектуально-аналитическими методами, обходиться без применения оружия или угроз. Забота со стороны Центра, всегда бережно опекавшего одного из лучших советских разведчиков, порой доставляла ему хлопоты: в ряде интервью Вартанян, обычно избегая географической привязки, упоминал о переплёте с резидентурой вокруг явки в Западном Берлине, когда, опасаясь провала, из лишней предосторожности коллеги едва не вывезли его насильно в Москву.

За время своей заграничной работы Вартанян побывал приблизительно в ста странах. Периодически супругов отзывали в СССР, где они овладевали новыми методами оперативной нелегальной работы, проходили лингвистическую подготовку; раз в несколько лет ездили в отпуск в Армению. Основная конспиративная деятельность супругов-разведчиков за 30 послевоенных лет была сосредоточена в нескольких десятках стран, включая Италию, Испанию, Францию, Грецию, Швейцарию, Германию, США, Японию, Сирию и Ливан, а в остальных Гоар и Геворк Вартаняны бывали проездом.

В 1986 году Геворк и Гоар Вартаняны окончательно завершили нелегальную деятельность за рубежом и вернулись в СССР, всё их имущество заключалось в двух туристических чемоданах.

Владелец страницы: нет
Поделиться