Алиев Гейдар оглы
Алиев Гейдар оглы
10.05.1923 — 12.12.2003

Алиев Гейдар оглы — Биография

Гейда́р Али́евич Али́ев (Гейда́р Алирза́ оглы́ Али́ев, азерб. Heydər Əlirza oğlu Əliyev; 10 мая 1923, Нахичевань, Азербайджанская ССР, СССР — 12 декабря 2003, Кливленд, Огайо, США) — советский и азербайджанский государственный, партийный и политический деятель. Президент Азербайджана с 1993 по 2003 год. Дважды Герой Социалистического Труда (1979, 1983).

Председатель КГБ при Совете министров Азербайджанской ССР (1966—1969), 1-й секретарь ЦК КП Азербайджанской ССР (1969—1982), член Политбюро ЦК КПСС (с 1982 года), первый заместитель председателя Совета Министров СССР, генерал-майор КГБ. В 1987 году ушёл в отставку с занимаемой должности. Вернувшись в Азербайджан в июле 1990 года, он сначала был избран депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР, председателем Верховного Меджлиса Нахичеванской АР (1991—1993), затем Президентом Азербайджана (1993—2003).

Со вторым приходом к власти Гейдара Алиева в 1993 году намечается политическая стабильность в стране. Режим, установленный Гейдаром Алиевым в Азербайджане, характеризуется как диктаторский или авторитарный и репрессивный.

Ранние годы

Гейдар Алиев родился 10 мая 1923 года в городе Нахичевань, в доме, расположенном на улице Пушкина, известной как Пушкинский ручей. Алиев родился в семье железнодорожного рабочего и был четвёртым из восьми детей в семье. Семья Алиевых были выходцами из азербайджанского селения Джомартли Зангезурского уезда (позже Сисианский район, ныне село Танаат Сюникской области Армении), но к моменту рождения Гейдара она уже переехала в Нахичевань. Бабушка по отцу была родом из селения Уруд (ныне село Воротан в Армении). Среди его предков были те, кто носил почётное звание кербалаи, даваемое в основном мусульманам-шиитами, совершившим паломничество в Кербелу. В одном из интервью Гейдар Алиев сказал: «я по моим корням принадлежу к мусульманской религии. По национальности я азербайджанец, и я горжусь этим». В семье у него были ещё четверо братьев: Гасан, Гусейн, Агиль и Джалал; а также три сестры — Сура, Шафига и Рафига.

Окончив в 1939 году Нахичеванский педагогический техникум, Гейдар Алиев поступил на архитектурный факультет Азербайджанского индустриального института в Баку. Начавшаяся война не позволила ему завершить образование. С 1941 года Гейдар Алиев работал заведующим отделом в НКВД Нахичеванской АССР и Совете народных комиссаров Нахичеванской АССР, а с 1944 года служил в системе органов госбезопасности. В 1945 году он окончил Курсы повышения квалификации Школы переподготовки руководящего оперативного состава МГБ СССР и в том же году вступил в ВКП(б). С 1948 года — начальник 5-го управления Министерства госбезопасности по Азербайджану. В период с 1949 по 1950 годы он учился в школе переподготовки руководящего оперативного состава МГБ СССР в Ленинграде.

В 1956 году его назначили на должность заместителя начальника бакинского отдела КГБ. В это время, под его руководством и непосредственным участием, проводятся оперативные мероприятия «Дуэль», «Алагёз», «Натуралист» и другие. В 1957 году он окончил исторический факультет Азербайджанского государственного университета им. С. М. Кирова. В 1960 году Алиев стал начальником Контрразведывательного отдела КГБ при СМ Азербайджанской ССР, а в 1964 году — заместителем председателя КГБ при СМ Азербайджанской ССР, которым был тогда С. К. Цвигун. Позднее бывший первый заместитель председателя КГБ СССР, генерал армии Филипп Бобков вспоминал: «Алиева рекомендовал Цвигун. Он хорошо знал Алиева по Баку, где работал председателем КГБ, дружил с Брежневым. Кстати, Алиев попал на пост первого в Азербайджане по делу. Он действительно начал борьбу с коррупцией. По тому времени это был не такой уж простой ход». В 1966 году он окончил Курсы переподготовки руководящего состава Высшей школы КГБ имени Ф. Э. Дзержинского. С 1966 года кандидат в член ЦК КП Азербайджана. 21 июня 1967 года Гейдар Алиев был назначен председателем КГБ при СМ Азербайджанской ССР в звании генерал-майора.

Руководитель Советского Азербайджана

На период правления Брежнева приходится расцвет коррупции в СССР. В июле 1969 года Алиев был назначен Леонидом Брежневым (избран на Пленуме ЦК компартии Азербайджана) на должность первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана в период советской кампании по борьбе с коррупцией, на пост, ранее занимаемый Вели Ахундовым, который был обвинён в коррупции. Гейдар Алиев добился некоторых успехов в борьбе против коррупции, достаточно большое количество людей были приговорено к тюремным срокам; в 1975 году пять председателей колхозов и директоров фабрик были приговорены к смертной казни за коррупцию в больших размерах. С его согласия КГБ и МВД Азербайджана арестовало в полном составе государственную торговую инспекцию Министерства торговли республики в количестве 24 человек. В течение первых пяти лет руководства республикой были сменены две трети министров, 8 из 10 членов бюро ЦК, 37 из 45 секретарей райкомов. По словам бывшего первого заместителя председателя КГБ ССР Ф. Д. Бобкова, на вопрос, заданный спустя три года после вступления в должность, «многое ли удалось сделать?», Алиев ответил: «Гарантировать могу только одно — в ЦК партии Азербайджана взяток не берут». Впоследствии, однако, коррупция достигла ещё более больших размеров, когда различные должности в административно-командной системе стали занимать земляки, или точнее, выходцы из Нахичевани. Писатель Чингиз Абдуллаев в статье «Час откровения» следующим образом описал сложившуюся при Алиеве ситуацию:

В условиях нашей республики местничество приобрело особенно откровенный и издевательский характер. В конце семидесятых правительственными дачами в Загульбе распоряжались несколько родственных кланов, поскольку почти все члены правительства и ответственные работники ЦК были родственниками друг друга. Сквозь такую круговую оборону было нелегко пробиться. В лучшем случае это удавалось сделать за счёт удачной женитьбы… Страшное в условиях Азербайджана «харалысан» — откуда ты родом? — разобщало нацию… Липко-грязное слово «взятка» мы заменили на «хормет» — «уважение» и начали уважать друг друга….

Зардушт Ализаде, активный участник азербайджанского национально-демократического движения 1980-х — 1990-х годов, так описывал Азербайджан при Алиеве:

Азербайджанцы до 1988 года были в абсолютной своей массе верны СССР, «социалистическому строю», России. Хотя загнивание шло, коррупция полностью институционализировалась, теневая экономика сращивалась с госаппаратом, однако население в силу природной пластичности приспособилось к этим условиям и органически было чуждо протесту и инакомыслию… Формирование правящей партийно-хозяйственной бюрократии последние двадцать лет шло под тщательным контролем Алиева Гейдара Алиевича, абсолютно полновластного «хозяина» партии — государства в этом уголке СССР. Должности секретарей партийных комитетов и председателей исполкомов, министров, зам. министров, начальников главков и ниже, как правило, продавались за взятки… Кроме взятки, роль играл и такой фактор, как кумовство и местничество. За тринадцать лет прямого руководства республикой Гейдар Алиев сумел разместить множество своих родичей и земляков на важнейшие посты — как в органах госуправления, так и сферах экономики, культуры и образования. Идеологический фактор при этом роли не играл, вернее, играл роль не фактор формальной коммунистической идеологии, а фактор реальной идеологии — идеологии преданности Г. Алиеву и согласия с существующими порядками. Так формировался основной костяк партийно-хозяйственной элиты.

В начале 80-х Гейдар Алиев закрыл юридическую школу республики, скорее всего, ради сдерживания роста элиты, основанной на коррупции. Во время своего управления советским Азербайджаном он не выполнял обязательство по модернизации социальных структур, но его усилия привели к значительному экономическому росту в Азербайджанской ССР. Примечательно, что имя руководителя Узбекской ССР в брежневскую эпоху Рашидова стало олицетворением коррупции и кумовства, но при нём Узбекистан добился также значительных успехов в хозяйственном и культурном строительстве. Аналогичная ситуация и с Казахской ССР в период руководства Кунаева, также обвинявшегося в широкомасштабной коррупции. Евгений Примаков, со своей стороны, дал следующую оценку деятельности Алиева во главе Советского Азербайджана: «Под его руководством Азербайджан стал одной из самых процветающих советских республик. Бурно развивались экономика, промышленность, сельское хозяйство. Азербайджанский кинематограф стал очень известен». В одном из эксклюзивных интервью Гейдар Алиев вспоминал:

Это стало возможным за счёт «умасливания» щедрыми подарками и богатыми приёмами Леонида Брежнева во время его трёх посещений Азербайджанской ССР. В одном из таких случаев Алиев подарил ему бриллиантовое кольцо с одним большим камнем в середине, — Брежнев, — окружённым 15 меньшими, символизирующими составляющие советские республики, стоимость которого составляла 226 000 рублей. В период с 1974 по 1979 годы являлся заместителем председателя Совета Союза Верховного совета СССР. С 5 марта 1976 по 22 ноября 1982 годы — кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС.

Деятельность в Москве

С приходом к власти Юрия Андропова, 24 ноября 1982 года Гейдар Алиев был назначен первым заместителем Председателя Совета Министров СССР. Сам Алиев об этом так рассказал в интервью газете «Новые Известия»: «У нас были близкие, даже дружеские отношения, и все же я сказал: „Юрий Владимирович, разрешите остаться в Баку“. Андропов настоял, и я переехал, стал первым заместителем председателя Совета Министров СССР». На новом посту он курировал машиностроение, легкую промышленность и транспорт; в его ведении также находились культурная и образовательная сферы. С 22 ноября 1982 по 21 октября 1987 годы — член Политбюро ЦК КПСС. В июне 1983 году Алиев возглавил государственную комиссию и организовал работы по ликвидации последствий катастрофы теплохода «Александр Суворов», который врезался в несудоходный восьмой пролёт моста через Волгу под Ульяновском, в результате чего погибли по разным оценкам от 176 до 600 человек. С 1984 года Алиев возглавлял комиссию по реформе советской школы. Позднее, 31 августа 1986 года, он возглавил правительственную комиссию, созданную для расследования катастрофы парохода «Адмирал Нахимов», затонувшего в Новороссийской бухте в результате столкновения с балкером «Пётр Васёв», жертвами которой стали 423 человека. В октябре того же года он занял пост председателя бюро Совета министров СССР по социальному развитию.

Алиев возглавлял также комиссию Совета министров по строительству и освоению Байкало-Амурской магистрали (БАМ). С осени 1987 по 1988 годы — государственный советник при Совете Министров СССР. Был депутатом Верховного Совета СССР 8, 9, 10 и 11 созывов (1970—1989).

Отставка и возвращение на родину

На заседании Политбюро 11 марта 1985 года, обсуждавшего вопрос об избрании нового генерального секретаря, Алиев высказался в поддержку Михаила Горбачёва. Однако с приходом к власти Горбачёва Гейдар Алиев попал в опалу. Помощник Горбачёва А. С. Черняев в своём дневнике за 9 октября 1987 года записал: «Потом напомнил о деле Алиева. Копаем, говорит, и дело вроде образуется почище рашидовского». Управляющий Делами Совета Министров СССР Михаил Смиртюков вспоминал, что в правительство и ЦК шёл поток писем из Азербайджана, в которых говорилось о злоупотреблениях и роли в них Алиева:

Алиев позднее рассказывал, что в кремлёвской больнице врачи внушали ему, что жить осталось недолго:

Дочь Гейдара — Севиль — в одном из интервью рассказала:

Да, когда Горбачев был простым секретарем ЦК, у них были довольно тёплые отношения. Они всегда сидели рядом, общались. Отец горячо его поддержал во время выборов генеральным секретарём. А потом все изменилось. Главная причина — зависть. Понимаете, когда стоял вопрос о том, кто будет после Черненко генеральным секретарём, западная пресса много писала об Алиеве. Они писали: «Единственное, что ему может помешать, — это то, что он не русский». Вообще пресса о нём очень высоко отзывалась. А Горбачев по природе своей завистливый и очень подлый. У него это на лице написано. Когда Горбачев потребовал от него уйти в отставку, Папа решил с нами посоветоваться. «Что мне делать? Сейчас по своему состоянию здоровья я от них завишу». Так как Папа был в то время ещё зависим от врачей, он был вынужден уйти по-хорошему. Он нам рассказывал: «Когда я принёс заявление Горбачеву, он так обрадовался! Обнял меня, поцеловал. И сказал спасибо».

С 1988 по 1990 годы Алиев — персональный пенсионер союзного значения. В связи с трагическими событиями 20 января 1990 года, во время ввода Советских войск в Баку, Гейдар Алиев на следующий день после трагедии провёл в постоянном представительстве Азербайджанской ССР в Москве (ныне — посольство Азербайджана) пресс-конференцию, на которой осудил ввод войск в Баку и обвинил Горбачёва в нарушении Конституции. Спустя время 4 февраля в газете «Правда» вышла статья доктора медицинских наук В.Эфендиева по названием «Алиевщина или плач по „сладкому“ времени». Уже 9 февраля Гейдар дал интервью газете «Вашингтон пост», в котором подтвердил свои обвинения против Горбачёва и зачитал телеграмму Эфендиева, утверждавшего, что эта статья «является вымыслом и клеветой, под которой я никогда не подписывался». В этих условиях Алиев принимает решение возвращаться на родину.

Возвратившись в июле 1990 года в Азербайджан, Гейдар Алиев первое время находился в Баку, но местные власти потребовали от него покинуть столицу Азербайджана, и тогда он отправился в Нахичевань. Осенью того же года он был избран депутатом Азербайджанской ССР от Нахичевани. В знак протеста против политики руководства СССР в связи с возникшей в Нагорном Карабахе острой конфликтной ситуацией, он в июле 1991 года покинул ряды Коммунистической партии Советского Союза.

Правитель Нахичевани

3 сентября 1991 года Гейдар Алиев был избран председателем Верховного Совета Нахичеванской АССР. По его словам, единственным официальным лицом, поздравившим его с избранием, стал председатель Верховного Совета Армении Левон Тер-Петросян. 8 сентября в стране прошли президентские выборы, на которых победил единственный кандидат Аяз Муталибов. Верховный Совет Нахичеванской Автономной Республики бойкотировал выборы. 10 сентября в программе «Время» Муталибов пообещал «привести Меджлис в чувство». Алиев в ответ заявил, что «в случае вооружённого нападения со стороны Баку 330 тысяч жителей Нахичевани готовы защищать свой Меджлис, как россияне защищали Белый дом в дни путча».

24 марта 1992 года Гейдар Алиев и премьер-министр Турции Сулейман Демирель подписали протокол об укреплении сотрудничества в области экономики, транспорта и коммуникаций, который предусматривал открытие воздушного пространства между Турцией и Нахичеванью, а также предоставление Нахичевани кредита в размере 100 млн долларов. По возвращении домой чрезвычайная сессия Верховного Совета Азербайджана приняла постановление об утверждении формулировки статьи 112 Конституции Азербайджана, в соответствии с которой председатель Верховного Меджлиса Нахичевани восстанавливался в должности заместителя председателя ВС Азербайджана, в результате чего Алиев одновременно занял пост заместителя Верховного Совета Азербайджана.

Глава автономии установил хорошие отношения и с соседним Ираном, который оказывал финансовую помощь Нахичевани. В августе Гейдар Алиев совершил визит в Иран, где был подписан Протокол о «сотрудничестве в различных областях между Нахчыванской Автономной Республикой, Азербайджанской Республики и Исламской Республикой Иран». В ходе одного из визитов в Тегеран Алиев заявил, что «никакой сатана не сможет повредить нашим отношениям с Ираном».

В мае Нахичевань стал ареной армяно-азербайджанских столкновений, когда армянские силы (по данным армянской стороны это были нерегулярные войска) атаковали азербайжданский анклав. Самые тяжёлые бои в этом регионе развернулись 18 мая, когда было сообщено, что армянские силы с помощью ракет и артиллерийских установок, захватили холмы, окружающие город Садарак. 23 мая Алиев объявил об одностороннем прекращении огня. Чтоб снять напряжённость на армяно-азербайджанской границе в районе Нахичевани, Алиев ежедневно поддерживал телефонную связь с советником президента Армении по национальной безопасности Ашотом Манучаряном, а тот периодически обеспечивал ему воздушный коридор для полёта из Нахичевани в Баку через территорию Армении. Британский журналист Томас де Ваал приводит насчёт этого интересную информацию:

Ходили слухи, что когда в апреле 1993 года Алиеву надо было вернуться домой из Анкары, где он присутствовал на похоронах Тургута Озала, он позвонил Манучаряну домой, чтобы получить его разрешение на пролёт над армянской территорией, но застал только его престарелую мать, с которой он уже разговаривал. Та пообещала передать его просьбу сыну, но не смогла найти его. Когда армянский истребитель поднялся на перехват самолёта Алиева и пилот спросил, кто дал добро на его вхождение в воздушное пространство Армении, ответ был: «Мама Ашота!»

Бои в Нахичевани совпали по времени с государственным переворотом в Азербайджане, в результате которого был свергнут президент Муталибов и к власти в стране пришёл Народный фронт во главе с Абульфазом Эльчибеем. Как и Муталибову, Эльчибею не удаётся подчинить нахичеванский анклав. В октябре министр внутренних дел Азербайджана Искандер Гамидов попытался назначить министром внутренних дел автономной республики Сиявуша Мустафаева, но нахичеванский парламент отказался утвердить его в качестве главы своего МВД. 24 октября двести сторонников Народного фронта Азербайджана на семь часов захватили здания Министерства внутренних дел и телецентра в Нахичевани, с целью обеспечения министру внутренних дел Нахичевани С. Мустафаеву условий для выполнения его служебных обязанностей. После предъявления Гейдаром Алиевым ультиматума сторонники НФА покинули здание МВД, а на следующий день он назвал выступления сторонников Народного фронта «попыткой государственного переворота». Газета «Свобода» писала, что глава НАР на свои митинги призывает фанатически настроенную часть духовенства, причём газета утверждала, что на митингах в Нахичевани 26-27 октября выступали муллы из Ирана. Однако сам Алиев отрицал подобные факты. Искендер Гамидов на встрече с бакинскими студентами обвинил Гейдара Алиева в том, что он «в день по пять раз разговаривает с президентом Армении Левоном Тер-Петросяном, а президенту Азербайджана не звонил ни разу». Он также сказал: «Если Алиев задумал создать хаос в республике или отделить Нахичевань от Азербайджана, я пустил бы ему не одну, а две пули в лоб».

21 ноября того же года в Нахичевани была образована партия Новый Азербайджан, председателем которой был избран Гейдар Алиев. Инициатором создания партии стала т. н. «группа девяносто одного», обратившаяся к Алиеву с просьбой возглавить эту новую организацию.

Возвращение к власти

28 мая 1993 года российская армия, ещё до истечения заранее определённого срока, была выведена из Гянджи, а оставленное российскими частями оружие досталось бойцам полковника Сурета Гусейнова. 4 июня правительственные войска начали операцию «Тайфун» по разоружения мятежного полковника, которая обернулась поражением и гибелью людей. Бойцам Сурета Гусейнова удалось взять в плен генерального прокурора Ихтияра Ширинова. Первым делом Гусейнов приказал генеральному прокурору выписать ордер на арест Абульфаза Эльчибея, а начиная с 10 июня его подразделения начали двигаться на Баку. На фоне разразившегося в стране внутриполитического кризиса Алиев по приглашению Эльчибея прибывает в Баку. В тот период жизнь по вечерам в столице замирала — свободно себя чувствовали лишь вооружённые боевики различных группировок. Как позднее говорил Алиев: «…Здесь была гражданская война, друг в друга стреляли. У каждого был свой вооружённый отряд. Чтобы навести порядок, мне понадобилось два с половиной года…». На состоявшейся встрече Эльчибей предложил ему пост премьер-министра, но Алиев решил обдумать это предложение.

Переговоры с Суретом Гусейновым, посредником на которых выступил Гейдар Алиев, ни к чему не привели. Председатель Милли Меджлиса Иса Гамбар 10 июня подал в отставку со своего поста и 15 июня новым главой парламента был избран Гейдар Алиев. В ночь с 17 на 18 июня Эльчибей неожиданно улетел в Нахичевань и поселился в своём родном селе Келеки. Вскоре после этого, 25 июня, Милли Меджлис Азербайджана проголосовал за лишение Эльчибея президентских полномочий и передачу их председателю парламента Алиеву, но поскольку такое решение не соответствовало Конституции страны, то парламентарии приняли решение вынести вопрос о доверии президенту страны на всенародный референдум. Вместе с тем, внутриполитическая обстановка в Азербайджане продолжала оставаться неспокойной, периодически угрожая перерасти в гражданскую войну. 21 июня полковник азербайджанской армии талышского происхождения, заместитель министра обороны Альакрам Гумматов, и офицеры 704-й бригады провозгласили на территории семи азербайджанских районов Талыш-Муганскую Автономную Республику. Гумматов потребовал отставки и. о. президента страны Гейдара Алиева и возвращение в Баку экс-президента Аяза Муталибова. Действия Гумматова, главным образом, были направлены против прихода Алиева к власти. Однако его выступление не получило значительной поддержки со стороны талышского населения, и, спустя два месяца, 23 августа 1993 года самопровозглашённая автономная республика пала и ему пришлось скрыться. В сентябре в телефонном разговоре с корреспондентом газеты Коммерсантъ он заявил, что будет «бороться против режима Алиева самым решительным способом», поскольку не считает его легитимным, но в итоге был арестован.

Крайне обострилась ситуация в зоне боевых действий. Став и. о. президента, Алиев расформировал 33 добровольческих батальона Народного фронта, состоявшие в основном из сторонников оппозиции, что привело к кризису на фронте. 27 июня армянские вооружённые формирования захватили Мардакерт, а 23 июля после длительного сражения пал Агдам. Развивая успех, армяне блокировали приграничный райцентр Физули, а также дорогу, связывающую юго-западные районы Азербайджана с остальной частью страны. Совет безопасности ООН принял резолюцию под № 853, осудив оккупацию Агдама и потребовав вывода армянских сил, однако уже 22 августа армянскими вооружёнными формированиями был взят райцентр Физули, а позднее ещё два района. На фоне этих событий 28 августа в стране прошёл референдум о доверии Абульфазу Эльчибею, по результатам которого за отставку Эльчибея проголосовало 97,5 % граждан страны. Народный фронт Азербайджана назвал итоги референдума сфальсифицированными, а Госдепартамент США в специальном заявлении выразил озабоченность по поводу организации референдума и чрезвычайных условиях его проведения.

В начале сентября Гейдар Алиев совершил визит в Москву, где встретился с президентом Борисом Ельциным, председателем правительства Виктором Черномырдиным, председателем Верховного Совета Русланом Хасбулатовым, министром иностранных дел Андреем Козыревым и министром обороны Павлом Грачёвым. Свой визит он определил как «исправление ошибок, допущенных прежним руководством республики во взаимоотношениях с Россией». В ходе визита Алиев высказался за вхождение Азербайджана в СНГ, и уже 20 сентября Национальное собрание Азербайджана приняло постановление о присоединении республики к СНГ. В том же месяце в Нахичевани вновь вспыхнули бои. Иранские войска в целях охраны «совместно управляемых» дамб на реке Аракс и создания нескольких лагерей для азербайджанских беженцев перешли границу Азербайджана в районе Нахичевани, что вызвало резкую реакцию со стороны России. Алексей Зверев пишет:

Другой инцидент, в сентябре 1993 г., привёл к драматическому усилению роли России в регионе. Когда в Нахичевани вновь вспыхнули бои, в эту автономную область вошли иранские войска для охраны совместно управляемого водохранилища; они также вступили в пункт Горадиз в «континентальной» части Азербайджана, якобы для оказания помощи азербайджанским беженцам. По мнению Армена Халатяна, аналитика Московского института гуманитарно-политических исследований, обращение азербайджанских властей за военной помощью к Турции могло бы спровоцировать вооружённый конфликт между турецкими и российскими частями, охранявшими армянскую границу, а также столкновение с иранцами уже вошедшими в Нахичевань. Баку, таким образом, был поставлен перед выбором: либо допустить разрастание конфликта до неконтролируемых пропорций, либо повернуться лицом к Москве. Алиев выбрал последнее, тем самым позволив России восстановить своё влияние по всему периметру закавказской границы СНГ, что фактически вывело из игры Турцию и Иран.

Руководство страны рассчитывало на помощь России в прекращении войны в Карабахе, которая препятствовала в наведении порядка в стране, укреплению внутриполитической стабильности и проведению необходимых экономических мероприятий. Однако пассивность России летом и осенью 1993 года в прекращении вооружённого конфликта, а также новые захваты противником части территории страны, послужили одной из причин того, что Баку переориентировался на сближение с Западом.

Владелец страницы: нет
Поделиться