Буковинский Владислав
Буковинский Владислав
22.12.1904 — 03.12.1974

Буковинский Владислав — Биография

Владисла́в Букови́нский (22 декабря 1904 — †3 декабря 1974) — римско-католический священник, репрессированный в СССР по политическим мотивам. Признан Слугой Божьим, открыт процесс по его беатификации.

О. Владислав Буковински родился 22 декабря 1904 г. в Бердичеве на Киевщине. Был крещён в приходской церкви св. Варвары 26 декабря того же года под именем Владислава-Антония. Его отец Цыприян Юзеф Буковинский, родившийся 16 марта 1874 г., получил образование агронома и работал директором сахарных фабрик, принадлежавших Киевскому сообществу. В 1920 г. взял у своего брата Густава в аренду семейное имение Свенчица,, а позднее служил управляющим земельных наделов графов Потоцких в Кжешовицах и Писарах, где и проживал вместе с семьей. Умер 15 сентября 1952 г. и был похоронен в Кракове на Раковицком кладбище. Мать о. Владислава графиня Ядвига Щипьо дель Кампо происходила из давно поселившейся в Польше итальянской аристократической семьи. Она умерла в 1918 г. в Плоскирове (ныне — Хмельницкий) на Подолье. Цыприян Буковинский женился тогда на сестре умершей супруги Ядвиге Виктории Щипьо дель Кампо. Юный Владислав относился к последней с большим уважением, как к матери. Его сестра Ирена Буковинска-Давидовска умерла в Гдыне в 1930 г., а сводный брат Зигмунт жил со своей женой Кристиной и детьми во Вроцлаве до самой своей смерти в 1982 г.

Владислав Буковинский провёл первые годы своей жизни в селе Грыбениковка на Украине. В 1912—1913 гг. жил в Опатове под Сандомиром, а затем вплоть до 1920 г. в латычовском и плоскировском районах. В отчем доме ему дали религиозное воспитание, а часто читавшийся розарий стал его любимой молитвой. В доме Буковинских царила атмосфера доброты, доброжелательности и взаимоуважения, что на всю жизнь оставило глубокий след в его сердце. Более чем на 10 лет он был лишён возможности встречаться со своими близкими, но сотни написанных в Польшу писем свидетельствуют о сильной привязанности к семье и живом интересе к мельчайшим подробностям жизни родственников. В отчем доме он научился также патриотизму и вынес из него глубокое чувство чести являться поляком и католиком. Впоследствии это придавало ему мужества даже среди гонений признаваться в том, что он священник, и продолжать, невзирая на обстоятельства, своё священническое служение.

В 1914 г. он поступил в русскую гимназию в Киеве, затем был переведён в Жмеринку на Подолье, а с 1917 г. ходил в польскую гимназию в Плоскирове. Через два года после смерти матери, в 1920 г., его семья, спасаясь от большевиков, переехала в Польшу и Свенцице под Сандомиром. Тем временем Владислав окончил экстерном курсы и 24 сентября 1921 г. сдал экзамены на аттестат зрелости в Кракове, а потом начал изучать право в Ягеллонском университете. В ходе учёбы он написал три семинарские работы по истории средневекового права, за две из которых был награждён советом факультета. Одновременно, в 1923—1925 гг. он учился и окончил с отличием Польскую школу политических наук при юридическом факультете Ягеллонского университета. Тематика лекций включала в себя общественные отношения в советской России, общественные и политические аспекты ислама, дипломатическая история восточного вопроса и дипломатическое право, что оказало своё влияние на позднейшее священническое служение о. Владислава на территории СССР.

Годы учёбы были наполнены также активной работой в Академическом приграничном кружке, объединявшим студентов, приехавших из восточных приграничных районов Польши. Эта работа, помимо самообразования, включала в себя также помощь малообеспеченной молодёжи, в чём молодой Буковинский проявлял всю свою страстность и увлечение, занимая пост председателя в течение двух каденций. В 1925—1926 гг. он также трудился в редакции периодического издания «Czas». Однако, разнородность занятий и широкая общественная деятельность не самым выгодным образом повлияли на образовательный процесс и стали причиной переноса сдачи последнего экзамена. Юридический факультет Владислав окончил с опозданием на год 24 июня 1926 г., получив титул магистра с правом на защиту докторской диссертации.

Призвание

Священническое призвание пробудилось в душе Буковинского под влиянием беседы с неким семинаристом, описавшим ему жизнь в семинарии как время огромной радости, что не совпадало с расхожими чрезвычайно мрачными представлениями на этот счёт. В 1926 г. Владислав поступил в краковскую духовную семинарию и начал изучать богословие в Ягелонском университете. Подготовка к священству включала в себя как приобретение богословских познаний, так и духовное формирование будущего священника. Согласно характеристике о. Юзефа Новака, настоятеля прихода в Рудаве, где уже в качестве клирика-первокурсника молодой Буковинский проводил свои каникулы, последний благодаря своей набожности и примерной жизни служил примером не только для прихожан, но и для священников, и уже тогда обещал стать «гордостью Церкви»: он не пропускал ни одной св. Мессы и св. причастия, исповедовался каждые две недели, проводил размышления в храме, а дома читал духовную литературу.

Священническое рукоположение он получил в краковском кафедральном соборе на Вавеле 28 июня 1931 г. от митрополита Краковского о. Адама Стефана Сапеги. С 1 сентября того же года до 20 июня 1935 г. исполнял душепопечительское и катехизическое служение в гимназии в Рабке. Затем в течение года трудился в качестве викария и катехизатора в средней школе в Сухой Бескидской. Здесь он окормлял больных и бедных и организовал товарищество «Возрождение», куда вошла молодёжь, учившаяся в Кракове и проживавшая в Сухой Бескидской.

18 августа 1936 г. о. Владислав получил годичный отпуск и по собственному желанию уехал к восточным границам. По возвращении он обратился с просьбой к митрополиту Краковскому о. Адаму Стефану Сапеге о продлении отпуска ещё на два года, чтобы продолжать работу, начатую в Луцке, а 11 июня 1939 г. попросил об экскардинации из архиепархии Карковской в епархию Луцкую.

Священническое служение в годы Второй мировой войны

С августа 1936 г. о. Владислав Буковинский преподавал катехизическое дело и социологию в луцкой духовной семинарии, а в 1938 г. стал секретарём Епархиального института Католической акции и одновременно редактором журнала Католической акции «Sруjnia», а также директором Высшего института религиозного знания и заместителем редактора издания «Zycie Katolickie». В сентябре 1939 г. он был назначен настоятелем луцкого кафедрального собора. Он катехизировал детей и готовил к принятию таинств, поддерживал морально прихожан, старался помочь беженцам, солдатам и семьям депортированных. Для молодёжи он организовал тайный курс истории Церкви, лекции в рамках которого проводил лично раз в неделю в ризнице собора.

В годы войны Буковинский посещал больных, престарелых, одиноких и тех, кто потерял своих близких. Он организовал для них материальную помощь и надлежащий уход для тяжелобольных, которых зачастую навещал по ночам, чтобы уделить им таинства. Кроме того, он проводил реколлекции для разных слоёв верующих в отдельности или общие, чтобы в это трудное время поддержать людей морально и подкрепить их словом Божьим.

Поляков, доставляемых Советами на железнодорожную станцию Луцка по пути в Сибирь или Казахстан, навещал о. Буковинский, неся им слово утешения и поддержки и молясь вместе с ними. Он же хоронил на местном кладбище замёрзших детей, которых выбрасывали из транспорта, едущего на восток. По сей день очевидцы подчёркивают его доброту и милосердие перед лицом любой человеческой, и не только материальной, но и внутренней, духовной нужды, а папа Иоанн Павел II назвал его поведение героизмом свидетеля и пастыря (ср. «Письмо кардиналу Франчишку Махарскому», Ватикан, 18 ноября 2004 г).

О. Владислав был арестован НКВД 22 августа 1940 г. и находился в луцкой тюрьме до 26 июня 1941 г. Он чудом избежал смерти во время массового расстрела заключённых перед захватом города немцами. В начале советско-немецкой войны в июне 1941 г. Советы перед отступлением из Луцка перебили большое число польских и украинских арестантов. Раненый Буковинский долгое время лежал без сознания под трупами, пока, наконец, в тюрьме не появились немцы, а он не пришёл в себя и не выбрался из-под человеческих тел.

Осенью 1942 г. с помощью сестёр-бенедиктинок он организовал продовольственную помощь для пленных. От немецких властей о. Буковинский добился разрешения на участие заключённых в богослужениях. Пленные, в том числе и неверующие, приходили в собор и с большим интересом слушали слова священника, проповедовавшего слово Божье по-русски. Спустя несколько недель немцы аннулировали разрешение на подобную форму душепопечительства.

Стоит отметить, что в период служения в Луцке о. Владислав завязал дружеские отношения с о. Брониславом Джепецким, вице-ректором и преподавателем духовной семинарии, и с о. Юзефом Кучиньским, ответственным за католическую акцию в луцкой епархии. Эта дружба выдержала испытание временем тюрем и лагерей, облегчая им душепопечительское служение в Казахстане, где они стали первыми священниками после Второй мировой войны.

Луцкая и киевская тюрьмы

В ночь с 3 на 4 января 1945 г. о. Владислав Буковинский был арестован и вместе с епископом Адольфом Шеленжком и о. Каролем Галензовским заключён в здании НКВД в Луцке. После восемнадцати дней следствия 22 января 1945 г. священников вывезли на грузовике в Ковель, а оттуда по железной дороге доставили в тюрьму НКВД в Киев.

Следствие продолжалось до июня 1945 г., и все священники были обвинены в измене советской власти в пользу Ватикана и в душепопечительской деятельности и переведены в тюрьму общего режима в Киев. А в конце июня они были заочно приговорены к десяти годам исправительных лагерей.

Лагеря

С июля 1946 г. о. Владислав более года находился в челябинском лагере, работая на лесоповале и на рытье рвов. В ноябре 1947 г. его перевели в лагерь в Бакале на Урале. В состоянии крайнего истощения, с серьёзным воспалением лёгких он попал в одну из больниц Челябинска.

В 1950 г. о. Буковинский оказался в лагере в Джезказгане, где работал на медном руднике Покро. Двенадцатичасовой труд на трёхсотметровой глубине при постоянной влажности и температуре ок. 4 градусов состоял в добыче руды с помощью кайла и вывозе её на поверхность на тележке (ок. 12 тон ежедневно). Время от времени ему поручали закладку взрывчатки. После утомительной, многочасовой смены священник посещал больных в тюремной больнице, подкреплял заключённых в вере и надежде, уделял таинства и проводил реколлекции на разных языках. Свою ежедневную Евхаристию он переживал особенным образом: он совершал её очень рано, когда все ещё спали, преклоняя колени на нарах, служивших одновременно алтарём, в тюремной робе вместо орната.

Несмотря на столь жестокие испытания, он никогда не жаловался на тех, кто вынес ему приговор или же плохо относился к нему. Лишь однажды о. Владислав упоминает об ударе по лицу, но и его он расценивает как акт милосердия со стороны тюремных надзирателей, поскольку вместо него ему грозил карцер.

Награды

Владислав Буковинский награжден Командорским крестом и орденом Возрождения Польши посмертно. Награды были вручены епископу Караганды Янушу Калете во время торжественной Мессы в этом городе в воскресенье 13 ноября 2011 г. От имени президента Польши это сделал консул Бартош Яблонский.

Владелец страницы: нет
Поделиться