Захарофф Василий
Захарофф Василий
06.10.1849 — 27.11.1936

Захарофф Василий — Биография

Василий Захарофф, или сэр Бэзил Захарофф (англ. Sir Basil Zaharoff), или Баси́лейос Заха́роф (Захари́у, греч. Βασίλειος Ζαχάρωφ (Ζαχαρίου); 6 октября 1849, Мугла, Османская империя — 27 ноября 1936, Монте-Карло, Монако) — греческий торговец оружием, бизнесмен и финансист, директор и председатель компании «Vickers-Armstrong» в Первую мировую войну.

О Захароффе говорили, что он питал конфликты, чтобы продавать оружие обеим сторонам. Он владел 14 языками, а его имя произносилось по-разному в зависимости от страны пребывания: в Англии — Бэзил, в России — Василий Васильевич, во Франции — Базиль. Получил прозвища «международный человек-загадка», «торговец смертью», «европейский призрак».

Ранние годы

Василий Захарофф происходит из греческой семьи, жившей в Константинополе. Его семья приняла фамилию Захарофф во время ссылки в Россию в результате антигреческих Пасхальных погромов 1821 года. Семья вернулась в Турцию в 1840-е и жила в городке Мугла в Малой Азии, где 6 октября 1849 и родился Базилейос Захариас. Российскому периоду жизни семьи он обязан как и фамилией Захарофф, так и знанием русского языка (семья несколько лет жила в Одессе). К 1855 они вернулись в Константинополь, где проживали в бедных кварталах района Татавла. Детство Василия прошло на улицах этого города.

Самым первым заработком маленького Василия становится работа гидом для туристов. Он отводил их в Галату, квартал проституток в Константинополе, где они обретали запретные наслаждения, выходившие за пределы обыкновенной проституции. Впоследствии он работает пожарным. В XIX веке пожарные в Константинополе были не столь эффективны в тушении пожаров, сколь в спасении сокровищ богатых людей за честное вознаграждение. Многие также занимались рэкетом и кражами.

Затем Василий работает менялой валюты. Касательно этого периода его карьеры выдвигаются неподтверждённые обвинения в том, что он, вероятно, передавал фальшивую валюту туристам, которые не замечали этого, пока не покидали Константинополь.

Проблемы с законом

1866 год, Захарофф появляется в Лондоне и оказывается в сердце скандала, который приводит его в суд по делу о незаконных коммерческих действиях, включая экспорт некоторых ценностей из Константинополя в британскую столицу. Диаспора константинопольских греков в Лондоне предпочитала решать дела, связанные с членами сообщества, вне стен английского суда. За 100 £ Василия освобождают при условии, что он возместит убытки истца и останется в пределах юрисдикции суда. Он незамедлительно выезжает в Афины.

В Афинах 24-летний Захарофф заводит дружбу с политическим журналистом Этьеном Скулудисом. Красноречивый Захарофф убеждает Скоулоудиса в своей правоте относительно судебного разбирательства в Лондоне.

Судьба благоприятствует Василию Захароффу. Один из друзей Скулудиса, шведский капитан, покидает должность представителя компании Торстена Норденфельта, производящей оружие. Пользуясь случаем, Скулудис рекомендует Захароффа на освободившийся пост. 14 октября 1877 года Захароффа принимают торговым представителем оружейной компании Норденфельта, что становится началом превосходной карьеры.

Напряженная политическая и военная ситуации вокруг Балкан, предоставляют прекрасную возможность проявить себя молодому торговцу оружием. Турция, Австро-Венгрия, Германия с одной стороны, Россия,Франция, Великобритания с другой, активно увеличивают расходы, чтобы противостоять, по мнению каждой, агрессивным планам соперника, без особой оглядки на Берлинское соглашение 1878 года.

Подводная лодка

Одной из наиболее значительных сделок Захароффа стала продажа подводной лодки Nordenfelt I с паровым двигателем, созданной по чертежам британского изобретателя Джорджа Гарретта и характеризуемой морской разведкой США как «опасную, и с необычным способом передвижения». Торстен Норденфельт показал субмарину летом 1887 года в Спитхеде, во время грандиозного военно-морского парада по случаю 50-летия царствования королевы Виктории. Демонстрация завершилась пуском торпеды из надводного положения. Таким образом Захарофф и Норденфельд успешно продемонстрировали судно на международном форуме военной элиты. И хотя крупные страны — игроки проигнорировали необычный, чересчур непредсказуемый, но в то же время, несомненно, и весьма авангардный, проект, то несколько стран оказались заинтересованы в покупке.

Греки опасались растущего флота Турции. Им было необходимо некое достаточно эффективное, новое, и не очень дорогое средство противодействия. Проект Норденфельта их привлёк. Пойдя на либеральные условия оплаты, Захарофф продал первую модель Греции.

Затем он сумел убедить турок в том, что греческая подводная лодка представляет для них опасность и продал им две (Nordenfelt II — «Абдул-Гамид» и Nordenfelt III — «Абдул-Меджид»). После этого, он провёл переговоры с русскими, убеждая их, что на Чёрном море теперь появилась новая значительная угроза.

Первоначально, после детального ознакомления русской комиссии, возглавляемой контр-адмиралом Диковым, с подлодкой, от покупки было решено отказаться, ввиду следующих причин: «1. Испытываемая лодка Норденфельда не подводная, потому что плавать под водой на некоторой глубине не может 2. Погружение её хотя бы на короткое время сопряжено с большими затруднениями и совершенно невозможно в открытом море 3. На лодке недостаточно места для двух даже 14-и футовых (4,3 м) (торпедных)аппаратов 4. Условия для жизни команды крайне плохие, а при плавании в море… невыносимы».

Однако подлодка (Nordenfelt IV, самая совершенная модель, с двумя паровыми двигателями и двумя торпедными аппаратами) понравилась Александру III и он приказал её приобрести. Но в ноябре 1888 года она легла на грунт близ Ютландии при переходе в Кронштадт и была раздавлена толщей воды, из-за чего царское правительство отказалось платить Норденфельду. Позднее её подняли, и Nordefelt IV вернулась к изготовителю в практически невосстанавливаемом виде.

Ни одной из этих подводных лодок так и не доведётся поучаствовать в битве на море.

Пулемёт «Максим»

Следующим знаковым человеком, который появляется в жизни Захароффа, становится инженер Хайрем Максим. Автоматический принцип работы пулемёта Максима произвёл революцию в области стрелкового вооружения. До него существовали лишь многоствольные модели, приводимые в действие вручную, с относительно невысокой скорострельностью.

Именно такие, менее совершенные, пулемёты производили заводы Торстена Норденфельда. Новый вид пулемёта становился опасным конкурентом продукции норденфельдовских рабочих. Существует мнение, что Захарофф приложил руку к событиям, срывавшим попытки Максима продемонстрировать своё изобретение в период между 1886 и 1888 годами.

Вначале, пулемёт Максима и пулемёт Норденфельта должны были продемонстрировать в Специи, Италия, перед избранной аудиторией, включавшей герцога Генуэзского. Представители Максима на мероприятие не прибыли, так как некий человек, личность которого не установлена, предложил им тур по ночным заведениям Специи, после которого те были не в состоянии пойти куда бы то ни было.

Второй раунд состоялся в Вене. Здесь соперников попросили модифицировать своё оружие так, чтобы можно было использовать патроны стандартного калибра, используемого австрийской пехотой. Выстрелив несколько сотен патронов, пулемёт Максима стал нестабилен и затем совершенно остановился. Когда Максим разобрал оружие, чтобы разобраться в произошедшем, он обнаружил, что оно стало объектом саботажа, но было слишком поздно.

Третье испытание произошло также в Вене, и здесь оружие сработало замечательно. Но некий неизвестный человек проводит переговоры со старшими офицерами и убеждает их в том, что произвести такое изумительное оружие можно только вручную, по одной штуке за раз, и что без помощи массового производства Максим никогда не сможет произвести пулемёт в количествах, достаточных, чтобы удовлетворить нужды современной армии. Норденфельт и Захарофф побеждают. Максим, убеждённый в том, что у него в распоряжении великолепный товар, объединяется с Норденфельтом и его главным торговцем, Захароффым, с выплатой последним весьма солидных комиссионных.

Хотя очень немногое задокументировано, Захарофф воспринимался как мастер взяток и коррупции, но те немногие события, ставшие достоянием общественности — например, взятки в особо крупных размерах, полученные японским адмиралом Фудзи, — говорили о том, что намного больше происходило за кулисами. В 1890 году объединение Максима—Норденфелта распалось и Захарофф решает уйти с Максимом. На свои комиссионные Захарофф покупает акции компании Максима до тех пор, пока не сообщает Максиму, что теперь он является не наёмным работником, а равноправным держателем акций компании.

К 1897 году компания Максима стала достаточно крупной, чтобы получить предложение о выкупе от гиганта оружейной индустрии «Виккерса» («Vickers»).Предложение принимается. Это приносит солидную прибыль деньгами и акциями Максиму и Захароффу. Так в 1905 году «Виккерс» заплатил Захароффу 86 000 фунтов стерлингов как своему главному торговому агенту. С этого периода и до 1911 года, по мере падения интереса Максима к бизнесу, пакет акций компании «Виккерс» Захароффа только растёт. С выходом Максима на пенсию, Захарофф вступает в совет директоров «Виккерс».

Первое десятилетие XX века — период, в который многим европейским армиям предстояло пройти перестройку и модернизацию. Германия и Англия в особенности видели необходимость в модернизации флота. «Виккерс» и Захарофф предлагали свои услуги обеим сторонам.

После сокрушительного поражения в русско-японской войне, в Российской империи была принята программа модернизации флота, однако в стране преобладали протекционистские тенденции, требовавшие использовать для модернизации национальную индустрию. Более того, программа переоборудования ВМФ была на всякий случай срезана с 3 миллиардов рублей до полутора, поскольку одновременно требовались бюджетные вливания в железнодорожное строительство. Ходом Захароффа становится постройка огромного военно-промышленного комплекса в Царицыне в качестве дочерней компании «Vickers».

Обнародование российских императорских архивов после Первой мировой войны привело к большему пониманию тактики военной промышленности. В частности, в одном из писем от 1907 года, написанных факторией Пола фон Гонтарда (тайно контролируемая «Виккерсом» компания в Германии) представителю «Виккерса» в Париже, рекомендовалось опубликовать пресс-релизы во французской печати с информацией, что французам необходимо провести модернизацию своих войск, чтобы суметь справиться с угрозой, исходящей от перевооружающейся Германии. Расходы на перевооружение возрастали с обеих сторон, что работало на руку Захароффу.

Первая мировая война

В годы, непосредственно предшествующие Первой мировой войне, Захарофф расширяет свою собственность. Развивает оружейный бизнес. Он покупает Объединённый Парижский Банк, традиционно связанный с тяжёлой промышленностью, и получает возможность эффективнее контролировать финансовые потоки «третьей республики». Контролирует ежедневную газету «Excelsior», чтобы обеспечивать хорошую прессу (главный пиар того времени) оборонной индустрии.

Для большего веса во французском обществе, ему не хватает только званий. Поэтому, Захарофф учреждает дом престарелых для французских моряков, что открывает ему дорогу к Ордену Почётного легиона. Кафедра аэродинамики в Парижском университете делает его офицером, и 31 июля 1914 — в тот же день, когда убивают Жана Жореса, — Раймон Пуанкаре подписывает приказ о награждении его степенью Командора Ордена Почётного легиона. В марте 1914 «Виккерс» объявляет о наступающем новом периоде процветания.

Только в Англии «Виккерс» во время войны произвёл 4 линейных корабля, 3 крейсера, 53 субмарины, 3 вспомогательных судна, 62 лёгких судна, 2 328 пушек, 8 млн т стальных конструкций, 90 тыс. мин, 22 тыс. торпед, 5 500 самолётов и 100 тыс. пулемётов. К 1915 году Захарофф вёл дела и с Дэвидом Ллойдом Джорджем и с Аристидом Брианом. Есть сведения, что, воспользовавшись визитом к Бриану, Захарофф незаметно оставил конверт на столе последнего, в котором находился чек на миллион франков для солдатских вдов.

Одной из задач Захароффа во время войны было убедиться, что Греция вовлечена в войну на стороне Союзников, что помогло бы укрепить восточный фронт. Вначале это казалось невозможным, ибо Король Константин сам был очень близок к Гогенцоллернам и был мужем сестры Кайзера Вильгельма II. Но Захарофф учредил информационное агентство в Греции, которое активно распространяло новости, благоприятные для Антанты. И в течение нескольких месяцев Константин был смещён в пользу премьер-министра Венизелоса в результате повстанческого движения сторонников последнего.

С окончанием войны «The Times» подсчитала, что Захарофф пожертвовал 50 миллионов £ в пользу Союзников, проигнорировав, что это была лишь часть его прибыли. Он стал баронетом и отныне к нему можно было обращаться как к сэру Бэзилу Захароффу.

Послевоенный бизнес

В последующие годы Захарофф участвует в делах с более мелкими силами, которые Большая Четвёрка, занимавшаяся переделом Европы, с готовностью игнорировала. В частности, он стремится к тому, чтобы Греция и Венизелос получили достаточную долю от ослабленной Турции. Захарофф склоняет Венизелоса к военным действиям, и милитаристически настроенные греки действовали быстро и успешно, пока в 1920 не вмешались Франция и Италия, вынудившие Грецию подписать соглашение, которое не давало ей сохранить большую часть своих завоеваний. В следующие за этим выборы Константиновские лоялисты смогли вынудить Венизелоса бежать, но Захарофф остаётся и убеждает короля вновь напасть на Турцию, учитывая то, что во главе её стоял Ататюрк, данному мероприятию было суждено провалиться. Военные дела Захароффа получили не очень хорошую прессу в Париже и Лондоне.

В то же время Захарофф становится участником двух значимых финансовых предприятий. В октябре 1920 он участвует в инкорпорировании компании, из которой впоследствии появился нефтяной гигант Бритиш Петролеум. По мнению Василия Захароффа, нефтяной бизнес ждало великое будущее.

Его связи с Луи II, правителем Монако, привели к покупке попавшего в долговую яму Société des Bains de Mer, которое управляло знаменитым казино Монте-Карло, являвшегося главным источником доходов страны. У нового владельца казино вновь начинает приносить прибыль. В этот же период Захарофф убеждает Клемансо, чтобы тот включил в Версальский мирный договор 1919 протекцию прав Монако в том виде, в котором они были установлены в 1641.

Владелец страницы: нет
Поделиться