Балушкова Наталия Юрьевна
Балушкова Наталия Юрьевна
09.03.1949 — 19.03.2009
Свечи
Свеча
ангелочек
Небо
Тюльпан

Балушкова Наталия Юрьевна — Стена памяти

Это спам
Степанова Елена (28-04-2015) подарил(а):
Свечи

Это спам
Елена (07-04-2014) подарил(а):
Свеча

Это спам
Не указано (03-01-2014) подарил(а):
ангелочек

Это спам
Elene (06-10-2013) подарил(а):
Небо

Это спам
Не указано (19-03-2013) подарил(а):
Тюльпан

Это спам
Одноклассница (06-02-2013) подарил(а):
ангел

Потрясена тем, что Наташи уже нет с нами. Помню, что в восьмом классе мы с Наташей сидели за одной партой. Она уже тогда хотела стать актрисой. Наташа, действительно, была необычной: блондинка с зелёными глазами, с ямочкой на подбородке, высокая, тоненькая. Как все девочки в этом возрасте Наташа была очень романтичной ( мы тогда очень увлекались поэзией). Помню, как мы ходили смотреть несколько раз фильм "Дикая собака Динго". С тех пор у меня сложилось впечатление, что Галина Польских сыграла Наташу (может быть моё мнение ошибочно, но я Наташу воспринимала имен

Это спам
Елена (06-02-2013) подарил(а):
Свечи

Это спам
Виктор (02-12-2012) подарил(а):
Свеча

Это спам
e (19-11-2012) подарил(а):
Небо

Это спам

В ПЛЕНУ МАГИЧЕСКОГО КРУГА…Наталия Балушкова пришла в Театр на Таганке в начале сезона 1978 -1979 годов, что называется, с улицы – подыгрывала однокурснику, который показывался на Таганке. Но Любимову понравилась именно Наталия. В театре шли репетиции “Преступления и наказания” по Достоевскому. И Юрий Петрович сходу предложил ей попробовать сыграть Соню Мармеладову. Как это часто бывает в сложившемся театральном коллективе, на роль Сони уже назначили двух актрис. Наташа стала третьей. Это был ее шанс. Спектакль она играла без единой репетиции второго акта на сцене. Безумие! Если учесть, что постановки Любимова – это целая сложнейшая мизансценическая партитура. Ее нужно учить прежде всего на площадке, подобно балетному спектаклю. Я хорошо помню Наташин дебют. Его смотрел и автор инсценировки Юрий Корякин. С его слов, Наталии по своему энергетическому накалу удалось из трех исполнительниц наиболее близко подойти к замыслу Федора Михайловича. В жизни высокая стройная - нордического типа с прямыми белыми волосами и выразительными чертами - без тени грима, она казалась пронзительно беззащитной в тонкой белой сорочке и со свечой в руке на фоне зловеще двигавшейся двери. Впечатление усиливалось, когда вдруг появлялся Саша Трофимов – странный, непомерно вытянутый Раскольников. Но вот что парадоксально, рядом с ним Наташина Соня будто вырастала оптически, обретая новое дыхание. Она играла о совестливости, о человеческой вере, об умении сохранить себя в любой ситуации. Спектакль набирал обороты. Всякий раз, когда я бывала на нем, он просто завораживал. Но с каждым его представлением буквально пронзало и понимание того, что это мистическое действо прежде всего о Свидригайлове Высоцкого. Акценты расставились сами собой…Зритель «валил» на Высоцкого. И как это часто бывает в театре, в третьей исполнительнице роли Сони нужды так и не возникло.(Далее…).

Это спам

А Наташа уже репетировала Чехова. На Таганке близилась премьера «Трех сестер». И Юрий Петрович дал ей Ольгу. «Почему не Машу?» - сетовала тогда она. – «Для актрисы играть любовь – просто мечта – есть где развернуться! Другое дело Ольга – правильная учителка с несложившейся женской судьбой…” И правда, в чеховских постановках ее чаще всего играли одномерно скучно: занудой и синим чулком. Наташа же видела свою героиню иной – туго затянутой в корсет, с прямой спиной, но внутренне мятущейся, безнадежно пытающейся вырваться из «клетки долга». Она играла внутренний конфликт Ольги с собой, молодую женщину, давящую в себе все женское ради главной цели – сохранить семью, заменить в ней отца. В этом прочитывалась трагичность создаваемого ею образа чеховской героини. О ней я сужу по нескольким виденным мной прогонам. Но судьба, казалось, cнова испытывала актрису. Костюм Ольги, как и предыдущий – Сони, так и остался висеть невостребованным в костюмерных театра на Таганке. Наташа вспоминала недавнюю поездку в Ленинград к Товстоногову, где подыгрывала все тому же однокурснику, безуспешно пытавшемуся пристроиться в приличный театр. Реакция на показ была сродни любимовской. Георгий Александрович, прекрасно одетый и вкусно надушенный, обратился прямо к ней: «Вот Вы, хотите у меня дебют сыграть? В «Дяде Ване». Контракт на год. Елену. Вечером шел «Пиквикский клуб», где тщательно напудренные герои Диккенса явно раздражали своей, казалось, напыщенной театральностью. А в Москве был, уже ставший родным, Юрий Петрович Любимов, загадочно обронивший после показа Сони: «У меня на Вас планы…» Душой и сердцем Наташа была с ним.Трудно сказать, что тогда имел в виду мастер, умевший безошибочно притягивать к себе не просто талантливых артистов, но личностей с широким творческим потенциалом. (Далее…)

Это спам

Парадокс же детища Любимова, рожденного им театра, состоял в том, что он требовал от такого артиста едва ли не самого мучительного: стать порой на долгие годы мастером крошечного эпизода, кропотливым ювелиром, умеющим создать в его многоликих авторских спектаклях свой «театр в театре». Но выбор был сделан. Круг замкнулся, и Наташа стала вводиться в текущий репертуар Таганки. Мне она нравилась в поэтическом представлении «Послушайте!», где отчаянно звала беречь поэтов, читая знаменитое стихотворение Андрея Вознесенского “Политехнический…” Безусловно, одна из ее заметных театральных работ – в «Доме на Набережной» по повести Юрия Трифонова. Здесь Наташа сумела обозначить всего несколькими штрихами одну из миллионов трагических женских судеб сталинского времени, когда люди исчезали ни за что. Она появлялась в спектакле всего один раз, но ее вопрошавшее лицо, выхваченное световым пятном из темноты зала, притягивало щемящим вопросом к зрителям: «За что забрали мужа? Неужто за то, что пил?..». «Забыть эти глаза трудно», - отозвался обычно сдержанный автор повести Юрий Трифонов.… И все же актерская невостребованность искала выхода. Наташа поступила на театроведческий факультет ГИТИСа. Это было вполне логичное решение, если учесть, какое влияние оказывал Любимов на тех, кто становился попутчиком в его творческих исканиях. Сам Юрий Петрович впитал лучшие традиции Серебряного века, был знаком не только с его носителями, но и просто со многими знаменитыми людьми. Своим жизненным багажом он щедро делился с артистами своего театра, стараясь расширить их кругозор, постоянно воспитывал в них вкус, чувство формы и поощрял проявление любого таланта помимо актерского. Примеров тому, как известно, достаточно. И Наташа не является исключением. В театре она была занята в восьми постановках основного репертуара.(Далее…)

Это спам

Что говорить, многочасовые репетиции выматывали, вечерние спектакли, которых в месяц бывало до двадцати, не давали надежду. «И что тебе не игралось у себя в театре? – бубнила, казалось, вечная зав.труппой Галина Николаевна Власова, уведомляя Наташу об очередном вводе. И не зря бубнила.Ведь до того, как придти на Таганку, Наталия Балушкова успешно играла в Музыкально-драматическом коллективе, основанном известным в свое время киноактером В.Аксеновым. Пришла она туда по рекомендации Романа Виктюка, который время от времени безошибочно выделял из всегда обожавшей его актерской братии одного-двух ее представителей – с яркой, только ему видимой отметиной таланта на лбу. Наташа, бесспорно, относилась к таковым. При внешней сдержанности, если не сказать, отстраненности, в ней всегда чувствовалась внутренняя сила, страстность натуры. И это не замедлило проявиться в профессии за три года работы в коллективе, которым тогда руководил Григорий Кантор. Здесь она сразу раскрылась как серьезная драматическая актриса. Репертуар говорил сам за себя: героическая Гретхен в “Эгмонте” Гете, неискушенная в любви и оттого слепо попадающая в “любовную ловушку” Донна Анна из “Маленьких трагедий” Пушкина, капризная аристократка Саския и жертвенная, но неспособная идти против Бога Хендрике в «Рембрандте» Кедрина. В данном ряду особое место занимает “Дом у дороги” Твардовского. В этом трагическом музыкально-пластическом действе с участием хора (под управлением Владимира Минина) актриса создавала проникновенный образ русской женщины, ожидавшей с фронта мужа. В спектаклях коллектива, которые сопровождались звучанием живого симфонического оркестра, были задействованы и оперные певцы. Такая своеобычность действа требовала от драматического артиста не только соответствующей музыкальной подготовки, точного актерского посыла зрителю, но и немалой смелости. Ведь представления, заключавшие в себе синтез двух искусств, шли в больших оперных залах, на крупных филармонических и концертных площадках страны. Подобный опыт очень помог Наташе в Театре на Таганке, где общению со зрителем, а также вокалу всегда уделялось большое внимание. Год она в числе участников будущего “звездного” спектакля Любимова “Бориса Годунова” репетировала под началом Дмитрия Покровского старинные распевы, проникалась народным духом прошлого, вживалась в образ героини из простого народа.Театроведческим анализом этого спектакля Наташа завершила свою дипломную работу в ГИТИСе. Она посвятила ее Пушкину на Таганке, где сама проработала актрисой почти двадцать лет. (Далее…)

Это спам

Есть в судьбе каждого творческого человека свои символы или знаки. Такими знаковыми фигурами стали на Наташином пути две личности по странному стечению обстоятельств (и в этом тоже своя знаковость!) носящие одну фамилию – Любимов. Первый – Юрий Петрович – основатель во второй половине XX века уникального театра, впитавший и органично соединивший в своем искусстве масочную вахтанговскую школу с философским глубоким брехтовским осмыслением мира. Второй – Борис Николаевич - самобытный глубокий историк театра, тонкий знаток русской и мировой культуры,общение с которым в стенах ГИТИСа заставило Наташу по-новому обдумать свой актерский путь, подытожить накопленный на этом пути опыт и самой обратиться к педагогике. Но был и еще один человек, изначально предопределивший судьбу моей героини, ее поиски новых путей преподавания актерского мастерства. Это Владимир Августович Степун. « Дядя Володя», как ласково называет его всегда Наташа, был артистом Художественного театра. Во МХАТ его принимал сам Константин Сергеевич Станиславский. Здесь он работал с Михаилом Чеховым. Великий артист передал ему из Америки свой драгоценный труд “О технике актера”. Дядя Володя, настоящий аристократ духа, выходец из шотландской семьи, был родным братом известного русского философа Федора Степуна, эмигрировавшего в Германию, и родственником французского писателя Ромена Роллана, - а потому десять долгих лет провел в лагерях на Колыме. По возвращении он занимал скромную квартиру в некогда полностью принадлежавшем его семье двухэтажном домике в Сивцевом Вражке. …Здесь, на втором этаже типично московского домика под огромным абажуром за большим круглым столом старинной работы у Владимира Августовича собирались молодые люди, мечтавшие о сцене. Среди них была и Наташа Балушкова. (Елена Степанова, отрывок из статьи, опубликованной в газете о театре “Докторъ Чеховъ”, Москва, 2000 год, №5-6.).

Это спам
Степанова Елена (16-11-2012) подарил(а):
Свеча

Это спам
Elene (16-11-2012) подарил(а):
Свеча

Оставить слова памяти

Оставлять сообщения на стене памяти могут только зарегистрированные пользователи. Зарегистрируйтесь или выполните вход.
Владелец страницы: Степанова Елена
Поделиться