Шарлотта Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская
Шарлотта Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская
02.07.1694 — 22.10.1715

Шарлотта Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская — Биография

Шарлотта Кристина София Брауншвейг-Вольфенбюттельская (28 августа 1694 — 22 октября 1715, Санкт-Петербург) — жена царевича Алексея Петровича, мать императора Петра II, тётка императрицы Марии-Терезии и королевы Пруссии Елизаветы Кристины, супруги Фридриха Великого.

Семья

Третья дочь герцога Людвига Рудольфа Брауншвейг-Вольфенбюттельского и его супруги Кристины Луизы Эттингенской, из династии Вельфов. Однако с родителями принцесса виделась редко, находясь с ними лишь в постоянной переписке. Шарлотта и её сёстры Елизавета Кристина и Антуанетта Амалия большую часть времени проживали при дворе своего деда герцога Антона Ульриха. С шести лет воспитывалась при дворе польского короля Августа II, супруга которого Кристиана Эбергардина Бранденбург-Байрейтская приходилась ей дальней родственницей. Получила хорошее для того времени образование.

Брак

В конце 1709 года Пётр отправил своего сына Алексея в Дрезден, чтобы он закончил образование. Там, при дворе Августа, он и встретил свою будущую супругу Шарлотту. Польский король стал одним из инициаторов этого брака, другим был герцог Антон Ульрих. Петру же принцесса показалась выгодной партией по той причине, что её родная сестра Елизавета Кристина была замужем за императором из династии Габсбургов Карлом VI, а поддержка Австрии в предстоящей борьбе с турками ценилась российскими дипломатами. Сама же Шарлотта противилась предстоящему замужеству, надеясь, что выбор падёт на Антуанетту Амалию. В середине 1709 года она писала деду, получив его письмо:

Вскоре Август II заставил принцессу дать письменное обязательство, в котором она обещала покориться его воле и воле родителей.

Весной 1710 года в Шлакенверте произошла первая встреча Алексея со своей невестой, в ходе которой он много беседовал с Шарлоттой и польской королевой. После этого царевич написал письмо отцу с просьбой о согласии на брак, а осенью в Саксонии через польскую королеву сделал официальное предложение. 21 января 1711 года было получено согласие императора Петра. 19 апреля был утверждён брачный договор, состоявший из 17 статей. Дед принцессы и её родители ручались за неё и обещали, что она будет относиться к мужу «со всяким должным почтением, верностью и любовью», а также получит от Антона Ульриха приданое, равное выплаченному её старшей сестре. Пётр, в свою очередь, обещал принцессе уважение, достойное её сана; право сохранить лютеранское вероисповедание и иметь свою церковь; в случае её вдовства для Шарлотты должны были приобрести княжество в Германии или выделить округ в России (Шарлотта же отказывалась от прав наследования брауншвейгский земель); на содержание двора выплачивались 100 тысяч талеров (однако позднее сумма была урезана наполовину из-за войны с Швецией). Пётр оплачивал проезд принцессы в Россию и её обустройство «посудами и протчими к столу надлежащими», конюшней и экипажами. Дети же от этого брака воспитывались бы в православии и по усмотрению царя с согласия родителей. Договор был подписан 30 апреля в Вольфенбюттеле.

Бракосочетание наследника русского престола с принцессой Шарлоттой состоялось 13 октября 1711 года в Торгау. Но отношение к этому союзу было неоднозначным. Английский посланник Витворт сообщал из Москвы:

Жизнь в Европе

Уже первые дни брака были омрачены ссорой. На четвёртый день Пётр приказал сыну отправиться с женой в Торунь, чтобы заняться снабжением продовольствием русских войск в Померании, чем вольфенбютельский двор, по словам Витворта, был «несколько смущён». Антон Ульрих писал:

Принцесса приехала в Торунь лишь 19 декабря. Некоторое время отношения между супругами были неплохими. 4 января 1712 года Шарлотта писала отцу:

Относительно своих чувств принцесса отмечала в письме от 19 августа:

В это же время начинают появляться слухи о проблемах в семье Алексея Петровича. Принц Эрнст Август писал в 1712 году:

Появляются сплетни о чрезмерной близости принцессы к её придворному — Плейницу. Царевич всё чаще участвует в ночных попойках, возвращаясь домой лишь в 3-4 часа утра. Здесь же принцесса столкнулась и с финансовыми трудностями. Деньги, выданные на три месяца, были потрачены, а новые постоянно задерживались. Шарлотта обращается к прибывшему Меншикову, и тот выделяет 5000 рублей из вычетных мундирных денег Ингерманландского полка «понеже Ея высочество кронпринцесса едва не со слезами о деньгах просила.» С октября 1711 и до начала 1713 года кронпринцесса получила лишь 27500 талеров, долг составил 35000. 6 декабря 1712 года Шарлотта, сообщив бригадиру Ф. Н. Балку, который по поручению Петра должен был отправить её «водою к Мемелю, отколь сухим путём к Риге», что отправляется в Гданьск, направляется к родителям в Вольфенбютель. Только в начале апреля 1713 года по настоятельной просьбе Петра принцесса собирается в Россию. В дороге её сопровождал генеральный комиссар Лифляндии барон Левенвольде, позднее ставший обер-гофмейстером её двора.

Жизнь в России

Встреча кронпринцессы была очень торжественна. Австрийский резидент Плейер сообщал, что Шарлотту встречали бояре на новой шлюпке с золотыми галунами, министры и другие бояре приветствовали её на берегу. Присутствовала и лично Екатерина. Царевича, уже больше года не видевшего супругу, в Петербурге не было. Отец отправил его в Ладогу, смотреть за постройкой кораблей. Сам Пётр отправился в морской поход против шведов.

Летом 1713 года русский посол Матвеев доносил, что принцесса писала к сестре-императрице «отзываясь с великими похвалами о расположении к ней государыни царицы, и государыни цесаревны и всех высоких особ русских и с какими почестями, она, принцесса, была принята при своём дворе.» Наладились и отношения с супругом, вернувшимся в начале августа 1713. «Царевич любит меня страстно…, — писала она матери, — а я без ума от любви к нему.» В отношении царя Шарлотта отмечала, что он «осыпает ласками и милостями.»

Несмотря на то, что летом 1713 года Шарлотте были выплачены все долги, выделена провизия и несколько имений, денег на содержание большого двора постоянно не хватало. Вынужденная занимать в долг, она писала матери, что находится «по шею в долгах.» Бытовые условия тоже были ужасными. Супруги проживали в небольшом (длиной всего 14 саженей) мазанковом дворце на небережной Невы, причём в нём протекала крыша. 8 марта 1714 года гофмейстер принцессы просил в донесении Сенату починить крышу «на квартире Ея Высочества Государыни кронпринцессы для того, что в дождливую пору невозможно места сыскать, где притулиться, дабы без нужды жить было можно Ея высочеству.»

Весной 1714 года конфликт между слугами Шарлотты и царевны Натальи Алексеевны привёл к ссоре между женщинами, причём кронпринцесса в письмах к родным называла любимую сестру царя «самым злым существом на свете.» Позднее царевна отклоняла попытки кронпринцессы навестить её, женщины встречались лишь на придворных праздниках.Конфликт же послужил поводом к сильной ссоре с супругом, отношения с которым также ухудшались из-за пристрастия царевича к вину. После объявления осенью 1713 года о беременности кронпринцессы наступило охлаждение и в отношениях с Екатериной Алексеевной. По уверениям кронпринцессы все, кто навещал её, немедленно впадали в немилость у царицы. В письме она писала: «Моя свекровь ко мне такова, как я всегда её себе представляла, и даже хуже.» Причиной же принцесса считала желание также беременной царицы получить трон для своего сына 12 июня 1714 года Шарлотта жаловалась матери:

Неизменным было лишь отношение Петра. Очень радушный приём нашла Шарлоттта в семье царя Ивана V.

Летом 1714 года незадолго до родов царевич покинул жену и отправился на лечение в Карлсбад. Шарлотта до последней минуты ничего не знала. Лишь когда экипаж стоял у дверей, Алексей объявил жене о намерении уехать. Отсутствие мужа заставило Петра принять меры «дабы предварить лаятельство необузданных языков, которые обыкли истину превращать в ложь.» При родах кронпринцессы должны были присутствовать три придворные дамы: князь-игуменья Ржевская, генеральша Брюс и жена Головкина, которые находились при ней безотлучно для предотвращения ложных слухов о подмене ребёнка. Утром 12 июля 1714 года принцесса родила дочь, названную в честь сестры царя Натальей.

Царевич долгое время не присылал о себе никаких известий и вернулся в Петербург лишь в декабре. Рождение ребёнка ненадолго сблизило супругов, принцесса отмечала, что муж «относится к ней совершенно как в прежнее время.» Вскоре Алексей открыто стал жить с крепостной Евфросиньей — любовницей, которую царевич завёл еще заграницей.

Вторая беременность Шарлотты сопровождалась ревматическими болями. В конце августа 1715 года Шарлотта упала на лестнице, сильно ударившись левой стороной тела. Она чувствовала сильные боли и последнюю неделю была вынуждена провести в постели. В одном из последних писем матери она писала:

12 октября 1715 года «пополуночи в 6-м часу в 22-й минуте» кронпринцесса родила сына Петра Алексеевича (будущего Петра II). Первые три дня Шарлотта чувствовала себя хорошо, на четвёртый день принимала поздравления и кормила сына. В этот же день ей стало хуже, начались боли в животе, лихорадка и бред. 20 октября консилиум признал положение безнадёжным. Поручив детей Петру и простившись с придворными, в ночь на 22 октября Шарлотта умерла. Царевич, присутствовавший при этом, несколько раз падал в обморок.

23 октября было проведено вскрытие тела кронпринцессы. В грамотах, отправленных к императору и родителям Шарлотты, сообщалось, что она умерла от «по имевшейся кратковременной болезни.» По мнению современных исследователей причиной её смерти был перитонит. 27 октября состоялись похороны принцессы в Петропавловском соборе. Царь вместе с царевичем шёл за гробом. В процессии принимали участие царевна Наталья Алексеевна, царица Прасковья со свитой и, последовавшая в Россию за Шарлоттой, кузина принцесса Юлиана Луиза Ост-Фрисландская. При дворе был объявлен траур. Вскоре группа купцов-иностранцев просила Петра о погашении огромного долга принцессы в 24000 рублей, который правительство выплачивало до конца 1720-х годов.

Смерть принцессы в возрасте 21 года вызвало различные толки в Европе. Испанский посланник герцог де Лириа сообщал, что принцесса умерла в результате выкидыша. А австрийский резидент Плейер обвинил в её смерти царскую семью:

Два года спустя её муж бежал из России ко двору свояка, императора Карла. В манифесте 1718 года о лишении царевича прав на наследование престола Пётр указал, что принцесса и умерла «хотя и от болезни, однако ж не без мнения, что и сокрушение от непорядочного его жития с нею много к тому вспомогло.»

Владелец страницы: нет
Поделиться