Бен-Гурион Давид
Бен-Гурион Давид
16.10.1886 — 01.12.1973

Бен-Гурион Давид — Биография

Дави́д Бе́н-Гурио́н (ивр. דוד בן-גוריון‎; урожденный — Давид Йосеф Грин (идиш דוד יוסף גרין); родился 16 октября 1886, Плоньск, Российская империя — 1 декабря 1973, Тель-Авив, Израиль) — израильский государственный деятель, сионистский активист, лидер еврейского рабочего движения в Палестине, председатель Еврейского агентства Израиля (1935—1948), премьер-министр Израиля (в 1948—1953 и 1955—1963 годах), во время премьерской каденции занимал также и пост министра обороны Израиля. В разное время был министром юстиции Израиля и министром транспорта Израиля.

Детство и юность

Давид Иосиф Грин родился 16 октября 1886 года, в еврейской семье, в городе Плоньск Плоцкой губернии (ныне Польша, тогда Российская империя). В 1881 году за 5 лет до рождения Давида из 7800 жителей Плоньска 4500 были евреями.

Отец Давида, Виктор (Авигдор) Грин соблюдал еврейские традиции (принадлежал к движению митнагдим), был одним из основателей «Ховевей Цион» (Любящие Сион) в Плоньске, а позже стал убеждённым сионистом. Он работал судебным писцом с правом исполнения обязанностей стряпчего. Эта должность позволила ему занять высокое место среди евреев Плоньска. Мать Давида — Шейндл Грин (урождённая Фридман) — умерла, когда мальчику было 10 лет, при очередных родах. Для Давида смерть матери стала большим ударом, он был очень к ней привязан. Новую жену отца Давид игнорировал до самой её смерти.

Дед Давида, Цви Арье Грин, свободно говорил на иврите, по-польски, по-немецки и по-русски, преподавал иврит в еврейской школе и хорошо знал Тору. Кроме Виктора, Цви Арье имел ещё троих сыновей. Он учил ивриту Давида и остальных своих шестерых внуков. И дед, и отец Давида были активными членами «Общества друзей знания и Торы», основанного плоньской интеллигенцией в 1895 году.

В пять лет Давид Грин поступил в хедер, традиционную еврейскую начальную школу. Под влиянием отца Давид проникся идеями сионизма.

В 1900 году Давид Грин, вместе со своими друзьями Шломо Цемахом (англ.)русск. и Шмуэлем Фуксом, создал молодёжное общество «Эзра», одной из главной целей которого было распространение иврита среди детей еврейской бедноты Плоньска.

Грин считал, что для построения еврейского государства нужны строители. Поэтому в 1904 году он принимает решение поехать в Варшаву, где живёт у родственников и преподаёт в еврейской школе. Находясь в столице Царства Польского Давид пытался поступить в различные учебные заведения, такие, как политехникум и техническая школа Ольберга, здесь же он вступил в Поалей Цион. После возвращения в Плоньск Грин организовывает местное отделение движения Поалей Цион и начинает агитацию против Бунда — еврейской несионистской организации.

В 1906 году, в составе второй Алии, Давид Грин эмигрировал в Палестину, находившуюся тогда под владычеством Османской империи.

Первые годы в Палестине

7 сентября 1906 года Давид Грин на российском пароходе прибывает в Палестину, в порт Яффо. Вместе с ним в Палестину прибывает и группа его друзей-плончан, среди которых была и его любовь Рахель Нелкина. Яффо разочаровал сиониста-идеалиста Грина: город был грязен, в нём жило много торговцев-арабов, и, что больше возмутило Давида, торговцев-евреев. В тот же день Грин и группа из четырнадцати новоприбывших евреев отправилась в Петах-Тикву, вместе с ним шёл его плоньский друг Шломо Цемах, в пути они провели всю ночь, а утром Шломо и Давид устроились на работу на апельсиновую плантацию в Петах-Тикве.

Осенью 1906 года Давид Грин посетил первый съезд партии Поалей Цион в Палестине, где был избран в центральный комитет партии. Также он был избран в специальную комиссию, которой предстояло создать программу партии. Позже эта программа получила название «Рамлская платформа», целью которой было создание еврейского государства в Палестине. Кроме того, вскоре было принято решение распустить центральный комитет и заменить его на временный руководящий центр, который состоял из двух человек — Давида Грина и Исраэля Шохета. Перед руководящим центром партия поставила задачу — реорганизовать партию. Однако создание руководящего центра не было переломным моментом в истории партии, это было лишь небольшим сдвигом. Попытка Грина сделать иврит официальным языком партии не удалась, в 1907 году по заданию партии он составлял воззвания «Еврейской социал-демократической партии в Эрец Исраэль».

В 1907 году Давид Грин ищет «своё место» в Палестине, зиму 1906—1907 годов он провёл в Петах-Тикве и Яффо, весной он провёл несколько дней в новой еврейском поселении — Кфар-Сава, а после этого отправился в Ришон-ле-Цион работать на винном заводе. Затем Грин некоторое время пробыл в Реховоте. Он даже захотел перевезти сюда из Плоньска свою семью, купить землю и стать поселенцем, однако отошёл от этой идеи, так как хотел жить в полностью еврейской деревне, работать бок о бок с евреями-земледельцами. Однажды Грин встретил своего плоньского друга Шломо Цемаха, который рассказал Давиду о своей жизни в Галилее, после чего он принимает решение переехать жить в Галилею. В составе группы во главе с Цемахом Давид Грин пешком пошел в Галилею, и после трёх дней пути он добрался до поселения Саджера.

В Саджере Грин нашел «свою» Эрец-Исраэль, в 1907 году в этом поселении всю работу выполняли евреи. Сперва Грин работал в опытном хозяйстве, а позже он работал в хозяйстве Рогачевского. В Саджере Давид всё чаще чувствует одиночество, об этом он писал в своём последнем письме к другу Шмуэлю Фуксу; ответа на это письмо Грин не получил, и связь между ним и Фуксом прервалась на много лет. Другой его друг Шломо Цемах вскоре уехал жить в Метулу, а его любовь Рахель Нелкина вышла замуж, это событие произвело сильное впечатление на молодого Давида.

Его одиночество усугубляла разлука с семьёй. В 1908 году Давид Грин достиг призывного возраста в России. В сентябре 1908 года Давид Грин сел на пароход в Яффо и отправился в Россию, чтобы его отцу не пришлось платить 300 рублей за его неявку на призывной пункт. Он успешно добрался до Плоньска, встретился со своей семьёй и явился на призывной пункт, где присягнул на верность русскому царю и вскоре дезертировал из военного лагеря. Он перешел немецкую границу под фальшивыми документами и уже в конце декабря того же года вернулся в Палестину.

По прибытию в Палестину Грин поселился в созданной за время его отсутствия в Палестине деревне Кинерет, красота одноимённого озера, на берегу которого располагалась деревня, поразила его. Вскоре Давид Грин прибыл в поселение Милхамия, где он провёл несколько недель, после чего вернулся в Саджеру, которую он в то время считал своим домом. Саджера в то время была одним из образцовых еврейских поселений, большую часть работ здесь выполняли евреи, однако охрана поселения обеспечивалась черкесами. По желанию жителей деревни, в том числе и Грина, охрана должна была быть передана еврейскому населению. Во время Песаха 1909 года Давид Грин стал свидетелем убийства арабами нескольких его товарищей. Это произвело на него сильное впечатление и повлияло на его взгляды на оборону. После этого случая Грин вступил в военную организацию Ха-Шомер.

Осенью 1909 года Грин покинул Саджеру и отправился в поселение Явниэль, по дороге куда он был ограблен арабом. Вскоре вор был пойман, но похищенное имущество возвращено не было. Проведя несколько недель в Явниэле Давид перебрался в Зихрон-Яков, который ему понравился и он решил здесь остаться. Здесь Грин занялся изучением французского и арабского языков, а после того, как в 1908 году произошло восстание младотурок в результате которого национальные меньшинства получили право избираться в парламент Османской империи Давид Грин всерьёз задумался о том, чтобы стать представителем еврейского рабочего движения в Палестине. Для осуществления этой цели Грин решил стать адвокатом. Чтобы поступить в университет он начал ещё более упорно изучать иностранные языки.

На одном из собраний партии Поалей Цион Грин выступил с пламенной речью на иврите, в ответ на просьбы слушателей говорить на более понятном им идише он продолжал выступать на иврите. Под конец речи в зале осталось лишь три человека, Давид Грин, Ицхак Бен-Цви и Рахель Янаит. На конференции партии Поалей Цион, которая проходила весной 1910 года, Янаит и Бен-Цви потребовали ввести Грина в состав редакции партийной газеты «Ха-ахдут» (Единство). Для работы в газете ему пришлось переехать в Иерусалим, где он снял небольшую комнату в Старом городе. За свою работу в Ха-ахдут Грин получал десять франков, которых ему хватало только на оплату жилья и скудный обед. Спустя нескольких месяцев полуголодной жизни Давид Грин всё-таки решился попросить прибавку к зарплате, которую он получил, но всё равно ощущал нехватку средств. Первые статьи Грина вышли в печать без указания автора, так как подписаться своим именем он не решился. В следующем номере газеты он подписался своим новым именем — Бен-Гурион, которое он взял у исторического персонажа Иосифа Бен-Гуриона. Бен-Гурион прожил в Иерусалиме ещё год, в это время он активно печатался в «Ха-ахдут» и вместе с Ицхаком Бен-Цви ухаживал за Рахель Янаит.

1 августа 1911 года Бен-Гурион и Бен-Цви должны были представлять палестинское отделение Поалей Цион на всемирном съезде партии, который проходил в Вене. Из Вены Бен-Гурион писал в Палестину, что после конференции он не планирует возвращаться в Палестину и намерен переехать в Салоники.

Учёба

7 ноября 1911 года Бен-Гурион прибыл в Салоники, здесь он намеревался выучить турецкий язык, а после этого изучать право в Стамбуле. Бен-Гурион считал, что палестинские евреи должны принять турецкое подданство и бороться за свои интересы через государственные институты империи. Он намеревался стать кандидатом в депутаты турецкого парламента и в случае избрания содействовать развитию еврейской государственности в Палестине.

Давид Бен-Гурион прожил в Салониках год. Несмотря на то, что в городе была крупная еврейская община, он чувствовал себя одиноким. Деньги на учёбу ему присылал отец, который обрадовался, узнав, что его сын бросил сельское хозяйство и занялся юриспруденцией. Турецкому языку Давид обучался у студента юридического факультета, тоже еврея по национальности. Друзья Давида Ицхак Бен-Цви и Исраэль Шохет также решили получить образование в Стамбуле.

Весной 1912 года Бен-Гурион блестяще сдал экзамены для поступления в университет. Учась в университете Давид переменил свой имидж, усы, подстриженные на турецкий манер, длиннополый сюртук и феска не позволяли отличить его от других жителей Стамбула. Начавшаяся в 1911 году Итало-турецкая война со временем подступила к Стамбулу, Стамбульский университет был закрыт, а студенты отправлены на фронт. Ещё до закрытия университета Бен-Гурион и Бен-Цви приняли решение вернуться в Палестину.

По прибытию в Палестину Бен-Гурион в составе бактериологической комиссии Штрауса отправился в Тверию, чтобы ухаживать там за инфекционными больными. Спустя четыре месяца после отъезда из Стамбула он вернулся в город, где несколько раз болел. Ему не хватало денег, которые высылал ему отец, материальное положение которого становилось хуже, и вскоре по совету Ривки (старшей сестры Давида) отец предложил сыну оставить учёбу и вернуться в Россию.

В декабре 1913 года из-за болезни Бен-Гурион был вынужден провести несколько месяцев в одной из стамбульских больниц, а после этого он получил деньги от отца для возвращения в Плоньск. Два месяца Давид провёл в родном городе, здесь он жил в доме сестры Ривки, а затем он вернулся в Стамбул и сдал все экзамены.

Возвращение в Палестину

28 июля 1914 года Бен-Гурион и Бен-Цви сели на российский пароход «Корнилов». О начале Первой мировой войны они узнали 1 августа, когда два немецких корабля (Гебен и Бреслау) погнались за «Корниловым», который после изнурительной гонки всё-таки прибыл в Яффо.

В это время турки ввели для евреев специальный налог, евреев, которые не были подданными Османской империи, начали высылать из страны В ответ на это ведущие сионистские лидеры (Жаботинский, Вейцман и другие) призвали палестинское еврейство поддержать страны-участницы Антанты. Бен-Гурион и Бен-Цви выступили против этого, они начали агитировать евреев принимать Османское подданство. Они опасались, что, если евреи выступят против турок, те изгонят их из Палестины. Им даже удалось добиться разрешения сформировать роту еврейской милиции, однако она была распущена решением Джемаль-паши, который также закрыл газету Ха-ахадут и объявил сионистов врагами империи. Бен-Гурион и Бен-Цви допрашивались и в апреле 1915 года были высланы из Палестины за связь с сионистским движением.

Жизнь в Америке

Весной 1915 года Бен-Гурион и Бен-Цви сели на греческий пароход «Патрос» и отправились в Соединённые Штаты Америки, вскоре они прибыли в Нью-Йорк, где их встретили члены партии Поалей Цион.Бен-Гурион и Бен-Цви прибыли в США, чтобы создать движение Халуц. По прибытии они обратились к руководству партии с просьбой организовать им турне по стране, чтобы создать в каждом городе, который они посетят, ячейку нового движения. Бен-Гурион ездил по стране, выступал, однако лишь единицы вступали в новое движение. Халуц был выражением его взглядов, он считал, что евреи должны владеть Эрец-Исраэль, использовать и возделывать её землю.

В том же 1915 году он выступил с речью на съезде Поалей Цион в Кливленде. Бен-Гурион выступил против создания еврейского государства сразу после окончания Первой мировой войны. Готовя материал к книге, Бен-Гурион много времени проводил в крупных библиотеках Нью-Йорка и Вашингтона.

Несмотря на старания Бен-Гуриона и Бен-Цви, движение «Халуц» не стало популярным в США. Тогда они выпустили два сборника «Халуц». Также была выпущена книга «Изкор», рассказывающая о героических смертях евреев-членов отрядов самообороны. Так как книга имела большой успех, было решено выпустить ещё одну книгу о Палестине. За работу над книгой он получал от Поалей Цион десять долларов в месяц. Весной 1918 года книга вышла в свет.

В 1917 году Давид Бен-Гурион познакомился с Полиной Монбаз, еврейкой из Минска, которая в то время работала медсестрой в одной из нью-йорксих больниц и начала помогать ему в собирании материалов к книге. 5 декабря 1917 года они поженились, пара сняла квартиру на улице Эдпорт в Бруклине, где Бен-Гурионы прожили всего четыре месяца.

2 ноября 1917 года мир увидел Декларацию Бальфура, в которой Артур Бальфур сообщал лорду Уолтеру Ротшильду о том, что Британское правительство благосклонно относится к идее создания еврейского государства в Палестине. На фоне всеобщего ликования Бен-Гурион скептически отнёсся к этому документу, он по прежнему считал, что евреи сами вернут себе государство. Вскоре стало ясно, что Османская империя проигрывает войну, и тогда Бен-Гурион, как и другие сионистские лидеры, выступил за создание еврейского соединения в составе армии одной из стран союзниц. Он едет в Вашингтон, где встречается с Луи Брандайсом, членом Верховного суда США и сионистом. Бен-Гурион рассказал Брандайсу о своей идее создать в составе армии Соединённых Штатов еврейский полк, который надо будет послать воевать в Палестину. Эта идея заинтересовала Луи Брандайса, и он изложил её президенту США Вудро Вильсону. Однако тот отверг это предложение, так как США воевали с Германией, а не с Турцией.

Однако еврейский полк был всё-таки создан по предложению Жаботинского, но уже в составе британской армии. 26 апреля 1918 года Бен-Гурион решил вступить в Еврейский легион, чем расстроил свою жену, которая на тот момент находилась на четвёртом месяце беременности. 28 мая он присягнул на верность Британии, а уже 29 мая выехал в тренировочный лагерь в Виндзоре, Канада. По прибытию в лагерь Давид встретил своего друга Ицхака Бен-Цви, который прибыл туда на неделю раньше.

В 1918 году Бен-Гуриону было уже тридцать два года, он был сложившимся политическим деятелем, на каждом митинге он показывал свой талант оратора. Начальство приметило его, и ему предложили принять чин капрала, но Бен-Гурион от него отказался, так как считал, что будет более полезен в качестве обычного солдата. Однако майор убедил его принять чин, так как после высадки войск на другом континенте руководство будет сосредоточено в руках военных командиров, а не выборных комитетов.

11 июля 1918 года Бен-Гурион отплыл в Великобританию, 14 августа его войсковую часть перебросили в Египет, куда он прибыл 28 августа. Спустя неделю после прибытия в Египет Давид заболел дизентерией, после чего несколько недель пролежал в больнице. В больницу ему пришла телеграмма от жены, Полины, у них родилась дочь. 3 ноября Бен-Гурион прибыл в Палестину.

Период Британского мандата

Ещё в то время, когда Бен-Гурион лежал в Каирском военном госпитале, он прочитал статью Берла Кацнельсона «На встречу грядущим дням», главной идеей которой было строительство еврейского государства руками евреев-земледельцев. Прочитав эту статью, Давид Бен-Гурион понял, что он и Кацнельсон — единомышленники. Из больницы Давид отправляется в лагерь Еврейского легиона, где встречается с Берлом Кацнельсоном и предлагает ему объединить все партии рабочих в Палестине в единую партию. Без особого энтузиазма Кацнельсон принимает его предложение.

Вскоре легион перевели в Палестину, он был размещён в Сарафенде. Спустя некоторое время капрал Бен-Гурион отлучился из военного лагеря на четыре дня. После возвращение его ждал военный трибунал, в результате которого он был разжалован в рядовые и переведён в другую роту, а через несколько дней он получил месячный отпуск.

В феврале 1919 года Бен-Гурион выступил с важной речью на съезде партии Поалей Цион, в которой призывал партийцев проголосовать за объединение с партией Ха-поэль ха-цаир. Несмотря на непопулярность молодого Бен-Гуриона среди членов партии, они приняли его предложение, однако съезд Ха-поэль ха-цаир отверг это предложение, во многом благодаря давлению своего лидера, Иосифа Шпринцака.

После неудачной попытки объединить крупные рабочие партии Кацнельсон и Бен-Гурион созвали «Всеобщую конференцию рабочих Эрец-Исраэль», которую посетили более восьмидесяти делегатов, поддержавших план объединения. Делегаты решили назвать новое объединение Ахдут ха-Авода. Однако новая партия не объединила всех еврейских рабочих Палестины, Ха-поэль ха-цаир по прежнему действовала отдельно.

Весной 1920 года по поручению партии Ахдут ха-Авода Бен-Гурион отправился в Великобританию, здесь ему предстояло наладить контакты с Лейбористской партией и возглавить бюро всемирного союза Поалей Цион. Некоторое время он пробыл в Лондоне, а потом отправился в Вену на съезд Поалей Цион. Во время съезда ему пришла телеграмма от жены Полины, и он был вынужден вернуться в Лондон.

В декабре 1920 года в городе Хайфа прошла первая (учредительная) конференция Гистадрута, но Бен-Гурион её посетить не смог, так как находился за рубежом.

В 1921 году он возвращается в Палестину, в декабре того же года Бен-Гурион был введён в секретариат Гистадрута, который по его предложению переехал из Тель-Авива в Иерусалим. Бен-Гуриону и другому секретарю партии Давиду Закаю было поручено выпускать официальную газету (орган) Гистадрута. Живя в Иерусалиме Бен-Гурион испытывал финансовые трудности, большую часть своей небольшой зарплаты Давид отправлял жене и детям, также он высылал деньги отцу в Плоньск. Несмотря на нехватку денег, в этот период Бен-Гурион покупает много книг на самые разные темы.

Занимаясь делами рабочего движения, Бен-Гурион много ездил по стране, пытался помочь разрешению проблем рабочего класса, выступал с речами на митингах. В 1923 году Бен-Гурион посетил СССР во время проведения международной сельскохозяйственной выставки в Москве, в которой участвовал и Гистадрут.

Работая в Гистадруте Бен-Гурион показал себя хорошим организатором, были сформированы шесть департаментов, которые были прообразами будущих министерств.

Давид Бен-Гурион желал наступления единства всех рабочих движений, в 1930 году, при его активном участии, была создана партия МАПАЙ. Бен-Гурион стал её первым лидером, МАПАЙ была также и международной силой, а Бен-Гурион теперь стал лидером международного сионизма.

На сионистском конгрессе в Праге (1933 год) Бен-Гурион был избран одним из членом исполнительного комитета Еврейского агентства, организации, которая имела власть над еврейским населением Палестины. В 1935 году Бен-Гурион был избран председателем Еврейского агентства.

После начала арабского восстания в 1936 году Бен-Гурион стал одним из инициаторов политики сдержанности. Главным принципом этой политики являлось укрепление сил и воздержание от крупных атак на нападавших на еврейское население арабских националистов и избежание нанесения ущерба мирному населению. В 1937 году, наряду с Хаимом Вейцманом и Моше Шаретом, он поддержал рекомендации комиссии Пиля, которые разделяли территорию Эрец-Исраэль (к западу от реки Иордан) на две части. Сам Бен-Гурион позже напишет в письме своему сыну, об этом:

Еврейское государство в части — это не конец, а начало… обладание территорией важно не только как таковое… через него мы увеличим нашу силу, а любое увеличение нашей силы облегчает взятие под контроль страны в её целостности. Установление государства… будет служить очень мощным рычагом в нашем историческом усилии возвратить всю страну.

Арабское население резко осудило любой раздел территории и сорвало эту инициативу. Под давлением арабских протестов британские власти были вынуждены в 1939 году выпустить Белую Книгу, которая ограничивала возвращение евреев на свою историческую родину, также ограничивалась продажа евреям земли. Все эти меры должны были не допустить роста еврейского население страны.

Бен-Гурион перешел от пассивной политики (политики сдерживания) к активной, которая включала в себя нелегальную иммиграцию и создание новых поселений в местах, где это запрещалось британским законом.

Вторая мировая война

1 сентября 1939 года года германские войска вторглись на территорию Польской Республики, а третьего сентября Давид Бен-Гурион вернулся из заграничной поездки в Палестину. На одном из совещаний лидеров Хаганы он произнёс речь, в которой развил мысль о том, что эта война реальный шанс создать еврейское государство, и прежде всего для этого необходимо было создать еврейскую армию. Бен-Гурион надеялся на улучшение отношений еврейского населения с английским правительством, ослабление режима «Белой книги», однако этого не произошло, Британия наоборот ужесточила свою политику.

28 февраля 1940 года был опубликован антисионистский земельный закон, который поделил территорию Палестины на три сектора. Только в одном из них, куда входила Саронская долина, можно было покупать землю евреям. На следующий день Бен-Гурион подал в отставку с поста председателя правления Еврейского Агентства.

Теперь он хотел посвятить себя борьбе с британскими властями. 29 февраля по предложению Бен-Гуриона прошла всеобщая забастовка еврейских рабочих Палестины, по стране прокатилась волна демонстраций, которые иногда перерастали в стычки с полицией. В крупных городах люди вышли на улицы с кирками и камнями, а также с флагами и лозунгами. 5 марта произошли стычки с полицией, в которых участвовала и Хагана. Вооруженное сопротивление властям раскололо ишув, по мнению некоторых это было помощью Третьему Рейху, борьбу с которым вела тогда Британия. Однако Бен-Гурион был непреклонен и призывал продолжать борьбу, на заседании Правления Еврейского агентства 8 апреля 1940 года его предложения были отвергнуты, и Бен-Гурион подал в отставку. Однако другие члены Правления отказались её принимать и тогда он уезжает заграницу на девять месяцев.

В Лондоне он встречался с сионистскими деятелями, у которых искал поддержки своих идей, но и тут он поддержки не встретил. Тем временем война разразилась с новой силой, Германия напала ещё на несколько стран. Ввиду этого Бен-Гурион выдвинул новый лозунг: «Мы будем воевать против Гитлера, словно не существует „Белой книги“, и мы будем бороться против „Белой книги“ так, словно нет Гитлера». Вскоре в отставку ушел Чемберлен, новым премьер-министром Великобритании стал Уинстон Черчилль, который положительно относился к сионизму и имел в своём окружении несколько просионистски настроенных людей.

С началом Второй мировой войны Бен-Гурион поддержал еврейских добровольцев, вступавших в британскую армию, в то же время он считал необходимым продолжать бороться против Великобритании в Палестине.

В этот период деятельность по противодействию британским властям была приостановлена. Британская армия начала вербовать евреев в армию, также было создано еврейское национальное соединение — Еврейская бригада. В начале войны военизированные еврейские организации Иргун и Лехи также приостановили свою деятельность против англичан, но позже эти организации возобновили борьбу против британских властей. Официальный ишув и Хагана во главе с Бен Гурионом резко осудили действия Иргуна и Лехи.

В 1942 году Давид Бен-Гурион отправился в США, чтобы разъяснить позицию ишува по основным вопросам, тогда же он обнародовал Балтиморскую программу, которая открыла борьбу евреев за создание своего государства в Эрец-Исраэль. Во время второй мировой войны и после её окончания Бен Гурион выступал против Великобритании, которая, как и другие державы, игнорировала положение европейского еврейства.

После окончания войны руководство ишува активизировало борьбу против англичан, была развернута активная политическая борьба за создание еврейского государства.

По окончании Второй мировой войны Бен-Гурион получил в Еврейском агентстве должность ответственного за безопасность. В этой должности он способствовал созданию еврейского сопротивления для организации совместной борьбы с британцами со стороны трёх подпольных организаций. Он предпринял срочные действия для покупки оружия и подготовки организации его доставки для того, чтобы превратить организацию Хагана в армию, которая могла бы противостоять не только нерегулярным силам местных арабов, но и атакам армий арабских стран.

В сентябре 1947 года Бен-Гурион составил письмо, направленное лидерам религиозного движения Агудат Исраэль. В письме Бен-Гурион обещал пойти на ряд уступкок в области права в будущем государстве. В частности, он обещал провозгласить субботу днем отдыха. Также Бен-Гурион обещал отказаться от гражданских браков и обеспечить автономию религиозного образования. Причиной к написанию такого письма было желание Бен-Гуриона заручиться поддержкой всех кругов еврейского общества на территории подмандатной Палестины.

Это письмо определило внутреннею политику Государства Израиль на десятилетия, укрепило позицию религии в государстве.

Бен-Гурион стал во главе борьбы официальных учреждений ишува и сионистского движения за получение от ООН плана разделения (рекомендации комиссии УНСКОП и решения Генеральной Ассамблеи от 29 ноября 1947 года о разделе Эрец-Исраэль на два государства — еврейское и арабское). Он провёл решение о провозглашении Государства Израиль, несмотря на интенсивное, до последней минуты, сопротивление этому шагу влиятельных лиц со стороны правых, левых, религиозных, а также со стороны МАПАЙ.

Государственная служба

Создание Государства

На 15 мая 1948 года было намечено окончание Британского мандата на Палестину, евреям предоставлялся шанс создать своё государство. Однако мнения на этот счёт разделились. Противодействие США и угроза захвата Палестины арабскими армиями заставляли многих задуматься о возможности создания государства. Эти настроения проникли также и в МАПАЙ. Видные деятели партии (Элизэер Каплан, Давид Ремез и другие) выступили против немедленного создания государства, противоположную позицию занял Давид Бен-Гурион, за которым стояло большинство рядовых членов партии.

11 мая прошло совещание центрального комитета МАПАЙ, на котором Бен-Гурион выступил с пламенной речью и представил свою позицию. В разгар заседания в зал вошла Голда Меир, только что вернувшаяся из секретной поездки в Амман, где она вела переговоры с Абдаллой, (эмиром Трансиордании). Попытки Меир склонить эмира подписать договор о ненападении не увенчались успехом, Абдалла считал, что предотвратить войну может только присоединение подмандатной территории к Трансиордании, в парламенте которой евреи получат 50 % мест. Голда Меир отвергла это предложение. В тот же день из США вернулся Моше Шарет, который разговаривал там с американским политическим деятелем Джорджем Маршаллом. Американцы предлагали отсрочить создание государства и пытались запугать Шарета угрозой арабского вторжения в Палестину.

12 мая силы Арабского легиона вторглись в Палестину, в тот же день Бен-Гурион находился на заседании Народного правления, где решался вопрос о создании государства. Под конец дня правление приняло решение создать еврейское государство в Палестине 14 мая 1948 года. После принятия решения по созданию государства оставался нерешённым ещё один важный вопрос — о включении в текст Декларации независимости описания точных границ. Бен-Гурион считал, что не нужно этого делать, так как он стремился расширить государство. 14 мая Моше Шарет написал текст Декларации независимости, а ночью того же дня Бен-Гурион переработал его.

14 мая Бен-Гурион прибыл к зданию Тель-Авивского музея, где в четыре часа он зачитал Декларацию независимости, тем самым провозгласив создание Государства Израиль. Ночью того же дня Соединённые Штаты признали Израиль де-факто, а ранним утром 15 мая Бен-Гурион выступил с речью, обращённой к американцам.

Война за независимость

Сразу после создания Израиля на него напали армии арабских стран, в то время как у молодого государства ещё не было достаточного количества оружия. Главной целью Бен-Гуриона в этот период было выиграть время, именно поэтому он отказывался эвакуировать еврейские поселения, настаивая на продолжении боёв и дальнейшем удерживании противника. Тем временем положение ухудшалось, тяжёлое положение сложилось в долине реки Иордан, моральный дух бойцов падал, они просили оружия, которого Бен-Гурион дать не мог. Только когда в Израиль прибыли четыре пушки, он согласился на сутки перебросить их в долину Иордана, здесь у поселения Дгания эти пушки заставили сирийцев отступить.

22 мая 1948 года произошел прорыв арабских армий сразу на нескольких участках фронта, той же ночью положение стало нормализоваться, и не спавший много часов Бен-Гурион, смог, наконец, отдохнуть. После 23 мая положение стало стремительно улучшаться, в Израиль стало прибывать вооружение из Европы. Когда прибыл корабль с пятью тысячами винтовок и сорока пятью пушками, он записал: «Это будет началом перелома!». После прибытия этого корабля Бен-Гурион начал разрабатывать новый стратегический план войны — план разгрома арабских армий, он считал что следует немедленно начать наступление, самым важным участком фронта с политической и моральной точки зрения Бен-Гурион считал Иерусалим. Он планировал, разгромив арабские армии, создать христианское государство в Южном Ливане, так как считал, что власть мусульман в Ливане слаба. Главная стратегическая идея этого плана — сокрушительный удар по противнику на одном фронте и сдерживание его на других фронтах. Позже такая тактика была использована в Шестидневной войне, и в Войне судного дня.

Самым сильным вражеским военным формированием Бен-Гурион считал Арабский легион, и именно против него должен был быть направлен сильный удар. Выбор на легион пал в том числе и из-за того, что Бен-Гурион уделял важное место Иерусалиму. По его мнению вторжение арабских армий в Палестину сделало невозможным исполнение Плана ООН по разделу Палестины.

Бен-Гурион пытался как можно больше сил бросить на захват Иерусалима, однако еврейские силы терпели поражение у крепости Латрун, несколько раз израильтяне шли на штурм Латруна, однако все попытки не увенчались успехом и вскоре Старый город пал. Однако Иерусалим был спасён, по горам была проложена дорога, и в город стали поступать продовольственные конвои.

11 июня 1948 года было заключено перемирие, теперь Израилю не грозила опасность быть уничтоженным. В это время перед Бен-Гурионом встаёт задача — завершить объединение еврейских военных соединений. После убийства еврейскими радикалами дипломата Фольке Бернадота была ликвидирована самостоятельность организаций Иргун и Лехи. Бен-Гурион решил также положить конец обособленности организации Пальмах, против этого решения выступила партия МАПАМ. На совместном совещании рабочих партий Израиля большинство участникпв согласились в конце концов с точкой зрения Бен-Гуриона, и 7 ноября 1948 года штаб Пальмаха самораспустился. Роспуск штаба не был конечной целью Бен-Гуриона Несмотря на свои обещания, под конец войны он распустил весь Пальмах.

15 октября 1948 года началось первое в истории Израиля наступление его армии, вскоре из-за угрозы окружения египетские части начали отступать, в самый разгар боёв 19 октября Совет Безопасности ООН потребовал прекратить бои между Израилем и Египтом. Бен-Гурион старался отстрочить ответ на несколько дней, чтобы дать израильским войскам добиться как можно больших успехов в бою. За шесть дней операции была снята блокада Негева и захвачена Беэр-Шева, после чего последовало прекращение огня. Теперь Бен-Гурион собирался улучшить положение на северном фронте. Он приказал командующему северным фронтом Моше Кармелу действовать, и вскоре до него дошли приятные новости, израильские войска захватили 14 деревень и остановили наступление у реки Литани. Тем временем внешнеполитическое положение начало ухудшаться, Англия и Китай подготовили проект резолюции, которая требовала от Израиля отступления к границам 14 октября. Бен-Гурион в этой ситуации старался сделать всё, чтобы не отдать ни пяди израильской земли.

16 ноября СовБез ООН принял решение о том, что Израиль и арабские страны должны начать переговоры о мире, однако египетская сторона отказалась это делать. Тогда Бен-Гурион приказал начать новую операцию против этой страны. Целью операции «Хорев» было завершение освобождения Негева, окружение и уничтожение египетских войск в Секторе Газа. Для проведения операции было выделено пять армейских бригад во главе с Игалем Алоном. 28 декабря 1948 года был убит египетский премьер Нукраши-паша, Египет попал в тяжелое военное и политическое положение. Однако 31 декабря в ситуацию вмешалась Англия, которая согласно договору собиралась напасть на израильские войска, если они не прекратят наступление. Бен-Гурион был вынужден отдать приказ к отступлению. Вскоре Бен-Гурион получил послание от президента США Гарри Трумена, в котором тот просил Израиль отступить из Египта. Теперь уже и сам Египет был согласен на соглашение о перемирии в случае прекращения огня. 7 января бои прекратились, а уже 13 января на острове Родос начались переговоры о мире. Весной и летом 1949 года Израиль заключил соглашения о перемирии со всеми арабскими странами кроме Ирака. Война за независимость была окончена.

Первый премьерский срок

После окончания войны главной целью Бен-Гуриона стало собирание еврейского народа в Израиле. Некоторые видные члены Мапай и министры израильского правительства опасались, что экономика страны не выдержит наплыва сотен тысяч репатриантов. Поэтому Бен-Гуриону пришлось навязать свою позицию другим соратникам. Он поставил новую задачу: за четыре года увеличить еврейское население государства вдвое. За четыре года в Израиль прибыло 585 748 человек. Условия прибывающих были тяжелые, им приходилось селиться в палатках, а коренные жители страны были обложены тяжёлыми налогами, государственная казна не раз оказывалась пустой.

В январе 1949 года прошли выборы в кнессет Израиля, партия Мапай получила 46 мест из 120. Бен-Гурион мечтал создать широкую коалицию, однако его мечтам не суждено было сбыться. Партия Общих сионистов, получившая 5 мест, отказалась войти в коалицию, как и дружеская партия Мапам. В коалицию, созданную Бен-Гурионом, вошли только религиозные партии и Прогрессивная партия Израиля. В первом правительстве Израиля Бен-Гурион занял посты премьера и министра обороны.

9 декабря 1949 года Генеральная Ассамблея ООН присвоила Иерусалиму статус международного города, в ответ Бен-Гурион на ближайшем заседании правительства призвал перенести столицу в этот город. Вскоре кнессет принял решение о переносе столицы в Иерусалим, что вызвало бурю негодования во всём мире, однако никаких мер к Израилю принято не было. В Тель-Авиве остались только два министерства — Министерство обороны Израиля, которое осталось из-за соображений безопасности, и Министерство иностранных дел Израиля. Глава этого министерства Моше Шарет отказался переносить свой офис в Иерусалим, министр опасался, что зарубежные дипломаты не захотят ехать в столицу государства.

В 1952 году экономическая ситуация в стране стала быстро ухудшаться, поэтому 12 марта того же года Израиль выдвинул странам-союзницам, оккупировавшим Германию, требование о выплате Германией около полутора миллиардов долларов за еврейское имущество в Европе. Канцлер Германии Конрад Аденауэр согласился на выплаты, после чего Бен-Гурион сообщил об этом кнессету и своему правительству, что вызвало общественный резонанс в Израиле. Видные деятели МАПАЙ, такие как Голда Меир, Иосиф Шпринцак и Дов Иосеф выступили против переговоров с Германией. Херут и МАПАЙ проводили митинги против переговоров. 7 января вопрос о принятии репараций от Германии был поставлен на голосование в кнессете, где Бен-Гурион выступил с речью. В это же время недалеко от здания кнессета, в центре Иерусалима, с пламенной речью выступал Менахем Бегин. Бегин решил продолжить свою речь у здания кнессета, чтобы израильские парламентарии услышали его, и толпа двинулась за ним. Людской поток прорвал полицейские кордоны, и кнессет стали закидывать камнями. В зал заседания ворвался депутат Йоханан Бадер с криками о том, что против евреев применяют газы. Страсти начали успокаиваться лишь 9 января, когда и произошло голосование по вопросу принятия репараций от Германии. В итоге предложение было принято шестьдесят одним голосом против пятидесяти. Было заключено соглашение о выплате Германией в течение двадцати лет 822 миллионов долларов.

19 июля 1953 года Бен-Гурион ушёл в трёхмесячный отпуск, который почти целиком посвятил инспекционным поездкам по воинским частям страны. 18 октября Бен-Гурион завершил редактирование программы из 18 пунктов по «реорганизации высшего командования армией и укреплению вооруженных сил». Через 2 недели он внезапно демонстративно уходит в отставку со всех постов.

Уход из политики

Бен-Гурион ушел со всех постов из-за усталости. Находясь уже несколько лет у власти, он выполнил много важных задач: были заложены основы Государства Израиль, население страны было увеличено в два раза, была создана израильская армия, был определён политический курс молодого государства, всё это было заслугой Бен-Гуриона. Однако на него сильно влияли политические перипетии, разногласия в его же партии, необходимость постоянного поиска компромиссов. Всё это привело его к разочарованию.. Отставка Бен-Гуриона носила также идеологический характер, в этот период его посещают мысли о том, что он, как и все жители Израиля, должен способствовать освоению страны. Он принимает решение переехать в кибуц Сде-Бокер, который он увидел ещё весной 1953 года, возвращаясь из Эйлата.

7 декабря Бен-Гурион выступил по радио с краткой прощальной речью, процитировав псалом Давида: «Господи, не надмевалось сердце мое, и не возносились очи мои, и я не входил в великое и для меня недосягаемое» (Пс. 131:1). Пост премьер-министра Бен-Гурион передал соратнику по МАПАЙ Моше Шарету.

14 декабря 1953 года Бен-Гурион и его жена Полина покинули свой дом в Тель-Авиве и переехали в барак в кибуце Сде-Бокер. В свой первый рабочий день бывший глава правительства занимался перевозкой навоза. Он чувствовал себя как обычный кибуцник, однако к нему постоянно приходило множество писем, ни одно из которых он не оставлял без ответа. Также в кибуц часто приезжали высокопоставленные чиновники, чтобы спросить совета Бен-Гуриона по тому или иному вопросу. Это было вызвано неавторитетностью действующего главы правительства Моше Шарета.

В это же время обострилась обстановка на границах Израиля, в связи с чем обострились и отношения между Шаретом и Лавоном, которые имели совершенно противоположные взгляды на происходящее. Шарет проводил умеренную политическую линию, а Лавон выступал с воинственной позиции, как и Бен-Гурион. Летом 1954 года Бен-Гурион приходит к выводу, что его преемники не способны нормально управлять государством. Несмотря на это, он отказывает своим соратникам, просящим его вернуться.

После того, как из-за неудачной операции военной разведки в отставку ушел Пинхас Лавон, сорантники Бен-Гуриона уговорили его вернуться в правительство, и он дал согласие, записав в тот день в дневнике: «Армия и оборона прежде всего».

Министр обороны

21 февраля 1955 года Бен-Гурион с женой Полиной прибыл в Иерусалим. Первым существенным шагом Бен-Гуриона на посту министра обороны было проведение карательной операции против египетской армии в секторе Газа. Эта акция послужила ответом на убийства мирных израильтян у границы Газы. 149 израильских парашютистов под командованием Ариэля Шарона вступили в бой с египтянами, которые в результате потеряли около сорока человек убитыми и более тридцати ранеными, израильтяне же потеряли всего восемь человек. Бен-Гурион считал этот поступок героическим, но Шарет думал по-другому, он опасался международной реакции на это событие. Политику Бен-Гуриона в этот период можно назвать воинственной, он считал, что только достойный ответ на действия Египта против Израиля сможет предотвратить военный конфликт между двумя странами.

Вскоре Египет ответил Израилю, устроив военную акцию против мирных жителей. Египетские боевики напали на жителей деревни Патиш, в то время, как последние отмечали свадьбу, один человек был убит. Несмотря на это, Бен-Гурион продолжал считать, что ответные акции нужны. Помимо устрашающего фактора, он говорил и о нравственном факторе. Государство Израиль должно было показать евреям, приехавшим из стран, где они подвергались неравенству по национальному признаку, что они граждане независимого демократического государства, которое несёт ответственность за их жизнь.

Патишская резня сподвигла министра обороны разработать план военной операции с целью захвата Сектора Газы, однако глава правительства и его члены в большинстве своём отвергли этот смелый план. После этого обострились отношения Бен-Гуриона и Шарета.

В конце июля 1955 года прошли выборы в кнессет Израиля, в новом созыве усилились позиции движения «Херут», появилась партия Ахдут ха-авода, которая откололась от МАПАМ, в эту же партию перешла часть сторонников МАПАЙ. По мнению Бен-Гуриона причиной ослабления МАПАЙ стала мягкая политика Шарета. Поэтому он поставил условие, что вернётся, только если партия поддержит его позицию в военном вопросе, которая состояла в ответе силой на силу.

В сентябре 1955 года Советский Союз от имени Чехословакии заключил с Египтом сделку о продаже оружия. Египетская сторона получила около двухсот военных самолётов, более двухсот танков, сотню самоходных пушек, шесть подводных лодок и другое вооружение. Баланс вооружений в регионе был нарушен, по радио Каира звучали угрозы в адрес Израиля, паника охватила израильское общество. Израильтяне начали жертвовать деньги в Фонд Обороны, а израильские дипломаты просили помощи у стран Западной Европы.

Второй премьерский срок

Суэцкий кризис

2 ноября 1955 года Бен-Гурион представил своё новое правительство в кнессете, своё вступительное слово он посвятил предстоящей войне с Египтом. Ночью со второго на третье ноября Армия обороны Израиля провела операцию против египетских войск, вторгшихся на территорию еврейского государства в районе Ницаны.

Бен-Гурион страшился нарастающей военной мощи Египта, по его мнению Египет вскоре мог стать достаточно сильным, чтобы начать войну с Израилем. Выход из этой ситуации он искал с октября по декабрь 1955 года, в этот период он разрывался перед двумя линиями поведения. Одна из них заключалась в увеличении количества вооружений в Израиле, это могло бы удержать Египет от нападения. Другая же заключалась в начале превентивной войны против арабского соседа. 9 ноября президент Соединённых Штатов Дуайт Эйзенхауэр заявил о готовности его страны рассмотреть израильскую просьбу о поставках оружия. В Бен-Гурионе укрепилась вера в мирное разрешение конфликта, однако Моше Даян (на тот момент начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля) предлагал провести военную операцию с целью предотвратить войну. В декабре 1955 года план операции был представлен на рассмотрение правительству, которое его отвергло.

В феврале 1955 года Бен-Гурион поддержал предложение Аббы Эвена о заключении оборонительного союза между Израилем и США. Переговоры зашли в тупик, Эйзенхауэр всё же отказал Израилю в поставках современного оружия, тем самым толкнув еврейское государство на новую войну.

Первая половина 1956 года была очень сложной для Бен-Гуриона, группа министров его правительства во главе с Моше Шаретом противилась проведению наступательных операций, а начальник генерального штаба Даян, наоборот, требовал немедленно начать превентивную войну против Египта.

В начале апреля положение на границе с Египтом вновь ухудшилось, несколько израильских солдат были убиты египтянами, египетская армия обстреливала израильские мошавы артиллерийскими орудиями. В Израиль были засланы группы фидаинов, действовавших против мирного населения и объектов инфраструктуры.

В 1956 году у Израиля появился новый союзник — Франция, с которой был заключён контракт на поставку огромного количества вооружений. Переговоры с Францией велись в тайне от министра иностранных дел Моше Шарета, который исповедовал взгляды противоположные взглядам Бен-Гуриона, что и привело к его отставке с поста министра 19 июля 1956 года. Новым министром иностранных дел была назначена Голда Меир.

В июле 1956 года Египет провел национализацию Суэцкого канала, в ответ на это Франция и Великобритания привели свои войска в боевую готовность. Соединённые Штаты выступили против военного конфликта, сюда же стала склоняться и Великобритания. Оставшись в одиночестве, Франция искала нового союзника, таковым стал Израиль.

Во второй половине октября 1956 года Бен-Гурион вылетел в Севр (Франция), где прошла его встреча с представителями Франции и Англии. Бен-Гурион хотел быть уверенным, что Англия наравне с Израилем и Францией вступит в войну. В результате Севрской встречи был подписан секретный документ. Было решено, что Израиль атакует Египет, после чего на него нападут европейские державы.

28 октября 1956 года правительство Израиля поддержало решение Бен-Гуриона начать военную операцию против Египта. Израиль проводил мобилизацию населения, а французская авиация переместила часть своих самолетов на израильские аэропорты.

Тяжёлое душевное состояние Бен-Гуриона в эти дни вылилось в физическое недомогание, он лежал дома с высокой температурой, а в это время к нему приходили лидеры израильских партий, которым он сообщал о готовящемся нападении.

29 октября 1956 года в рамках операции «Кадеш» израильские войска атаковали позиции египетской армии на Синайском полуострове, а уже 5 ноября Израиль оккупировал Синай. Путем ядерной угрозы со стороны СССР Великобритания и Франция отказались от военных действий. 7 ноября Бен-Гурион выступил с речью в кнессете, в ней он высказал мысль, что Израиль может аннексировать Синай.

ООН, США и СССР всячески принуждали Израиль отвести свои войска из Синая, обстановка накалилась до предела, мир стоял на грани ядерной войны. Бен-Гурион был вынужден подчиниться США, в своём письме Эйзенхауэру он согласился отвести израильские войска с Синайского полуострова при условии, что в зону Суэцкого канала будут введены международные силы. Собравшись с силами он выступил перед израильтянами по радио, закончив свою речь так:

Несмотря на обещания, Бен-Гурион хотел оттянуть вывод израильских войск с захваченных территорий, что позволило бы ему лучше разъяснить миру свою позицию, он хотел выждать момента, когда страх перед СССР улетучится и мир сможет взвешенно взглянуть на ситуацию. Другой его целью было добиться в обмен на территории политических уступок для Израиля. Третья, скрытая его цель, состояла в том, что ООН смирится с присутствием Израиля в Секторе Газа и в проливах. Однако эти цели выполнить не удалось, ООН каждый раз грозила Израилю санкциями, если он не выведет свои войска. Израиль потерял поддержку на международной арене, у него остался только один союзник — Франция.

Объявив 15 ноября 1956 года о выводе войск из Синая, Бен-Гурион оттянул это событие, лишь 3 декабря израильские войска отошли от Суэцкого канала на тридцать миль. Под международным давлением Израиль был вынужден начать отступление (еженедельно на двадцать пять миль). Израильские войска покинули территорию Египта только к середине января 1957 года.

Во время Синайской кампании значительно ухудшились отношения между Бен-Гурионом и президентом США Эйзенхауэром, который лично участвовал в разрешении ситуации на Синайском полуострове. В начале февраля 1957 года Бен-Гурион получил от президента США письмо, в котором последний грозил Израилю санкциями, если тот не выполнит решение ООН (оставить Газу и проливы). Бен-Гурион был в ярости от этого письма, он составил на него ответ, в котором объяснял, что и израильские граждане имеют право на безопасность. Он также напомнил американскому президенту, что Египет много раз не выполнял решения ООН, однако санкций против него не последовало.

27 февраля 1957 года Бен-Гурион поддержал план министра иностранных дел Франции Пино, предполагавший переход Сектора Газы под управление ООН, в случае возвращения туда египетских войск Израиль получал право на самооборону. План был поддержан США. 1 марта Голда Меир озвучила план Пино в ООН, однако американский представитель не поддержал её предложение, кроме того он озвучил идею, что Израиль должен вернуть Египту Сектор Газа. Израиль вывел все свои войска из Газы и проливов, вскоре туда вернулись египтяне.

Несмотря на то, что Синайская кампания не принесла Израилю новых территорий, она имела важное значение. В ходе войны выяснилось, что Армия обороны Израиля имеет превосходство над армиями соседних арабских стран. Быстрая победа вселила в израильтян веру в возможность спокойной жизни в стране. В арабских странах изменилась точка зрения на арабо-израильский конфликт, раньше там считали, что армии арабских стран могут стереть Израиль с лица земли, теперь же стало понятно, что это не так. Укрепились связи Израиля с другими государствами, США увидели в нём оплот демократии и западной культуры на Ближнем Востоке, Франция нашла в Израиле союзника, страны третьего мира — пример для подражания.

Дальнейшее премьерство

Успех Израиля в Синайской компании был также и личным успехом Бен-Гуриона. Биограф Михаэль Бар-Зохар пишет, что успех на Синае открыл золотую эпоху в жизни Бен-Гуриона.

Бен-Гурион опасался усиления влияния Советского союза на Ближнем Востоке. Объектом советской экспансии стала Сирия, в августе 1957 года страна получила от СССР значительную военную помощь, включавшую в себя не только технику, но и специалистов. В это же время произошло несколько пограничных конфликтов между Сирией и Израилем, несколько израильтян были убиты и ранены. Однако правительство Израиля не ответило на агрессию Сирии, премьер-министр вновь избрал политику сдержанности.

Соединенные Штаты также были обеспокоены ситуацией в Сирии, и даже попытались произвести переворот, который окончился неудачно. Не удалась также попытка военного давления на Сирию. На фоне запуска СССР искусственного спутника, Бен-Гурион отправил своего министра иностранных дел Голду Меир в США, для участия в переговорах с Даллесом. Бен-Гурион ждал от США новых военных поставок, международные гарантии в осуществлении безопасности Израиля, а также помощи в расширении портов и аэродромов, которые могли бы сыграть свою роль при попытке военного вмешательства в дела Сирии. Однако переговоры не увенчались успехом и Израиль был вынужден искать другие пути для нейтрализации Сирийской угрозы.

Теперь Израиль искал поддержки у ближневосточных государств, заинтересованных в ослаблении позиций СССР и Египта. Одним из таких государств была Эфиопия, единственная христианская страна Африки. Между Израилем и Эфиопией были налажены экономические, политические и культурные связи. Другим государством-союзником стал Иран, который был заинтересован в развитии сельского хозяйства и экономики, однако не имел передовых технологий. Израиль же был готов оказать Ирану посильную помощь в этих областях знаний.

Нарастание военной мощи Сирии, серьёзно беспокоило турецкое руководство. Турция оказывалась зажатой между двумя хорошо вооруженными государствами, что ставило под сомнение само существование независимого турецкого государства. Однако Турция колебалась, окончательное решение было принято после Иракской революции 1958 года. Тайно была проведена встреча премьеров двух государств, где они пришли к взаимопониманию. Союз между Эфиопией, Ираном, Турцией и Израилем получил название «периферийный».

Цели нового союза Бен-Гурион описал в письме к Эйзенхауэру:

В 29 октября 1957 года еврейский экстремист взорвал гранату в зале заседаний кнессета, Бен-Гурион получил легкие ранения.

В 1957—1958 годах налаживается сотрудничество между Израилем и Францией, особенно в военной сфере. В октябре 1957 года был заключен договор о совместном строительстве атомного реактора в Димоне. Однако после прихода к власти Де Голля происходит некоторое охлаждение в отношениях между двумя странами. Другим государством-союзником, по мнению премьер-министра должна была стать Западная Германия, имевшая значительный промышленный потенциал и чувство вины перед Израилем. Вскоре Бен-Гурион встретился с канцлером Аденауэром, было решено оказать еврейскому государству значительную помощь в военной сфере, а также предоставить крупную ссуду, в размере полмиллиарда долларов, сроком на 10 лет.

В 1960 году Бен-Гурион встретился с Шарлем де Голлем, лидеры достигли полного взаимопонимания, вскоре Франция подтвердила свои обязательства в сфере строительства атомного реактора. Однако, в это же время, в мировых СМИ повявилась информация о реакторе, что вызвало гнев со стороны руководства США.

В 1959 году, во время кризиса, возникшего после решения правительства продать оружие израильского производства Западной Германии, Бен-Гурион вновь ушёл в отставку. Он согласился временно исполнять обязанности главы правительства до всеобщих выборов, а после уверенной победы МАПАЙ 3 ноября 1959 года сформировал новый кабинет.

В январе 1961 года Бен-Гурион снова подал в отставку. После очередных парламентских выборов в августе 1961 года Бен-Гурион вновь возглавил правительство. Однако трения между Бен-Гурионом и партией продолжались, и 16 июня 1963 года Бен-Гурион, в возрасте 77 лет, вышел из правительства, рекомендовав Леви Эшкола в качестве своего преемника.

Последующая политическая жизнь

После своей отставки Бен-Гурион потребовал провести разбирательство по делу Лавона, однако действующий премьер Леви Эшколь отказал ему в этом. В 1965 году в Тель-Авиве состоялся съезд партии «Мапай», где Бен-Гурион также потребовал судебного разбирательства по делу Лавона. С критикой Бен-Гуриона выступили Моше Шарет, Леви Эшколь и Голда Меир. Особенно остро он воспринял критику Голды Меир, с которой до этого его связывала особая идеологическая близость.

Бен-Гурион решил сформировать свой список, который бы находился в составе единой партии, однако секретариат Мапай его не признал. Так Список рабочих Израиля (Решимат по‘алей Исраэль, сокращенно РАФИ) стал самостоятельной партией. Вслед за Бен-Гурионом к новой партии присоединились Шимон Перес и Моше Даян. Развернулась одна из самых жестких избирательных компаний за всю историю Израиля, Бен-Гурион потерпел сокрушительное поражение. Его партия получила только 10 мандатов.

Получив всего 10 мандатов, партия РАФИ не могла оказывать никакого значимого влияния на политику, Бен-Гурион мог только критиковать действующего премьера и его правительство. Предвидя приближение войны с Египтом, он предлагает поднять в парламенте вопрос об отставке Эшколя, однако это предложение не получило поддержки в его же партии. В те же дни он встретился с главой генштаба Израиля Ицхаком Рабином, который хотел узнать его мнения о происходящем. Бен-Гурион убеждал Рабина о необходимости прекратить эскалацию конфликта, не веря в его успешный исход.

Моше Даян писал, что Бен-Гурион стареет и становится слишком инертен, он не видит возросшей мощи израильской армии, не верит в её победу. Кроме того, он попрежнему положительно отзывался о Шарле де Голле, который к тому моменту перешел к более близкому сотрудничеству с арабскими государствами, а не Израилем.

В израильском обществе стали высказываться предложения о смене Эшколя на более решительного Бен-Гуриона, полагая, что тот тотчас начнет победоносную войну с Египтом. Менахем Бегин даже предложил Эшколю отстраниться от своего поста и создать правительство национального единства во главе с Давидом Бен-Гурионом, предложение было отвергнуто сперва Эшколем, а затем и самим Бегиным.

Вскоре член «РАФИ» Моше Даян был назначен министром обороны Израиля, Бен-Гурион назначение поддержал, но при условии, что он сам будет советником Даяна. Даян советоваться с Бен-Гурионом не собирался, и решение о начале военных действий против Египта было принято без его участия.

Бен-Гурион был подавлен началом войны, спустя несколько дней его мнение стало меняться из-за успешного исхода операции «Мокед», однако он не одобрял затянувшиеся действия на Сирийском фронте, всячески пытался повлиять на ход событий. Бен-Гурион считал, что завоеванные территории следует вернуть арабским странам, но лишь в обмен на прочный мир.

После окончания войны уже и сам Бен-Гурион осознал, что теряет истинные представления о происходящем на политической арене. Постепенно он отходит от дел, на выборах в кнессет 7-го созыва (1969) Бен-Гурион возглавил «Государственный список», получивший всего четыре мандата. Через год Бен-Гурион покидает кнессет и отходит от политической жизни.

Конец жизни

В 1970 году Бен-Гурион окончательно покинул кнессет и отказался от участия в политической жизни страны. Бен-Гурион занялся мемуарами, в которых возвращался к своей юности и молодости. Биограф Михаэль Бар-Зохар отмечает умиротворенность Бен-Гуриона в этот период, он больше никого не критикует, а наоборот, примиряется со многими своими оппонентами. Нейтральные отношения у него устанавливаются с Голдой Меир, Менахемом Бегиным и Пинхасом Лавоном.

В 1971 году по всей стране отмечался 85-ый день рождения Бен-Гуриона, в этот день премьер-министр Голда Меир и другие члены правительства посетили киббуц Сдэ-Бокер. Сам Бен-Гурион удостоился чести выступить в парламенте, не являясь при этом его членом. Его речь о будущем еврейского народа на земле предков вызвала бурю оваций. В том же году он совершил свою последнюю заграничную поездку, посетив Брюссель, где проходила конференция в поддержку советского еврейства.

Бен-Гурон стремительно стареет, у него появились проблемы с памятью, он был подвержен сильнейшим болям в правой руке. Психическое состояние Бен-Гуриона также пошатнулось, смерть жены, скончавшейся в 1968 году, была для него сильным ударом. Огромное влияние на его здоровье оказала Война Судного дня, которую Бен-Гурион встретил одиноким стариком в своей Тель-Авивской квартире.

У Бен-Гуриона случилось кровоизлияние в мозг, две недели он пролежал в больнице, и скончался 1 декабря 1973 года.

В своем завещании Бен-Гурион просил похоронить его рядом с женой, на вершине каменного утеса недалеко от Сдэ-Бокера. Согласно его пожеланию на похоронах не произносили речей, также не было оружейного салюта.

Владелец страницы: нет
Поделиться