Джованни делле Банде Нере
Джованни делле Банде Нере
05.04.1498 — 30.11.1526

Джованни делле Банде Нере — Биография

Джованни де Медичи, известный также как Джованни делле Банде Нере, итал. Giovanni delle Bande Nere de’Medici, букв. «Джованни с чёрными полосами на гербе», (варианты написания: dalle Bande Nere, далле Банде, дельи Банде, дель Банде, деи Медичи), также прозывавшийся «Большой Дьявол» (итал. Il «Gran Diavolo») (5 апреля 1498, Форли — 30 ноября 1526, Мантуя) — последний из великих итальянских кондотьеров, отец Козимо I, герцога Тосканского.

Своей прочной репутацией для потомков он обязан перу писателя Пьетро Аретино, который был его близким другом, сопровождал его во многих походах, будучи изгнан из Рима, и стал свидетелем его смерти, описав её в одном из своих знаменитейших Letteri. Кроме того, Джованни был одной из любимых фигур Макиавелли, который считал, что он мог бы объединить Италию. Считается самым способным военачальником Италии XVI века, и иногда называется историками Бонапартом XVI века.

Родился в североитальянском городе Форли в семье его графини, Катерины Сфорца — «Львицы Романьи», одной из самых известных женщин итальянского Ренессанса, и её третьего мужа Джованни де Медичи Иль Попполано, члена младшей ветви рода Медичи.

Отец его умер, когда ребенку было пять месяцев. Своего ребенка, названного в честь своего дяди, Лодовико Моро, после смерти мужа Катерина перекрестила из Людовика в Джованни — в честь умершего супруга. Форли, город его матери и его наследство, через некоторое время был взят Чезаре Борджиа и стал папским владением. Катерину взяли под стражу в качестве заложника.

Мальчику было полтора года, когда Катерину взяли в плен, и она сразу отослала его во Флоренцию к его дяде Лоренцо, а когда ему исполнилось три года, она как раз освободилась и снова начала о нём заботиться. Обретя свободу, Катерина поселилась с сыном на вилле Кастелло. Когда ему исполнилось восемь, Катерина отослала его в монастырь Annalena, где он воспитывался в монастыре его сестрой Бьянкой Риарио, дочерью Катерины от предыдущего брака. Согласно легенде, мать «обрядила его в девичье платье, совсем как Фетида, скрывавшая Ахилла в покоях Деидамии». Через год он снова вернулся к матери.

После смерти Катерины опека над 11-летним мальчиком согласно её завещанию перешла к флорентийцу Якопо Сальвиати, представителю банкирской династии, женатому на Лукреции, дочери Лоренцо Великолепного. Якопо продолжал опекать его, пока Джованни не исполнилось 17 лет.

С раннего возраста Джованни проявил способности и большой интерес к физической активности, в особенности к военному искусству — верховая езда, фехтование и проч. Свое первое убийство совершил в возрасте 12 лет — в драке между бандами мальчиков, и был дважды изгнан из Флоренции за свое поведение, в частности в 1511 году. Когда Сальвиати в 1513 году был назначен послом в Рим, с ним уехал Джованни, и начал незамедлительно ввязываться в различные стычки в Вечном городе. Наконец, он был введен в строй папского ополчения благодаря ходатайству Якопо Сальвиати к папе Льву Х, брату Лукреции Сальвиати. В свою очередь, в 1516 году Якопо выдал за Джованни свою дочь Марию.

Военная карьера

Джованни был на службе у папы Льва Х (Джованни ди Лоренцо де Медичи), и получил крещение огнем 5 марта 1516 года в битве против Франческо Мария делла Ровере, герцога Урбинского.

Джованни подался в кондотьеры — стал наемным военным капитаном. С тех пор он сформировал собственную армию, экипированную легкими конями и специализирующуюся на быстрых, но разрушительных атаках, хитрой тактике и засадах.

В 1520 г. он одержал победу против нескольких мятежных баронов в Марке. В следующем году Лев Х становится союзником императора Карла V против Франциска I, Джованни оказывается под командованием Просперо Колонна и одерживает победу над французами в октябре при Ваприо д’Адда, открыв тем самым путь к Павии, Милану и Пьяченце. К этому моменту слава о нём, как одном из самых способных военачальников Италии распространяется по всей стране.

Черные полосы и дальнейшая служба

В знак траура в связи со смертью Льва Х (1 декабря 1521 года), своему дяде по браку и более отдалённому родственнику по отцовской линии, Джованни добавляет черные полосы на свой герб, по какой причине получает свое прозвание — «делле Банде Нере», то есть «в черные полосы». До этого они были белыми и фиолетовыми. Соответственно, его вооруженные формирования получили название «Bande Nere» — что, по созвучию с итальянским словом Banda («банда»), звучало впечатляюще, почти как «черные отряды». Кроме того, тактический успех его отрядов был так велик, что он заслужил прозвище «Невидимка». После смерти Льва Х единственными законными представителями династии Медичи остаются Джованни и его 6-летний кузен Лорензаччо, но Джованни не интересует борьба за политическую власть над Флоренцией, так как он сильно увлечен своими военными успехами.

Около 1523 года к Джованни из Рима приезжает писатель Пьетро Аретино, вынужденный скрываться из-за своих насмешек над папством. Кроме того, на службе у Джованни некоторое время состоял писатель Маттео Банделло, автор оригинальных «Ромео и Джульетты».

Аретино пишет о нём:

Никогда он не оставлял для себя большей части в жалованье и добыче, чем отпускал своим солдатам. Тяготы и лишения терпел с величайшим спокойствием. В деле не носил никаких знаков отличия, и от соратников можно было отличить его только по сразу приметной доблести. В седле он всегда был первым, из пеших последним. Людей же ценил только по достоинству, не глядя на богатство или сан. Дела его всегда были лучше его слов, но и в совете он не пожинал всуе плодов своей славы. Он поистине удивительно умел управлять своими воинами, когда надо -- лаской, когда -- гневом. Праздность была ему ненавистнее всего на свете. Его добродетель была без сомнения природной, а других грехов, кроме свойственных юности, не было; будь то угодно Господу и проживи он дольше, всякому его доблесть была столь же явной, сколь и мне ныне. Сердцем он был поистине благосклоннейшим из людей. Кратко скажу, что многие будут ему завидовать, но никому не будет дано подражать ему.

В августе 1523 года Джованни был нанят императором, а в январе 1524 года разбивает французов и швейцарцев при Каприно Бергамаско. В том же году ещё один Медичи — Джулио, под именем Климент VII, становится папой римским. Он приходился матери Джованни, Катарине, двоюродным братом. Новый папа выплачивает Джованни все долги, но взамен приказывает перейти на сторону французов, с которыми Рим заключил союз против императора. Собственно Джованни обещают вернуть материнские земли — Форли и Имолу.

Джованни не принимает участие в битве при Павии, но вскоре оказывается серьёзно раненым в перестрелке, и отправляется в Венецию на лечение. В это время в 1525 году император разоряет Рим.

В сентябре 1526 г. наемники могущественного семейства Колонна, державшего сторону императора Карла, вошли в Рим и подступили к Ватикану, рассчитывая запугать Климента VII и заставить его заключить выгодный для императора мир. Нападение было отражено отрядами Джованни делле Банде Нере.

Смерть

В 1526 году вспыхивает война Коньякской лиги. Её главнокомандующий, Франческо Мария делла Ровере, бросает Милан перед лицом превосходящих сил противника — армии императора во главе с Георгом фон Фрундсбергом. В это время Джованни сумел отразить наступление арьергарда ландскхнетов при слиянии По с Минчией, но вечером 25 ноября он был ранен в сражении близ Говерноло из фальконета чуть повыше колена. Его перевозят в Мантую. Там он умирает от гангрены 30 ноября 1526 года.

Пьетро Аретино в своем письме, которое считается одним из первых образцов военной журналистики, описывает его кончину, которая поразила всех благородством, так:

Был похоронен в церкви св. Франциска в Мантуе, но в 1685 году его останки были перенесены во Флоренцию и похоронены в фамильном мавзолее его потомков. Когда в 1857 году гроб вскрыли, обнаружили его тело в чёрном доспехе и с ампутированной ногой..

Как отмечается, солдаты Джованни были в величайшем расстройстве из-за его гибели. В честь него они надели траур и под чёрным знаменем одержали ряд побед. Большинство из них были из земель его матери — Имолы, и когда годы спустя в Романье началось восстание против его сына — Козимо, старые ветераны значимо поддержали сына своего покойного командира.

Ранняя смерть Джованни в возрасте 28 лет стал знаковой, и ознаменовала конец эпохи кондотьеров, с их методом использования рыцарей на конях, закованных в доспехи, которые оказались устарелыми в эпоху артиллерии — от которой Джованни и погиб.

Владелец страницы: нет
Поделиться