Ольга Николаевна
Ольга Николаевна
15.11.1895 — 17.07.1918

Ольга Николаевна — Биография

О́льга Никола́евна (после февраля 1917 официально именовалась по фамилии Рома́нова; 1895—1918) — великая княжна, первенец императора Николая II и императрицы Александры Фёдоровны. После Февральской революции вместе с семьёй находилась под арестом. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года была расстреляна вместе со своей семьёй в полуподвальном помещении дома Ипатьева в Екатеринбурге.

Прославлена вместе с родителями, сёстрами великими княжнами Татьяной, Марией, Анастасией и братом Цесаревичем Алексеем в сонме новомучеников Российских на юбилейном Архиерейском соборе Русской православной церкви в августе 2000 года. Ранее, в 1981 году, они же были канонизированы Русской православной церковью за границей.

Тезоименитство — 24 июля по григорианскому календарю, 11 июля по юлианскому (равноапостольной княгини Ольги)

Рождение, детство и юность

Родилась в Царском Селе 3 ноября 1895 года, в 9 часов пополудни. Роды были тяжёлыми, хотя их готовились принимать в Зимнем дворце, рожала императрица в Александровском дворце Царского Села. Как вспоминала тётка Ольги, великая княгиня Ксения Александровна, младенца буквально «тащили щипцами». Всё же девочка родилась здоровой, весом в 10 фунтов и ростом в 55 см. Крещена придворным протопресвитером и духовником Янышевым в церкви Царскосельского дворца 14 ноября — в день рождения императрицы Марии Феодоровны и в первую годовщину бракосочетания её родителей; восприемниками её были императрица Мария Феодоровна и великий князь Владимир Александрович; по причащении новорождённой, императрица Мария Феодоровна возложила на неё знаки ордена Св. Екатерины.

Получила традиционное для Романовых имя. Кроме того, великий князь Константин Константинович так объясняет этот выбор в своем дневнике: «Слышал от царя, что его дочери названы Ольгой и Татьяной, чтобы было, как у Пушкина в „Онегине“».

В 1909 году Ольга была назначена отцом шефом 3-го Елизаветградского гусарского Её Императорского Высочества Великой Княжны Ольги Николаевны полка Русской императорской армии.

Ольга и её младшая сестра Татьяна составляли «большую пару». Девочки жили в одной комнате, спали на походных кроватях, носили одинаковую одежду и были очень дружны, несмотря на значительную разницу темпераментов. С детства Ольга росла очень доброй и отзывчивой. Она глубоко переживала чужие несчастья и всегда старалась помочь. Также Ольге приписывается излишняя вспыльчивость и раздражительность. Стоит отметить, что она единственная из четырёх сестёр могла открыто возражать отцу с матерью и очень неохотно покорялась родительской воле, если этого требовали обстоятельства.

Ольга больше других сестёр любила читать, позднее она начала писать стихи. Учитель французского языка и друг императорской семьи Пьер Жильяр отмечал, что Ольга лучше и быстрее сестёр усваивала материал уроков. Это давалось ей легко, от того она иногда ленилась.

Фрейлина Анна Вырубова так описывала внешние особенности и характер Ольги Николаевны:

Михаил Дитерихс вспоминал:

6 июня 1912 года должна была состояться помолвка великого князя Дмитрия Павловича с Ольгой, однако Александра Фёдоровна настояла на разрыве отношений между влюбленными из-за нескрываемой антипатии Дмитрия к Григорию Распутину. Это, возможно, стало причиной участия Дмитрия Павловича в убийстве Распутина через 4 года.

Во время Первой мировой войны имелся неосуществлённый план брака Ольги с румынским принцем (будущим Каролем II). Ольга Николаевна категорически отказывалась покидать Родину, жить в чужой стране, говорила, что она русская и хочет оставаться таковой.

В январе 1916 года Великая княгиня Мария Павловна предлагала в женихи ей своего сына — Великого князя Бориса Владимировича, что было отвергнуто императрицей Александрой Феодоровной (инцидент послужил причиной для дальнейшего углубления вражды Марии Павловны к императорской семье).

Ей иногда приписывается написанное якобы во время заключения стихотворение «Пошли нам, Господи, терпенье…» ; на самом деле она лишь переписала стихотворение, принадлежащее поэту-монархисту Сергею Бехтееву.

Смерть

По принятой в СССР официальной версии, решение о расстреле Романовых без предварительного суда и следствия было принято Уральским советом; причём Яковлев вроде бы пытался вывезти бывшего царя в Европейскую Россию.

Вопрос о ликвидации Романовых был принципиально решён в первых числах июля, когда стала окончательно ясна неизбежность сдачи Екатеринбурга наступающим антибольшевистским силам, а также ввиду страха перед возможными попытками со стороны местных монархистов силой освободить царскую семью. Не последнюю роль также сыграли активность Чехословацкого корпуса и всеобщие антимонархические настроения, причём стоявшие в Екатеринбурге красноармейские части в открытую угрожали неповиновением и самосудом, если Совет откажется своей властью казнить бывшего царя. Среди исполнителей не было согласия о способе приведения в исполнение приговора; высказывались предложения заколоть их в постелях во время сна или же забросать спальни гранатами. Наконец, победила точка зрения Якова Юровского, предложившего разбудить их среди ночи и приказать спуститься в подвал под предлогом того, что в городе может начаться стрельба и оставаться на втором этаже станет небезопасно.

Романовы, встревоженные этой переменой, не ложились спать до полуночи. В половине второго ночи подъехал грузовик, заранее назначенный для того, чтобы вывезти трупы. Приблизительно в то же время Юровский разбудил доктора Боткина, приказав ему отвести царскую семью в подвал. Ещё около 30—40 минут Романовы и слуги, поднятые с постелей, одевались и приводили себя в порядок, затем спустились в подвал.

В расстрельную комнату были внесены стулья для императрицы и Алексея, который, после того как ушиб колено, уже некоторое время не мог ходить. В подвал его нёс на руках отец. Ольга встала позади матери. По воспоминаниям Я. М. Юровского, Романовы до последней минуты не подозревали о своей участи. Юровский ограничился заявлением о том, что Совет рабочих депутатов принял постановление о расстреле, после чего первым выстрелил в бывшего царя. Было около 2 часов 30 минут утра 17 июля. Вслед за тем поднялась общая стрельба и через полчаса всё было кончено.

Ольга погибла под первыми выстрелами. Не спасли её даже вшитые в корсет украшения. До сих пор не ясно, кто убил Ольгу.

Юровский и Медведев расходятся между собой в вопросе, была ли она убита сразу — так, Медведев отвечал утвердительно, Юровский же в своих воспоминаниях рассказывал, будто после первых выстрелов в грудь все четыре девушки остались живы, их спасли зашитые в корсеты драгоценности.

Пьер Жильяр (учитель французского языка) писал «Зря Ольга тогда отказала Каролю II, королю Румынии, осталась бы жива».

После расстрела в комнату внесли простыни с кроватей княжон и в них перенесли трупы в грузовик, припаркованный у дома. Захоронена в Поросёнковом лугу. В 1998 году прах Ольги Николаевны был перезахоронен в Петропавловской крепости.

Канонизирована вместе с семьёй в 1981 году Зарубежной церковью, в 2000 — Архиерейским собором Русской православной церкви. Вся её семья в лике святых называется «Святыми Царственными страстотерпцами».

Владелец страницы: нет
Поделиться