Шарет Моше
Шарет Моше
16.10.1894 — 07.07.1965

Шарет Моше — Биография

Моше́ Шаре́т (фамилия при рождении Черток; 16 октября 1894, Херсон — 7 июля 1965, Иерусалим) — первый в истории Израиля министр иностранных дел и второй премьер-министр Израиля (в 1954—1955, между периодами правления Давида Бен-Гуриона).

Семья

Отец — Яков Лейбович (Львович) Черток (1862,Пинск — 1913, Палестина; ивр.), родился в семье Йегуды Лейба Чертока и Йегудит, дочери Дова Касовского. Окончил хедер и реальное училище в Пинске, затем поступил в Харьковский технологический институт (по другому источнику — Варшавский технологический институт). В 1881 году, когда на юге России разразились еврейские погромы, переехал в Палестину. Весной 1882 года поселился в земледельческой колонии Микве Исраэль, основанной в 1870 году недалеко от Яффы базирующейся в Париже организацией Альянс Израэлит. В июле того же года он присоединился в новоприбывшей группе студентов-билуйцев из 14 человек, вместе с которыми в конце года перебрался в Иерусалим. В 1886 году Черток возвратился в Россию и поселился с родителями в Одессе, где прожил несколько лет, после чего женился на Фане Лев и переехал с женой в Херсон.

Печатался в газете «Одесский листок», а также в еврейских изданиях на русском языке: «Восход», «Будущность» и других. Выпустил несколько брошюр на русском языке на темы истории и сионизма, среди них «Рабби Иоханан бен Заккай» (Одесса, 1895), «Интриги двора Ирода» (Одесса, 1897) и «Какова сущность еврейской истории?» (Херсон, 1902). Перевёл на русский язык книгу Иосифа Флавия «Иудейская война» (СПб, 1893 и 1900).

Мать — Фаня Черток (ум. 1951), в девичестве Лев, родилась в Николаеве в семье Йехошуа и Фрумы Лев. Её детские годы прошли в Одессе, где в возрасте 16 лет она закончила гимназию для девочек. Сдав государственные экзамены, получила право преподавать. Работала частной учительницей, а также вместе с сестрой Александрой открыла в Одессе частную школу для еврейских девушек. Выйдя замуж за Якова Чертока, переехала с ним в Херсон, где родились пятеро их детей. В их доме располагался городской сионистский комитет.

Братья и сёстры: Ривка: выпускница гимназии «Герцлия», учительница музыки, жена Дова Хоза (англ.), Йегуда: композитор и дирижёр, член кибуца «Ягур» (англ.), Ада, жена Элиягу Голомба (англ.), Геула, член кибуца «Гиват Бренер» (англ.).

Детские годы в Палестине

В 1906 году семья репатриируется в Палестину, находящуюся в те времена под турецким мандатом и селится в арабском селе Эйн-Синия (Самария), где Яков Черток с семьёй своей сестры Гуты Катинской создали сельскохозяйственную ферму. На протяжении первых двух лет, семья жила в большом доме с маслобойней и мельницей, которые Яков Черток арендовал у известной иерусалимской семьи аль-Хусейни. Фаня Черток, кроме ведения домашнего хозяйства, занималась лечением арабов, живших в селе Эйн-Синия и его окрестностях, от болезней глаз и инфекционных заболеваний. В «Дни Трепета (англ.)» вся семья приезжала в Иерусалим, жила в гостинице, а после праздников возвращалась в Эйн-Синию. За два года Моше хорошо знакомится с жизнью и обычаями местных жителей, учится арабскому языку.

В 1908 году Моше с семьёй переезжает в Яффо. Позднее семья Шарет участвует в строительстве квартала Ахузат-Баит, который стал первым кварталом нового города Тель-Авив, а также становится одной из первых семей, поселившихся в этом квартале. Моше поступает в тель-авивскую гимназию «Герцлия» и успешно (особенно хорошо ему даются языки и история) завершает свою учёбу в первом выпуске этой гимназии.

Становление

По праву подданного Османской империи, в 1913 году поступает на юридический факультет Стамбульского университета изучать право. В тот же период там учатся Давид Бен-Гурион и Ицхак Бен-Цви.

С началом Первой мировой войны добровольно призывается в турецкую армию и служит там офицером-переводчиком сначала в Македонии, а за тем, благодаря знанию языков, у командующего германскими войсками в Эрец-Исраэль. По окончании войны в 1919 году Моше Черток поступает на работу в секретариат Сионистской комиссии образованной решением правительства Великобритании как консультативный орган при британской администрации в Палестине по всем делам, касающимся евреев и могущим повлиять на создание национального очага для еврейского народа. Тогда же, вступает в сионистскую социалистическую рабочую партию в Эрец-Исраэль — «Ахду́т ha-авода́».

С 1920 по 1925 год Черток учится в Лондонской школе экономических и политических наук, активно участвует в деятельности британского отделения Поалей Цион.

В 1925 году Моше Черток возвращается в Эрец-Исраэль и работает в газете «Давар» у Берла Кацнельсона.

С 1929 по 1931 год Черток — редактор еженедельного приложения к этой газете на английском языке.

Карьера политика

Его политическая карьера началась в 1931 году.

Моше Черток назначается секретарём политического отдела Еврейского Агентства — «Сохну́т» и заместителем Хаима Арлозорова. А после гибели Арлозорова в 1933 году становится начальником политического отдела Сохнута. В то время Еврейское Агентство Сохнут фактически носило функции министерства иностранных дел всего Ишува Эрец-Исраэль. Этот пост он занимал вплоть до провозглашения независимости государства Израиль в 1948 году.

Моше Черток много контактирует с управлением Британского мандата, посредничает в контактах с различными сионистскими движениями, сотрудничает с местными властями в целях укрепления ишува.

Во время арабских бунтов с 1936 по 1939 годы инициирует приём евреев в британскую полицию.

С началом Второй мировой войны был инициатором движения за создание Еврейских бригад в британской армии. При его посредничестве в 1941 году бойцы Пальмаха участвовали в подготовке вторжения британских войск в Сирию и Ливан, отправлялись группы парашютистов за линию фронта в Европу, для организации там еврейского антинацистского сопротивления.

Однако, по окончании войны поддерживал вооружённое, хоть и ограниченное противодействие Хаганы британским властям. За это в 1946 году он был арестован и вместе с другими руководителями сопротивления заключён в тюрьму Латрун, где провёл 4 месяца.

После Второй мировой войны Черток придаёт важное значение политической борьбе в ООН и прилагает все усилия к принятию плана раздела Палестины и созданию еврейского государства.

Джордж Маршалл, в то время государственный секретарь Соединённых Штатов Америки, предостерегал его и других лидеров ишува от одностороннего провозглашения независимости еврейского государства.

Как это было (из воспоминаний современников)

С патетикой

…8 мая 1948 года. До провозглашения государства оставалось шесть дней. В Госдепартаменте Соединённых Штатов встретились госсекретарь Америки Джордж Маршалл и видный политический деятель еврейского ишува Моше Шарет. Их диалог был коротким и драматичным. Джордж Маршалл изложил позицию Америки: «Мы требуем отсрочить провозглашение государства на три месяца и согласиться на прекращение огня.»

Моше Шарет ответил: «Если мы пойдём на это, не будучи уверенными, что по истечении назначенного срока государство будет создано, нам придётся держать ответ перед еврейской историей».

— Начнётся война и вы попадёте в большую беду — не приходите тогда жаловаться, — последовало резкое предупреждение.

Реакция Моше Шарета была сдержанной и полной внутреннего достоинства:

— Правительство Соединённых Штатов проголосовало за Израиль, и мы никогда этого не забудем, но в войне мы сражались в одиночку, без всякой помощи. Вы отказались предоставить нам оружие, военный инструктаж и даже стальные листы для обшивки гражданских автобусов. Теперь мы не просим помощи, мы просим лишь прекратить вмешательство в наши дела…

— Михаэль Бар-Зоар, Бен-Гурион(биография)

Без патетики

Он (Шарет) был весьма озабочен, даже испуган реакцией американцев и по приезде в Тель-Авив 12 мая, немедленно рассказал обо всём Давиду Бен-Гуриону, которому на следующий день предстояло голосование в Национальном совете Ишува. На повестке единственный вопрос — провозглашать независимое государство или нет. Бен-Гурион запер Моше Шарета в комнату, и не выпускал его до тех пор, пока тот не поклялся ему лично (они были близкие друзья), что ни слова не расскажет остальным членам Национального совета о позиции США. Шарет слово сдержал. Голосование закончилось победой Бен-Гуриона: 6 — «за», 4 — «против». Не сомневаюсь, что, если бы Моше Шарет не сдержал свое слово, результаты голосования было бы другими.

— Соломон Динкевич

На государственной службе

Черток стал одним из авторов Декларации Независимости, которую он подписал вместе с другими лидерами ишува 14 мая 1948 года в Тель-Авиве, — Декларации о провозглашении государства Израиль.

Сразу после этого Моше Черток назначается министром иностранных дел и меняет свою фамилию на Шарет, что в переводе с иврита означает «Служитель Его, человек, выполняющий свой долг». По созвучию она тоже была близка к его прежней фамилии, и с тех пор все дипломатические документы он уже подписывал как Шарет.

На этой должности он много и успешно работает. Именно благодаря его усилиям, личному обаянию, ораторскому искусству(он совершенно свободно владел восемью языками), умению убеждать оппонентов, были установлены официальные внешнеполитические отношения со многими странами Европы, Азии, Африки и Америки, со многими из них налажены внешнеторговые связи.

Моше Шарет много выступал в ООН и в других международных организациях, на всемирных и региональных форумах где неизменно отстаивал жизненно важные интересы еврейского государства.

Телеграмма Молотову

Советский Союз первым среди всех стран мира, через два дня после провозглашения, признал де-юре государство Израиль (17 мая 1948); США же признали Израиль ограниченно — де-факто.

Шарет в первой же официальной телеграмме Израиля на имя министра иностранных дел СССР В. Молотова выразил «глубокую признательность и уважение народа Израиля за стойкую позицию, занятую советской делегацией в ООН, в поддержку образования независимого и суверенного еврейского государства».

Взаимоотношения с Давидом Бен-Гурионом

К началу 1950-х годов отношение Моше Шарета с Давидом Бен-Гурионом серьёзно осложнились.

Бен-Гурион, будучи бесспорным национальным лидером и «отцом нации», относился весьма критически к позиции Шарета, к его, как он считал, чрезмерной осторожности, к тому, что он предпочитал трудные и малоперспективные переговоры методам активного отпора агрессивным и враждебным акциям противников Израиля. А позиция Шарета отличалась откровенным неприятием того, что он называл «сверхактивизмом» Бен-Гуриона, в особенности проводимых по его указанию (как главы правительства и министра обороны) вооружёнными силами страны частых акций возмездия и превентивных операций против баз террористов в приграничных местностях соседних государств, поощрявших и поддерживавших арабский террор.

Бен-Гурион не мог простить Шарету такой серьёзный внешнеполитический шаг, как отклонение в 1950 году предложения маоистского Китая установить с Государством Израиль нормальные дипломатические отношения. Шарет тогда опасался отрицательной реакции США.

С другой стороны, Шарет сопротивлялся присоединению Израиля к странам Запада в начавшейся уже в конце 1940-х годов «Холодной войне» с Советским Союзом. Шарет объяснял это опасениями потерять поддержку со стороны последнего.

Однако, в партийных кругах Шарет пользовался неизменным авторитетом, и хотя Давид Бен-Гурион накануне своей первой отставки из правительства в конце 1953 года рекомендовал в качестве своего преемника Леви Эшколя, именно Шарет был избран главой правительства.

Отношения между ними так толком и не наладились. Даже много лет спустя, в 1965 году, тяжело больной, прикованный к инвалидному креслу Моше Шарет прибыл на заседание партии «МАПАЙ» чтобы обрушиться с резкой критикой на Давида Бен-Гуриона.

Неудачи

На посту главы правительства Моше Шарет пробыл почти два года — с 25 января 1954 года по 3 ноября 1955 года, но не сумел получить достаточную поддержку со стороны многих членов кабинета. А его отношения с высшим армейским командованием (начальник Генерального штаба Моше Даян) и руководством системы безопасности страны (министр обороны Пинхас Лавон), стали в те времена притчей во языцех. Доходило до того, что масштабы и подлинные цели проводимых военных операций становились известны Шарету только после их завершения, иногда даже из сообщений по радио. А провал операции военной разведки Израиля в Египте нанёс серьёзный урон Шарету как государственному лидеру. Суть дела была в том, что организованная израильскими секретными службами группа еврейской молодёжи занималась диверсионной деятельностью, в том числе против американских учреждений в Египте, с целью испортить отношения этой страны с США. Разразившийся в связи с этим в июле 1955 года внутриполитический кризис, известный как «Дело Лавона», выявил, помимо прочего, что глава правительства Шарет не только не давал согласия на эту операцию, но не был даже осведомлен о ней. Пинхас Лавон был освобождён от должности, а Шарет пригласил на освободившийся пост министра обороны Бен-Гуриона.

Давид Бен-Гурион, 26 июля 1955 года, после выборов в Кнессет 3-го созыва сформировал правительство и предложил Шарету портфель министра иностранных дел. Но уже через несколько месяцев он в ультимативной форме потребовал, чтобы Шарет вышел в отставку. Моше Шарет ушел из правительства, но оставался членом Кнессета и продолжил активную деятельность в партии «МАПАЙ».

Владелец страницы: нет
Поделиться