Зайцев Иван Матвеевич
Зайцев Иван Матвеевич
01.09.1879 — 22.11.1934

Зайцев Иван Матвеевич — Биография

Ива́н Матве́евич За́йцев (1 сентября 1879—22 ноября 1934) — оренбургский казак, генерал-майор (1919), участник Первой мировой войны, Командир 4-го Исетско-Ставропольского полка Оренбургского казачьего войска и Командующий русскими войсками в Хиве, комиссар Временного правительства в Хивинских владениях, исполняющий обязанности начальника штаба ТВО, участник Гражданской войны на стороне Белого движения.

Иван Матвеевич Зайцев родился в сентябре 1879 года (по другим данным — 21 сентября 1877 года) в станице Карагайская, 2-го (Верхнеуральского) военного отдела, Оренбургского казачьего войска), в семье сельского учителя. В 1894 году окончил четырёхклассное городское училища в г. Верхнеуральске, после окончания которого стал станичным учителем Фоминской соединенной казачьей школы.

В 1895 году Зайцев сдал экзамен на вольноопределяющегося второго разряда, а ещё через год, 1 сентября 1896 года, был зачислен юнкером в Оренбургское казачье юнкерское училище. В училище заведовал Цейхгаузом. Окончил училище в 1898 году, первым в своём выпуске, за что был удостоен премии князя Е. М. Романовского герцога Лейхтенбергского, в размере 100 рублей. По окончании училища произведён в чин подхорунжего и получил назначение во 2-й Оренбургский казачий воеводы Нагого полк, расквартированный в г. Варшаве. В этом полку он прослужил более полутора лет, затем в чине хорунжего получил назначение в Гельсингфорс и проходил служу в Отдельном Оренбургском казачьем дивизионе.

В 1906 году в чине сотника Зайцев И. М., успешно сдал вступительные экзамены и поступил в Николаевскую Академию Генерального штаба. Одновременно с ним, но на курс старше, в Академии учились и его будущие сослуживцы: будущий Войсковой атаман Оренбургского казачьего войска А. И. Дутов, будущий начальник штаба Южной армии И. В. Тонких и будущий начальник снабжения Южной армии Щепихин С. А.. Зайцев И. М. окончил Академию только по второму разряду и не был причислен к Генеральному штабу. Сдал дополнительные экзамены при Академии на право преподавания военной администрации и геодезии в военных училищах и вернувшись летом 1909 года в родные края, поступил на службу офицером-воспитателем в Оренбургский Неплюевский кадетский корпус, к началу Первой мировой войны — в чине подполковника.

Участие в Первой мировой войне

На фронт Первой мировой войны подполковник Зайцев И. М. ушёл добровольно, испросив разрешение императора Николая II и получив Высочайшее разрешение, хотя, будучи офицером-воспитателем Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса служить на фронте не был обязан. В итоге он получил назначение в штат 1-го Оренбургского казачьего Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича полка. За годы Великой войны Зайцев И. М. проходил службу на различных должностях: старшим штаб-офицером полка, помощником командира полка по строевой части, затем был временно командующим 7-м Донским казачьим полком, первым помощником командира 11-го Оренбургского казачьего полка и даже председателем полкового суда в 12-м Оренбургском казачьем полку. Был контужен. За период войны был награждён Орденом Святого Георгия 4 ст.,Георгиевским оружием, орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами, орденом Святой Анны 2-й степени с мечами, орденом Святого Владимира 4-й степени с мечами и бантом. Окончание Первой мировой войны встретил командиром полка в звании полковника.

Служба в Туркестане и участие в ТВО

В июле 1917 года И. М. Зайцев был назначен командиром 4-го Исетско-Ставропольского полка Оренбургского казачьего войска и Командующим русскими войсками в Хиве и комиссаром Временного правительства в Хивинских владениях.

Он принимал участие со своим полком в боевых действиях на территории Персии, в сентябре 1917 года усмирял отряды Джунаид-хана. Здесь Зайцеву представился случай проявить свои дипломатические способности: Джунаид-хан из врага сделался союзником - и помог привести к покорности повстанческие отряды приаральских туркмен. Деятельно поддержали комиссара Зайцева т.н. «аральские уральцы» - ссыльные казаки-староверы. Из их числа были сформированы конные команды для борьбы с бандитами, составившие кадр вновь образованного Амударьинского казачьего войска...

В октябре 1917 года И. М. Зайцев выступил против захвата власти большевиками. В январе 1918 года во главе своего отряда, состоявшего из семи сотен казаков: шестисотенный 4-й Исетско-Ставропольский казачий полк и сотня уральцев) вышел из Хивы на город Чарджуй. Отряд Зайцева занял город, арестовал членов местного совета рабочих и солдатских депутатов и членов ревкома и передал управление городом органу Временного правительства. В Чарджуе полковник Зайцев встретился с министрами Временного правительства Кокандской автономии М. Чокаевым и У. Ходжаевым для заключения соглашения о совместной борьбе с красными отрядами. Соглашение предусматривало совместное выступление против большевиков. Тогда же в город по железной дороге прибыл ещё один казачий отряд (семь сотен оренбургских, семиреченских и сибирских казаков).

Из Чарджуя, оставив в городе гарнизон, Зайцев со своим отрядом выдвинулся на Самарканд, с тем, чтобы далее идти на Ташкент. Отдельно двигался второй казачий отряд. В Самарканде Зайцев надеялся использовать для борьбы с Советской властью казачьи части возвращавшиеся из Персии, где в период Первой мировой войны участвовали в военных действиях под командованием генерала Баратова Н. Н.. В Туркестане, под влиянием агитации офицеров, казаки отказались сдавать оружие.

После получения известие о наступлении отрядов Зайцева на Ташкент революционное правительство в Ташкенте и Совнарком Туркестанского края потребовали от верных красных частей остановить войска Зайцева, а демобилизованным казачьим частям было предложено разоружиться. Среднеазиатская железная дорога была объявлена на осадном положении. В общей сложности на борьбу с Зайцевым было брошено до 3000 штыков и сабель. Красногвардейский отряд вышедший из Ташкента, возглавил председатель правительства Туркреспублики Ф. И. Колесов.

Отряду Зайцева удалось занять город Самарканд. Гарнизон самаркандской крепости, в которой дислоцировался 7-й Сибирский запасной полк, объявил нейтралитет и на гарнизонном митинге постановил пропустить казаков по направлению к Ташкенту. 13 февраля эшелон Колесова прибыл из Ташкента к Самарканд, преградив тем самым путь казачьим частям. К этому на новом митинге в самаркандской крепости, гарнизон, под влиянием агитации большевиков (Степан Чечевичкин, Стефанюк, Галимханов) постановил выполнять все приказы Туркестанского правительства. В город были высланы патрули. Одновременная шла агитация среди рядовых казаков Зайцевского отряда. После этого известия Колесов решился на активные действия. С боем была занята станция Ростовцево под Самаркандом, находившиеся там эшелоны отрядов Зайцева отошли к Самарканду. После прихода подкрепления из Ташкента красногвардейцы заняли Самарканд. Боестолкновений между казаками отрядов Зайцева и красногвардейцами больше не было. Казаки под влиянием первых боестолкновений и агитации согласились разоружиться и выдать организаторов выступления, в том числе и Зайцева. Казакам были оставлены личные лошади и снаряжение. В качестве трофеев красногвардейцы захватили несколько пушек, десятки пулеметов, винтовки, боеприпасы, артиллерийских и офицерских лошадей, повозки.

Значительную роль в этих событиях сыграл командир красногвардейских отрядов прапорщик К. П. Осипов, которой после этого стал военным министром Туркестанской республики.

Есть сведения, что большевики, не сумев справиться с Зайцевым в прямых боестолкновениях, решили использовать для этого иные средства. Они выделили 2 миллиона царских рублей сочувствовавшим им казакам 17-го Оренбургского казачьего полка, расквартированного в Ташкенте и там подвергшегося распропагандированию и полному разложению, которые предприняли попытку подкупить казачий комитет отряда Зайцева. Этот шаг увенчался успехом: отрядный комитет отказался воевать, принял решение разоружиться и выдать Зайцева красным в Ташкент.

Узнав о таком решении комитета, полковник Зайцев был вынужден бежать, однако уже через пять дней Зайцев был обнаружен в Асхабаде и арестован. 8 (21) февраля 1918 г. революционный суд приговорил его к расстрелу, но расстрел был заменён десятью годами одиночного заключения в Ташкентской крепости, куда его посадили 13 (26) февраля. Из крепости Зайцев бежал через четыре с половиной месяца — 1 июля 1918 г. Побег был организован при помощи Туркестанской военной организации (ТВО) , у которой, по словам самого Зайцева, «были везде связи и свои люди». Кстати, ТВО позаботилась и о супруге Зайцева, отправив её в день побега мужа в Чимкент с надежным проводником. Оказавшись на свободе, Зайцев сразу же вошёл в состав этой подпольной офицерской организации в качестве исполняющего обязанности начальника штаба. После рагрома органами ТуркЧК основных структур ТВО , при попытке пробраться к атаману Дутову был арестован, но не опознан и 24 декабря 1918 года освобожден под надзор милиции.

В апреле 1919 года он под видом простого рабочего, перешёл линию оренбургского фронта в районе Бохачево и вышел в район расположения Отдельной Оренбургской армии генерал-лейтенанта А. И. Дутова. Вскоре он был назначен начальником штаба Оренбургского военного округа, а затем и сначала исполняющим обязанности начальника штаба атамана Дутова, а затем в октябре 1919 года начальником штаба Оренбургской армии Дутова. Приказом Верховного Правителя и Верховного Главнокомандующего адмирала Колчака А. В. от 20 сентября 1919 года он был произведён в чин генерал-майора.

6 января 1920 года после поражения в боях с Красной Армией, Оренбургская армия Дутова была официально расформирована. В начале февраля 1920 года И. М. Зайцев был направлен в Китай в качестве полномочного представителя Дутова в Пекине и Шанхае.

Советский период жизни

В конце 1923 года И. М. Зайцев получил персональную амнистию от советского правительства и в начале 1924 года он вернулся в Россию, прибыл в Москву и был зачислен в резерв высшего командного состава Красной Армии. Через некоторое время стал начальником штаба стрелковой дивизии. В конце сентября 1924 года он был уволен «в бессрочный отпуск с должности начальника штаба» стрелковой дивизии.

28 октября 1924 И. М. Зайцев был арестован ГПУ и 7 месяцев провёл в Бутырской тюрьме. 2 января 1925 постановлением Особого Совещания при Коллегии ОГПУ он получил 3 года лагерей. В июне 1925 года он был отправлен этапом на Соловки и 16 июня 1925 года прибыл в Кемский пересыльный пункт, где некоторое время работал грузчиком, а затем 18 июня 1925 года с группой заключенных был отправлен на Большой Соловецкий остров. Здесь он начал работать лесокультурным надзирателем в лесничестве при проведении лесоочистительных работ, впоследствии работал на разгрузке ледоколов в Белом море, вахтенным на Соловецком Маяке, а также попал на «общие работы» за отказ от предложения руководства лагеря написать заметку о гражданской войне для журнала «Соловецкие острова». В сентябре 1926 года он сначала попал в карцер, а затем на три месяца в штрафной изолятор. Он один из немногих выживших очевидцев, кто побывал на «Секирке» — в штрафном изоляторе в храме на Секирной горе.

3 февраля 1928 года после отбытия срока основного наказания И. М. Зайцев был отправлен в ссылку в Коми на 3 года.

3 августа 1928 года он бежал из-под надзора ГПУ с пересылочного пункта г. Усть-Сысольск и боле семи месяцев скитался по стране.

17 сентября 1928 года И. М. Зайцев по поддельным документам землемера П. Н. Голубева устроился на службу в окружное земельное управление Амурского округа. 26 февраля 1929 он перешёл в районе ж/д станции Поярково советско-китайскую границу и приехал на жительство в Шанхай.

Китайский период жизни

С 1929 года Иван Матвеевич Зайцев жил в Шанхае, активно занимался публицистикой и написанием книг. Так в мае 1931 года им была написана и выпущена в свет книга воспоминаний «Соловки» о времени, проведенном в лагере на Соловках.

Его жизнь в Шанхае была крайне осложнена крайне враждебным отношением части русской общественности, проживающей в Шанхае. 15 июня 1930 И. М. Зайцев попытался связаться с начальником отдела Русского Общевоинского союза (РОВС) в Шанхае генерал-лейтенантом М. К. Дитерихсом и подал на его имя рапорт об истинных целях своей поездки в СССР, однако Дитерихс сообщил ему «о пропаже рапорта с документами». Таким образом для И. М. Зайцева стало практически невозможным добиться своей официальной реабилитации.

По распоряжению руководящего центра Российской всенародной партии националистов, он был назначен начальником её Дальневосточного отдела. Но 22 ноября 1934 года Иван Матвеевич Зайцев покончил жизнь самоубийством.

8 октября 1993 года был посмертно реабилитирован.

Владелец страницы: нет
Поделиться