Воронцов Михаил Семёнович
Воронцов Михаил Семёнович
29.05.1782 — 18.11.1856

Воронцов Михаил Семёнович — Биография

О боярине см. Воронцов, Михаил Семёнович (боярин)

Граф, с 1845 князь Михаи́л Семёнович Воронцо́в (1782—1856) — русский государственный деятель из рода Воронцовых, генерал-фельдмаршал (1856), генерал-адъютант (1815), герой войны 1812 года. В 1815-18 гг. командир русского оккупационного корпуса во Франции. В 1823-44 гг. новороссийский и бессарабский генерал-губернатор; в этой должности много способствовал хозяйственному развитию края, строительству Одессы и других городов. Заказчик и первый хозяин Алупкинского дворца. В 1844—1854 наместник на Кавказе.

Сын графа Семёна Романовича Воронцова, русского посланника в Лондоне, и Екатерины Алексеевны, урождённой Сенявиной. Крестник императрицы Екатерины II.

Первые годы

Граф Михаил Воронцов родился 18 (29) мая 1782 года в Санкт-Петербурге, детство и молодость провёл при отце, Семёне Романовиче, в Лондоне, где получил блестящее образование. Ещё грудным ребёнком записанный в бомбардир-капралы лейб-гвардии Преображенского полка, он уже 4 лет от роду произведён в прапорщики.

В 1803 году был прикомандирован к кавказским войскам, во главе которых стоял князь Цицианов. Состоя лично при нём, Воронцов был в разных делах с горцами, причём во время неудачной экспедиции Гулякова в Закатальское ущелье (15 (27) января 1804 года) едва не погиб.

28 августа (9 сентября) 1804 года награждён орденом святого Георгия 4-го класса № 650

В сентябре 1805 года в должности бригад-майора был отправлен в шведскую Померанию с десантными войсками генерал-лейтенанта Толстого и был при блокаде крепости Гамельн.

В кампанию 1806 года находился в сражении под Пултуском.

В кампанию 1807 года, командуя 1-м батальоном лейб-гвардии Преображенского полка участвовал в битве под Фридландом.

В 1809 году Воронцов, назначенный командиром Нарвского пехотного полка, отправился в Турцию, где участвовал в штурме Базарджика.

В 1810 году участвовал в сражении под Шумлой, затем был послан с особым отрядом на Балканы, где занял города Плевна, Ловеч и Сельви.

В кампанию 1811 года Воронцов участвовал в сражении под Рущуком, в 4-х делах под Калафатом и в удачном деле под Видином.

10 (22) марта 1812 года награждён орденом святого Георгия 3-го класса № 228

Отечественная война и заграничный поход

В Отечественную войну 1812 года Воронцов находился сначала при армии князя Багратиона, принимал участие в сражении под Смоленском.

В битве под Бородином Воронцов командовал 2-й сводно-гренадерской дивизией, которая первой приняла на себя атаки на Багратионовы флеши, и получил рану в штыковом бою, принудившую его оставить ряды войск, а его дивизия практически прекратила существование. Отправляясь на излечение в своё имение, он пригласил туда же около 50 раненых офицеров и более 300 рядовых, пользовавшихся у него заботливым уходом. Едва поправившись, Воронцов вернулся в строй и был назначен в армию Чичагова, причём ему был вверен отдельный летучий отряд. Во время перемирия (летом 1813 года) он был переведён в Северную армию; по возобновлении военных действий находился в деле под Денневицем и в битве под Лейпцигом.

В кампанию 1814 года Воронцов при городе Краоне блистательно выдержал сражение против самого Наполеона. Награждён 23 февраля (7 марта) 1814 года орденом святого Георгия 2-го класса № 64

В сражении под Парижем, командуя особым отрядом, с боя занял предместье Ла-Вилетт.

В 1815 году Воронцов был назначен командиром оккупационного корпуса, занимавшего Францию до 1818 года. Представлял Россию на Ахенском конгрессе 1818 года

По некоторым данным, Михаил Семёнович, будучи на посту командира оккупационного корпуса, был вынужден продать полученное по наследству имение, чтобы расплатиться с французскими кредиторами за кутежи офицеров и гусар, которые, как правило, кутили в долг.

Среди выводов, которые сделал князь, исходя из своего командирского опыта, примечательно его мнение об ограничении наказаний применительно к нижним чинам: «Так как солдат, который никогда ещё палками наказан не был, гораздо способнее к чувствам амбиции достойным настоящаго воина и сына Отечества, и скорее можно ожидать от него хорошую службу и пример другим…»

Генерал-губернатор Новороссии

Возвратясь в Россию, Воронцов командовал 3-м пехотным корпусом, а 19 мая 1823 года назначен новороссийским генерал-губернатором и полномочным наместником Бессарабской области. Наполовину девственный Новороссийский край ждал лишь искусной руки для развития в нём земледельческой и промышленной деятельности. Воронцову обязаны: Одесса — небывалым дотоле расширением своего торгового значения и увеличением благосостояния; Крым — развитием и усовершенствованием виноделия, устройством великолепного Воронцовского дворца в Алупке и превосходного шоссе, окаймляющего южный берег полуострова, разведением и умножением разных видов хлебных и других полезных растений, равно как и первыми опытами лесоводства. По его почину учреждено в Одессе общество сельского хозяйства, в трудах которого сам Воронцов принимал деятельное участие. Многим обязана ему и одна из важнейших отраслей новороссийской промышленности — разведение тонкорунных овец. При нём же в 1828 году получило начало пароходство по Чёрному морю.

В 1826 году Воронцов, вместе с Рибопьером, был послан в Аккерман для переговоров с турецкими уполномоченными по поводу возникших между Россией и Портой несогласий. В 1828 году он принял, вместо раненого князя Меншикова, начальство над войсками, осаждавшими крепость Варна. 17 августа Воронцов прибыл к месту назначения, а 28 сентября крепость сдалась. В кампанию 1829 года, благодаря содействию Воронцова, войска, действовавшие в Турции, безостановочно получали необходимые запасы. Чума, занесённая из Турции, не проникла вглубь Российской империи во многом благодаря энергичным мерам Воронцова.

Во время губернаторства графа Воронцова в Кишинёве, а затем на его глазах в Одессе находился в ссылке (1820—1824) Александр Сергеевич Пушкин. Отношения с Воронцовым у него сразу не заладились; губернатор рассматривал ссыльного поэта прежде всего как чиновника, давал ему поручения, казавшиеся тому оскорбительными, главное же — его жена Елизавета Ксаверьевна, урождённая графиня Браницкая завязала с Пушкиным поверхностный роман для прикрытия своих реальных любовных отношений, чем сильно подпортила Пушкину жизнь, так как граф стал объектом многочисленных едких, хотя не во всём справедливых эпиграмм Пушкина: «Сказали раз царю, что наконец…», «Полу-милорд, полу-купец…», «Певец Давид хоть ростом мал…», «Не знаю где, но не у нас…»; Пушкин высмеивает в них гордость, сервильность (с его точки зрения) и англоманию губернатора.

Другие литераторы того времени — А. С. Грибоедов, Г. Ф. Олизар, П. П. Свиньин и пр. — во время поездок по Крыму посещали гостеприимный дом Воронцова в Гурзуфе, которым граф, постоянно живший в Одессе и бывавший на полуострове лишь наездами, владел до 1834 года.

Кавказ

В 1844 году Воронцов был назначен главнокомандующим войск на Кавказе и наместником кавказским, с неограниченными полномочиями и оставлением в прежних должностях. Прибыв в Тифлис 25 марта (6 апреля) 1845 года, он вскоре отправился на левый фланг Кавказской линии, для принятия начальства над войсками, готовившимися к походу против Шамиля. После занятия Андии, сопряжённого с величайшими затруднениями, войска, под личным предводительством Воронцова, двинулись к временной резиденции Шамиля — аулу Дарго. Овладение этим пунктом и в особенности дальнейшее движение через дремучие Ичкерийские леса сопровождались большими опасностями и огромными потерями. Экспедиция известная как «Сухарная» или «Даргинская», по сути, не достигла цели, так как Шамиль благополучно ушел из аула, а само селение было сожжено до подхода русских войск. Отставший обоз был уничтожен и дальнейшее отступление привело к потере большей части отряда. Вот как отозвался о тех событиях очевидец писатель Арнольд Львович Зиссерман:

Какое впечатление произвел исход всей большой экспедиции 1845 года на наши войска, на преданное нам христианское население Закавказья и на враждебное мусульманское, может себе всякий представить. О торжестве Шамиля и горцев нечего и говорить. Таким образом, повторяю, не будь это граф Воронцов, пользовавшийся большим доверием и уважением государя Николая Павловича и стоявший выше влияния интриг даже могущественного Чернышева, вероятно с окончанием экспедиции окончилась бы и его кавказская карьера…

По слухам, после возвращения в Тифлис Воронцов обнаружил в почтовом ящике своей канцелярии анонимное письмо следующего содержания:

Эй, ты, собака Воронцов! Да переломает Аллах ноги твои, отсечет руки твои, ослепит глаза твои и сделает немым язык твой. Ты навлек на нас несчастье. Из-за твоего злополучия пали на нас пять бедствий. Ты погубил большинство наших мужчин, загнав их в место гибели. На нас напала холера. Налетели на нас тучи саранчи и навлекли на нас голод. Произошло сильное землетрясение, которым разрушены дома и некоторые селения. И все это из-за твоего злополучия. Нас обрадовали твоим прибытием и мы, радуясь тебе, зря истратили три миллиона..

Однако, несмотря на провал, за поход к Дарго именным Высочайшим указом, от 6 (18) августа 1845 года, наместник кавказский, генерал-адъютант, граф Михаил Семёнович Воронцов был возведён, с нисходящим его потомством, в княжеское достоинство Российской Империи.

В 1848 году были взяты две твердыни Дагестана, аулы Гергебиль и Салты. В этом же году стараниями Воронцова и по его инициативе:

  • основан Кавказский учебный округ.
  • основан портовый город Ейск.

Именным Высочайшим указом, от 30 марта (11 апреля) 1852 года, наместнику кавказскому, генерал-адъютанту, генералу от кавалерии, князю Михаилу Семёновичу Воронцову присвоен, с нисходящим потомством, титул светлости.

Воронцов — библиофил

Собирать книги начал ещё его отец, Семён Романович, и брат отца, Александр Романович. Составление книжных собраний требовало определенной культуры, свободы в средствах, возможности передвижения по стране и за границей. Всем этим Воронцовы располагали в избытке: их состояние было одним из крупнейших в России, Семён Романович постоянно жил в Англии, Александр Романович также служил по дипломатической линии. Их книжные собрания были типичными для книжных собраний XVIII века, когда духовная жизнь Европы формировалась под сильным влиянием идей французского Просвещения. Основу библиотек составляли произведения Вольтера, Руссо, Монтескье; уделялось внимание и древностям, рукописям. Михаил Семёнович Воронцов унаследовал значительную часть коллекций своих родственников, в том числе и тётки, Екатерины Романовны Дашковой. Сам же Михаил Семёнович занимался собирательством книг с юности и не оставлял этого занятия в 1810-х годах, когда находился в Париже во главе экспедиционного корпуса.

Книжных собраний у М. С. Воронцова было несколько — и в России, и за границей. Судьба Тифлисской библиотек окончательно не выяснена, Одесское собрание по воле наследников было передано местному университету, Петербургская коллекция перешла к сыну, Семёну Михайловичу, после смерти которого распродавалась через магазин В. И. Клочкова и лишь Алупкинская библиотека сохранилась, частично, в собственном интерьере дворца-музея.

Последние годы

В начале 1853 года Воронцов, чувствуя приближение слепоты и крайний упадок сил, просил государя уволить его от должности, и 25 марта (6 апреля) оставил Тифлис. Ему воздвигнуты памятники в Тифлисе (на средства, собранные от добровольных пожертвовний населения города), Одессе и Бердянске.

26 августа (7 сентября) 1856 года в День Коронования Императора Александра II Воронцов был пожалован званием генерал-фельдмаршала.

Воронцов скончался 6 (18) ноября 1856 года в Одессе. На долгие годы сохранились среди солдат в русских войсках на Кавказе рассказы о простоте и доступности верховного наместника. После смерти князя там возникла поговорка: «До Бога высоко, до царя далеко, а Воронцов умер».

Владелец страницы: нет
Поделиться