Баланчин Джордж
Баланчин Джордж
23.01.1904 — 30.04.1983

Баланчин Джордж — Биография

Джордж Баланчи́н (англ. George Balanchine; при рождении Гео́ргий Мелито́нович Баланчива́дзе, груз. გიორგი მელიტონის ძე ბალანჩივაძე; 10 января 1904, Санкт-Петербург — 30 апреля 1983, Нью-Йорк) — хореограф, положивший начало американскому балету и современному неоклассическому балетному искусству в целом.

Георгий Баланчивадзе родился в семье грузинского композитора Мелитона Баланчивадзе (1862—1937), одного из основоположников современной грузинской музыкальной культуры. Младший брат Георгия, Андриа, также стал впоследствии известным композитором. Мать Георгия привила ему любовь к искусству, и в частности, к балету.

В 1913 году Баланчивадзе был зачислен в балетную школу при Мариинском театре, где учился у Павла Гердта и Самуила Андрианова. После Октябрьской революции школа была распущена, и ему пришлось зарабатывать на жизнь тапёрством. Вскоре школу вновь открыли (её финансирование, тем не менее, было значительно урезано), и в 1921, окончив её, Баланчивадзе поступил в балетный класс Петроградской консерватории, где изучал также игру на фортепиано, теорию музыки, контрапункт, гармонию и композицию, и был принят в кордебалет Государственного театра оперы и балета.

В 1922 году он женился на пятнадцатилетней танцовщице Тамаре Жевержеевой (Жева), дочери известного театрального деятеля Левкия Жевержеева.

В 1923 году окончил консерваторию.

Во время поездки на гастроли в Германию в 1924 году Баланчивадзе вместе с несколькими другими советскими танцовщиками решил остаться в Европе и вскоре оказался в Париже, где получил приглашение от Сергея Дягилева на место хореографа в Русском балете. По совету Дягилева танцор адаптировал своё имя на западный манер — Джордж Баланчин.

Вскоре Баланчин стал балетмейстером Русского балета, и в течение 1924—1929 годов (до кончины Дягилева) поставил девять крупных балетов и ряд небольших отдельных номеров. Серьёзная травма колена не позволила ему продолжать карьеру танцовщика, и он полностью переключился на хореографию.

После смерти Дягилева Русский балет начал распадаться, и Баланчин покинул его. Он работал сначала в Лондоне, затем в Копенгагене, где был приглашённым балетмейстером. Вернувшись на некоторое время в Новый Русский балет, который обосновался в Монте-Карло, и поставив несколько номеров для Тамары Тумановой, Баланчин вскоре вновь ушёл из него, решив организовать собственную труппу — «Балет-1933» (Les Ballets 1933). Труппа просуществовала лишь несколько месяцев, но за это время провела в Париже фестиваль с тем же названием и осуществила несколько успешных постановок на музыку Дариюса Мийо, Курта Вайля («Семь смертных грехов мещанина» на либретто Б. Брехта), Анри Соге. После одного из этих представлений известный американский меценат Линкольн Кирстайн предложил Баланчину перебраться в США и там основать балетную труппу. Хореограф согласился и в октябре 1933 года переехал в США.

Первым проектом Баланчина на новом месте было открытие балетной школы. При финансовой поддержке Кирстайна и Эдварда Уорберга 2 января 1934 года Школа Американского балета приняла первых учеников. Через год Баланчин основывает профессиональную труппу — «Американский балет», который выступал сначала в Метрополитен-опера, затем гастролировал как самостоятельный коллектив, а в середине 1940-х распался.

Новая труппа Баланчина — «Балетное общество» — была создана вновь при щедрой поддержке Кирстайна. В 1948 году Баланчину поступает приглашение руководить этой труппой в составе Нью-Йоркского центра музыки и драмы. «Балетное общество» становится Нью-Йоркским городским балетом.

В 1950-е — 1960-е годы Баланчин осуществил ряд успешных постановок, в числе которых — «Щелкунчик» Чайковского, исполнение которого стало рождественской традицией в США.

С конца 1970-х у хореографа начали проявляться признаки болезни Крейтцфельдта — Якоба. Он умер в 1983 году, похоронен на кладбище Окленд в Нью-Йорке

Баланчин считал, что в балете совершенно не важен сюжет, главное лишь музыка и само движение: «Нужно отбросить сюжет, обойтись без декораций и пышных костюмов. Тело танцовщика — его главный инструмент, его должно быть видно. Вместо декораций — смена света… То есть танец выражает всё с помощью только лишь музыки.»

Владелец страницы: нет
Поделиться